КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Вначале было слово



Автор:  Антон Морван
Рубрика:  Теневой кабинет

Политическая нецензурщина

Депутат облдумы Александр Гайдук обвинил блогера и общественника-оппозиционера Вячеслава Мальцева в пропаганде нецензурной брани. Обсуждая законопроект об ограничении ненормативной лексики, облдеп заявил, что этот человек «нездоров», а сам г-н Гайдук ждет, когда таких, как Мальцев, начнут сажать в тюрьму.

Вячеслав Мальцев, блогер, лидер Народного фронта Саратовской области

Меня не интересует позиция какого-то там Гайдука. Если ему показалось, что я разговариваю матом, то я так не считаю. Я разговариваю классическим русским языком, который неплохо знаю.

Вспомнить классиков, хотя бы Маяковского, который писал: «Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду». Это классика. А матом я не разговариваю — я не портовый грузчик. Иногда можно использовать для усиления, если это имеет смысл.

Это придумано, чтобы оппозиционных журналистов поставить в пятую позицию, но это вряд ли получится. А так… можно придумать что угодно. Например, что я человека убил.

Екатерина Фёдорова, журналист, гражданский активист

Ситуация сложилась, на мой взгляд, абсурдная. Ни о какой пропаганде нецензурной лексики речи, конечно, не идет. Господин Мальцев с согласия редакции сайта ведет на нем свой блог, где выражается так, как считает нужным.

Что касается самой идеи введения запрета на употребление мата в СМИ, мне данная инициатива кажется нелепой. Неужели в средствах массовой информации такое встречается настолько часто, что необходимо введение запрета? Это похоже на попытку введения цензуры, но в каком-то странном и искаженном виде.

Денис Лебедь, главный редактор ИА «Саринформ»

Обвинения Александра Гайдука в этом споре, мягко говоря, не слишком обоснованны. Дело в том, что блог и СМИ — принципиально разные площадки, и от того, что они располагаются на одном интернет-домене, СМИ не становится блогом, а блог не становится частью средства массовой информации. Предоставляя автору возможность вести свой блог, держатели домена в остальном дают ему полную свободу, и за контент ответственность несет автор. Такова общемировая практика, которой придерживаются основные блоговые платформы. К тому же, мата в последних постах Вячеслава Мальцева я не заметил, так что, по большому счету, и критиковать его не за что. Прекрасно понимаю полемический задор Александра Гайдука и его стремление вступить с Мальцевым в полемику, найти повод для критики, но выбранная им тактика, на мой взгляд, — не самая удачная.

Что же касается в принципе использования обсценной лексики — по этому поводу и специалисты, и «пользователи», и «потребители» спорят давно и неплодотворно. Юридически проблема не решена, ее можно рассматривать только с точки зрения морали, а мораль у каждого своя.

Григорий Гришин, режиссёр

Я ничего не знаю о взаимоотношениях Мальцева и Гайдука, о политических причинах ситуации судить не могу и ограничусь тремя общими соображениями по теме обсценной лексики, СМИ, цензуры и уголовного наказания.

Конституция РФ гарантирует свободу мысли и слова. Если человек мыслит в матерных образах и, соответственно, их излагает в отсутствие детей, как можно ему запрещать выражать себя? Он в своем праве. Так же и СМИ — кто может указывать, что прилично, а что неприлично в стране, где конституционно запрещена цензура? Другое дело, что газеты бывают разные и претендуют они на разные группы читателей: какие-то — на элиты, какие-то — на люмпенизированные слои. И в конечном итоге, в роли персонального цензора выступает сам читатель, который индивидуально выбирает, что ему читать — «Ведомости» или «Спид Инфо». Инициатива сажать за ненормативную лексику в России — это сильно. Можно заодно запретить секс и частную собственность.

Любое ограничение свободы высказывания по мотивам оскорбления нравственности — это цензура. Введение механизмов цензуры в отношении Вячеслава Вячеславовича Мальцева противно здравому смыслу в целом и оскорбительно-комплиментарно в отношении текстов, которые он публикует в своих блогах.

ОПа и апгрейд

16 февраля избран новый состав Общественной палаты Саратовской области. Двумя днями позже на первом заседании палаты её председателем был избран Александр Ландо.

Дмитрий Чернышевский, политолог, член Общественной палаты Саратовской области

На мой субъективный взгляд, состав палаты не стал хуже, чем был. Люди в подавляющем большинстве своем адекватные, знающие, так что, думаю, и работать палата будет не хуже прежней. «Перчинка» раздражителей в лице Ольги Пицуновой и Натальи Корольковой в палате присутствует — они не дадут спать спокойно, и в то же время неуемная энергия председателя палаты Александра Соломоновича Ландо уже сейчас, видимо, «надувает» статус палаты, ее «вес» в политике, что не может не пойти на пользу общественным делам.

Себе задачи ставлю простые. Когда я пришел в областную думу, Владыка Лонгин относительно возможностей депутата что-то изменить скептически выразился: «Дай Бог нашему теляти волка поймати». Палата имеет еще меньше возможностей, поэтому нет смысла «планов громадьё» громоздить. Если удастся помочь людям в конкретных делах — буду доволен. А дела жизнь постоянно подбрасывает. Были в Балаково — учителя жаловались на громадное сокращение часов, выделяемых в школе на отечественную историю. 20 минут на Великую Отечественную — куда это годится. Будем тормошить палату, чтобы она возвысила свой голос и привлекла на помощь и думу, и губернатора — поставить перед Москвой вопрос об исправлении этого недопустимого положения.

Сергей Перепеченов, ветеран общественно-политической жизни

ОПа и ей подобные структуры — институты-симулякры — много лет, а то и десятилетий, состоят зачастую из одних и тех же людей, удобных для власти (советской, постсоветской-инерционной, позднеельцинской, путинской), гораздых «представлять из себя» нечто, что они называют «третьим сектором», «гражданским обществом». Среди членов ОПы и ей подобных структур я не знаю подвижников, отстаивающих интересы общества, способствующих его становлению и развитию на пути к гражданственности. Если и были такие, их давно изгнали. В основном «общественная деятельность» сейчас — это маленький грантовый бизнес.

Саратовцы буквально стонут от многолетних коррупционных проявлений в сфере ЖКХ, градостроительства, экологии… Жалобами и обращениями завалены приемные омбудсменов, разночинцев, президента. В ОПе наработан какой-то опыт, вовлечены неформальные структуры и лидеры, есть выстраданные позиции?

Нет, она взяла на себя миссию быть «ещё одним пунктом восприятия жалоб» и не более того. Фактически члены ОПы, как и других симулякров, призваны властью в подельники. В 1996-97 гг. я был сторонником и инициатором создания общественной палаты при губернаторе, общественного совета при облдуме, общественно-консультативного совета при мэре. Тогда сохранялись ещё надежды, что власть будут развивать демократические начала, взращивать доверие к себе, соблюдать интересы граждан. Считаю, что общественно-консультативные, совещательные органы должны быть «при», расширять возможности граждан и их объединений в проектировании бюджетов, программ, в оценках и контроле их реализации, а не неким корпоративом, «Доской почета» для неугомонных общественников.

В 1999-2000 гг. я был адептом разработанного тогда «Стратегического плана развития Саратовской области», видел в нем панацею, в первую очередь, для развития местного самоуправления, гражданского общества. Опыт работы по этому проекту индикативного планирования был бы бесценен для общественной палаты, но Дмитрий Аяцков его прекратил, не найдя поддержки в Москве.

Кстати, если бы Аяцков стал председателем региональной общественной палаты, взяв за основу работы первый вариант проекта «Стратегического плана» (а он почти не устарел), я бы, пожалуй, в такую ОПу запросился.

А Ландо я видел в депутатах саратовского совета народных депутатов как ярого активиста КПСС, юриста, председателя комиссии по разработке устава Саратова — устава, на корню убившего гражданское участие в городском самоуправлении ещё прежде, чем его убила Госдума… Видел его в председателях исполкома нового командно-административного движения «Реформы — новый курс», в омбудсменах, директорах института, депутатах, «общественниках». В 2008 году ему было поручено формировать первый состав региональной ОПы. Много лет он сам вовлечен в деятельность на принципах «личного доверия» и на этих же принципах формирует общественную палату, справедливо именуемую в народе — ОПой. Каков поп, таков и приход…

«Поступила команда «уйти»

20 февраля, на заседании областной думы, Леонид Писной ушёл с поста председателя комитета по жилищной политике регионального парламента, объяснив это так: «Предстоит еще много работы. Я еще в четверг заявил, что у нас есть разногласия с исполнительной властью, я говорил, что если что, то уйду в марте. Вчера поступила команда «уйти», и я написал заявление». Он добавил, что его заместитель Сергей Курихин, который на момент заседания находится в кратковременном отпуске, также напишет соответствующее заявление.

Сергей Афанасьев, депутат Саратовской областной думы (КПРФ)

Писной — серьёзный специалист в строительной отрасли, и тут вряд ли кто-то может возразить. Мы с ним придерживаемся разных идеологических позиций, но это не означает, что я не уважаю его как специалиста в области строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Если рассмотреть его деятельность по количеству законодательных инициатив, проведения рабочих групп, заседаний комитета за время работы думы нового созыва, мы увидим, что комитет работал довольно напряжённо и, на мой взгляд, плодотворно. И уход Писного пользу делу не принесёт. Конечно, он останется в комитете как рядовой и, будем надеяться, продолжит свою активную деятельность. Но в любом случае, его отставка — это серьёзная потеря для нашего законодательного собрания.

Что касается причин, с которыми связано решение Писного об уходе, я не случайно спросил его: «Сейчас принимаются на федеральном уровне поправки в Жилищный кодекс. Это накладывает обязанности на комитет. Все три месяца мы работали очень хорошо. С чем связан ваш уход?». Официально в его заявлении указано, что он уходит с поста по собственному желанию, но, видите ли, Леонид Александрович заявил, что дали команду и он это решение принял. Я расцениваю это как внутрипартийное дело. Если в «Единой России» принимают такие кадровые решения, пусть это останется на их совести.

Яков Стрельцин, ректор Высшей школы недвижимости

С уходом Леонида Александровича с поста руководителя строительного комитета дума явно понесет потери. Как организатор и модератор вопросов, касающихся строительной и коммунальной сферы, он номер один. В этих вопросах он специалист такого класса, каких, возможно, мало и на федеральном уровне. Уход Леонида Писного с поста главы комитета имеет политическое значение для последнего. Если это связано только с разногласиями с исполнительной властью — это одно. Но я не помню, чтобы подобные вещи его когда-то пугали, тем более что у нас у всех периодически возникают недопонимания с правительством. Думаю, что здесь присутствует более глубокий конфликт, смысл которого мне лично пока до конца непонятен.

Дмитрий Олейник, политолог

Думаю, что уход Писного совершенно не случаен. Это нельзя не увязывать с изменениями, которые происходят в областной думе в последнее время. Я имею в виду переход двух депутатов на должности глав администраций муниципальных районов региона. И уход Леонида Писного мне представляется в этой связи звеном одной цепи и элементом определённой политики. Суть этой политики заключается в выстраивании новых, конструктивных, отношений между различными ветвями власти в Саратовской области. Но даже самые конструктивные отношения, какие бывают в семье, предполагают некоторый конфликт интересов, некие противоречия и разные взгляды на, грубо говоря, куда поставить цветок. В органах власти примерно то же самое. Писной сказал, что, дескать, «поступила команда «уйти», и я написал заявление».

Есть и другой вариант. Связан он может быть с большой активностью Леонида Александровича на своём посту. Перед облдумой в этом году стоят огромные задачи ввиду того, что на региональном уровне нужно нормотворчески урегулировать множество отношений в сфере ЖКХ. Ряд полномочий в этой сфере передан с федерального на региональный уровень, и в связи с изменениями в Жилищном кодексе меняется и большое число непростых документов. Если заниматься этим в полную силу, а Писной по-другому не умеет, на всё остальное никакого времени не останется. То есть не исключаю, что вариант «команды «уйти» — не единственная причина отставки. Вполне возможно, есть и личные соображения.

В Саратовской области Писной, наверное, лучший специалист в сфере ЖКХ. Вполне возможно, что при тех жёстких отношениях, которые у него сложились с профильным министерством и жилищно-коммунально-строительным блоком облправительства, Писной мог решить, что нужно уйти, поскольку его позиция не принимается исполнительной властью. Это тоже вариант.

Я пока не очень себе представляю, как и кто сможет выполнить объём задач, который стоял перед Леонидом Александровичем на посту председателя комитета. Назначенный на его место облдеп Сергеев — человек очень опытный, но он, в первую очередь, строитель. В коммунальной сфере у него такого законотворческого опыта нет. Так что тут существует проблема.

Источник: журнал Общественное мнение №2(161), февраль 2013 г.

http://www.om-saratov.ru/article/detail.php?SECTION_ID=251&ID=36055