КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Корпорация синих



Поведение некоторых прокуроров похоже на то, как ведет себя сильно пьющий человек

Материал подготовил Максим ХЛЕБНИКОВ

Как всякий нормальный человек, я нашу прокуратуру боюсь. Потому что здесь трудятся люди, которые могут поставить крест на жизни и карьере любого. Причем совершенно неясно, что у них на уме. (По этой же причине я боюсь бродячих собак.) Что-то ведь побуждает их заниматься делами, которые яйца выеденного не стоят, и при этом не замечать крупных афер и махинаций. С ростом благосостояния людей в синем ты понимаешь, что логика в их поступках есть. Но кто рискнет установить прямую связь между первым обстоятельством и вторым? Кому надоело просыпаться в своей постели?

А примеров такой логики – навалом. Взять хоть дело “Новостроя”. Если не вдаваться в радиолокацию, ситуация тут такая: у самого аэропорта строители возвели две высотки, из-за которых теперь могут возникнуть проблемы при взлете и посадке самолетов. Подлетает, например, саратовский “Як” к дому, связывается пилот с диспетчером, а тот говорит:

– Плохо слышу, земляк, перезвони.

Или отвечает приятный женский голосок:

– Извините, связь прервалась…

Надзорный орган в лице прокуратуры области, пока велось строительство, не возбудился ни разу. С позиции здравого смысла я это могу объяснить только одним: прокуроры думали, что дома будут одноэтажными. Какой вменяемый человек мог предположить, что у моста через Волгу построят дом в сорок этажей? Вот и про эти дома плохого не думалось. Правда, можно было ознакомиться с проектом, но вот не пришла такая мысль в голову. Или пришла, но на что-то натолкнулась. И это “что-то” было очень убедительным.

А еще хуже, когда начинается забег впереди паровоза, то бишь кампанейщина.  И тогда деятельность прокуратуры начинает идти вразрез с поручениями президента. Путин говорит о необходимости увеличения объемов жилья эконом-класса и решения проблемы предоставления квартир детям-сиротам. Чем начинают заниматься наши прокуроры? Правильно, бегут оспаривать законность именно таких объектов, возводимых в том числе в рамках федеральных программ, тем самым метко торпедируя их!

Москва не сразу строилась, а уж Саратов и подавно. Месяцы и годы уходят на получение всех согласований и экспертиз. Долгое время в отношении земли близ аэропорта получением всевозможных разрешений занималось ОАО “Алмит”, в 2011 году участок был передан компании “Новострой XXI век”, которая и построила два дома. Повторюсь, все это время областная прокуратура безмолвствовала. Возбуждение уголовного дела было инициировано только после того, как 7 февраля Волжский районный суд удовлетворил иск транспортной прокуратуры о демонтаже двух десятиэтажек.

Ситуация уникальная, если не сказать – скандальная. В этой связи интересно – в надзорном органе думали о том, как они теперь будут выглядеть?

– Мужики, чего говорить-то будем? Почему молчали столько времени? Ведь идиотское положение!

– Нормальное положение. Скажем, что действовали в рамках закона. Главное – не расхохотаться при этом.

– А давайте я скажу, что, возвращаясь с дачи, случайно обнаружил две высотки. Составлю рапорт об этом.

– А раньше ты их не замечал?

– Так я в другую сторону все время смотрел.

– Все смотрели в другую сторону…

Да нет, вряд ли их совесть гложет. Там, скорее, сожаление. Разочарование. Ведь  явно уплывает из рук то, что заставляло отворачиваться от строящихся домов.

Поведение некоторых саратовских прокуроров похоже на то, как ведет себя сильно пьющий человек. Долгий запой сменяется кратковременным просветлением рассудка. На государево око просветляющим образом действуют прямые указания главы государства Владимира Путина. Заметил он на коллегии Генпрокуратуры, что прокуроры нередко бездействуют, и зашевелились люди в красивой форме, демонстрируя бурную деятельность. Но ведь от долгого простоя и навыки утрачиваются, потому выходит обычно неуклюже и смешно.

Да и растолкать алкоголика нелегко. Ему говорят:

– Посмотри – строят с нарушениями, как бы потом сносить не пришлось. Ведь сотни дольщиков останутся без квартир.

А он:

– Ага. Я щас.

И продолжает стоять и смотреть, как строят.

– Ну, ты чего застыл?

– Да-да, иду.

И ни с места.

– Да сколько можно уже?!

Тогда он поворачивает голову, грустно улыбается. У тебя появляется надежда, что сознание и гражданская ответственность вернулись к нему. Но он открывает рот и…

– Хо-о-дят ко-о-ни над ре-ко-ою!

Наша прокуратура являет пример закрытой корпорации, секты, существующей по своим законам. Причем закрытость в данном случае – главное условие благоденствия. Они среди нас, но они не с нами. По встречке не только на улице, но и по жизни. Потому и столько несовпадений. Например, в том, что отдельные люди в синем живут лучше бизнесменов. У них дорогие иномарки, поместья в живописных уголках Саратовщины, отдыхают они за границей.

А еще хуже, когда начинается забег впереди паровоза, то бишь кампанейщина.  И тогда деятельность прокуратуры начинает идти вразрез с поручениями президента. Путин говорит о необходимости увеличения объемов жилья эконом-класса и решения проблемы предоставления квартир детям-сиротам. Чем начинают заниматься наши прокуроры? Правильно, бегут оспаривать законность именно таких объектов, возводимых в том числе в рамках федеральных программ, тем самым метко торпедируя их!

Ну а как еще охарактеризовать то, что прокуратура признала незаконным строительство двух десятиэтажных домов в поселке Солнечный, на пересечении улиц Антонова и Топольчанской. На каком основании? Владелец автостоянки пожаловался. Проверка показала, что дома строятся на несколько метров ближе к стоянке, чем это полагается по СНиПам. Вот где проявили принципиальность! Видимо, высотки помешают радиолокационным системам автостоянки подавать верные сигналы для заходящих на парковку автомобилей. И сразу понимаешь, что песенку “Первым делом самолеты” прокуроры не поют и даже не насвистывают. О победе над застройщиками торжественно сообщили на специальном брифинге. Правда, только особо приглашенным, “своим” журналистам.

Кстати, вот эта избирательность давно уже стала отличительной чертой работы прокуратуры. Прессу разделяют на правильную и неправильную. Судя по всему, и с конкретными делами происходит то же. Что-то попадает в разработку “с колес”, а по поводу иного раздается невнятное мычание, причем на протяжении многих лет. К числу последних относится дело “Единства Поволжья”, в рамках которого у государства умыкнули сотни миллионов рублей. Истории дома-долгостроя на улице Степана Разина посвящено множество публикаций, подготовленных журналистами медиахолдинга “Взгляд”. Читать их грустно и смешно, особенно когда речь заходит о причинах бездействия силовиков.

Или взять ситуацию с ремонтом школы № 99. Бывает долгострой, а тут – долгоремонт. Лишь по прошествии пяти лет, в течение которых реконструкция здания не осуществлялась, прилегающая территория не обустраивалась, нарушались нормы и правила пожарной безопасности, прокуратура заинтересовалась происходящим! Да и то после того, как случился пожар.

Со всеми силовиками работать непросто, но, скажем, полиция вполне адекватно реагирует на критику в СМИ. Наша прокуратура являет пример закрытой корпорации, секты, существующей по своим законам. Причем закрытость в данном случае – главное условие благоденствия. Они среди нас, но они не с нами. По встречке не только на улице, но и по жизни. Потому и столько несовпадений. Например, в том, что отдельные люди в синем живут лучше бизнесменов. У них дорогие иномарки, поместья в живописных уголках Саратовщины, отдыхают они за границей.

Сейчас пора сочинения деклараций о доходах депутатами и сенаторами. Но там все понятно – многие пришли в политику из бизнеса. А силовики всю жизнь на госслужбе. У них-то откуда те же замки и яхты? Они-то что производят, какой незаменимый продукт, чтобы жить на широкую ногу?

Рассказывают, что Владимир Степанов (земляк-сослуживец действующего генпрокурора) приехал в Саратов почти нищим по меркам прокурора его ранга. Сегодня он разбирается в индивидуальном жилищном строительстве и ландшафтном дизайне лучше, чем Павел Ипатов разбирается в заморских винах. В конце прошлого года Степанов прошел переаттестацию, теперь он может работать и судьей. Так что, как говорится, золотой парашют ему обеспечен.

Рассказывают, что Владимир Степанов (земляк-сослуживец действующего генпрокурора) приехал в Саратов почти нищим по меркам прокурора его ранга. Сегодня он разбирается в индивидуальном жилищном строительстве и ландшафтном дизайне лучше, чем Павел Ипатов разбирается в заморских винах.

В конце прошлого года Степанов прошел переаттестацию, теперь он может работать и судьей. Так что, как говорится, золотой парашют ему обеспечен. Как бы ни сложилась жизнь (генпрокурором может стать и другой человек), Владимир Степанов вряд ли покинет Саратовскую область. Очень уж много у него тут… приятных воспоминаний. Кто знает, может, однажды он предстанет в качестве судьи, а то и вовсе – уполномоченным по правам человека. Подходит он для этой работы. С его-то неспешностью и спокойствием.

…В шахназаровском “Курьере” герои много и серьезно размышляют о том, для чего живут на свете. Паренек по фамилии Базин говорит так:

– Основной принцип моего существования – служение гуманистическим идеалам человечества.

Думаю, каждый прокурор подпишется под его словами. И очень постарается не расхохотаться.

P.S. Отдельного разговора достоин и депутат облдумы Алексей Сергеев, анализируя заявления и поступки которого, невольно вспоминаешь хамелеона, способного не только стрелять языком во всех направлениях, но и менять окраску в минуту опасности. Сергеев прошел путь от эсера до единоросса, а также от главы “Новостроя XXI век” до человека, “не имеющего никакого отношения к компании”. Но об этом в другой раз.

Источник: ИА Взгляд-инфо

http://www.vzsar.ru/special/2013/04/09/korporaciya-sinih.html