КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Метастазы “СОК”



Исполнению оборонзаказа НИИ “Волга” препятствуют самарские компании?

Ситуацию изучал Александр СОКОЛОВ

Можно ли контролировать работу предприятия, владея всего шестью процентами его имущественного комплекса, если речь идет о воздействии на компанию, исполняющую оборонный заказ и входящую в государственную корпорацию “Ростехнологии”? Казалось бы, это допущение абсурдно по своей сути. Тем не менее, именно такую политику сейчас пытаются проводить самарские фирмы в отношении саратовского ОАО “Научно-исследовательский институт “Волга”, испытывающего серьезные финансовые затруднения. И есть предположение, что причинами этих неурядиц стала не только конверсия оборонной промышленности 90-х годов, но и действия определенных сил, пытающихся получить контроль над средствами производства, создавая невыносимые условия работы. В этом угадывается почерк отдельных деятелей с самарской пропиской, покинувших страну после того, как они были обвинены в преднамеренном банкротстве. До сих пор под угрозой исчезновения остаются уникальные даже в масштабах страны технологии и оборудование – внедренные в саратовском НИИ. Сохранить их могут только согласованные действия органов власти региона и правоохранительных ведомств.

Самарское вторжение

НИИ “Волга” сейчас работает на территории, ранее принадлежавшей заводу “Рефлектор”, и производит продукцию в рамках оборонного заказа. Из-за последствий кризиса 2008 года предприятие оказалось в сложном положении. Рассматривался даже вариант проведения ОАО через процедуры, предусмотренные ФЗ “О несостоятельности и банкротстве”. Это решение позволило бы освободиться от долгов и начать работу с чистого листа.

В таких условиях все имеющиеся помещения институт не использовал – всего НИИ занимает площадку в 10 тысяч квадратных метров. Из-за дефицита заказов предприятие распродавало активы, одним из которых заинтересовались самарские бизнесмены. Им удалось приобрести недвижимое имущество института площадью около 600 кв. м (или приблизительно 6%). При этом сами выгодоприобретатели менялись неоднократно, неизменным оставалось лишь одно – самарская прописка компаний.

“Проведено сокращение численности сотрудников, введен режим сокращенной рабочей недели. Причины кризисного состояния предприятия – отсутствие контрактов на НИОКР, сокращение заказов на производство изделий спецназначения; увеличение затрат на содержание и ремонт основных фондов”, – комментировало ситуацию министерство промышленности и энергетики региона.

В таких условиях все имеющиеся помещения институт не использовал – всего НИИ занимает площадку в 10 тысяч квадратных метров. Из-за дефицита заказов предприятие распродавало активы, одним из которых заинтересовались самарские бизнесмены. Им удалось приобрести недвижимое имущество института площадью около 600 кв. м (или приблизительно 6%). При этом сами выгодоприобретатели менялись неоднократно, неизменным оставалось лишь одно – самарская прописка компаний.

В 2008 году ОАО, являясь поставщиком высокотехнологичной продукции для отечественной оборонки, вошло в состав ГК “Ростехнологии”. Одним из главных направлений деятельности госкорпорации стал контроль над активами. Федеральный собственник ввел строгий запрет на дальнейшую распродажу имущества: это решение автоматически перечеркивало планы сторонних фирм по завладению недвижимостью института.

Вхождение в ГК стало одним из способов спасения предприятия. Собственники выделили в отдельное производство наиболее важный участок, поставляющий продукцию в рамках выполнения оборонного заказа. Ранее так же поступили и с “Саратовским авиационным заводом”. Не в силах сохранить все предприятие, собственники и чиновники приняли решение создать отдельный производственный участок – ЗАО “Сокол”. О причинах этого шага “Взгляду” несколько лет назад рассказывал главный конструктор ОКБ имени Яковлева Алексей Рахимбаев: “На этом производстве до сих пор есть определенный участок, который продолжает выполнение работ. И функционирование именно этого производства необходимо для поддержания летной годности самолетов “ЯК-42″, которые обслуживаются авиакомпаниями”. Подобный выход из ситуации был найден и в случае НИИ “Волга”.

В то время как основное предприятие свернуло работу (для оптимизации своей деятельности), этот актив института (прежде всего, уникальное оборудование, технологии, а также ведущие специалисты) удалось сохранить.

Однако не все согласились с таким развитием событий. Недовольными оказались самарские бизнесмены. По предварительной версии, именно они “дали добро” на отключение оборонного предприятия от энергоснабжения. В пользу данного предположения говорит тот факт, что подстанция, обеспечивающая НИИ электричеством, принадлежит ООО “Рефэнерго” – самарской компании.

“Некое бездействие” силовиков

Комментируя ситуацию, депутат областной думы, гендиректор НПО “Алмаз” Николай Бушуев заявил следующее: “Разрушение площадки произошло по вине фирм, подконтрольных самарской компании “СОК”, главу которой сейчас разыскивают правоохранительные органы”.

О том, какие события последовали за восстановлением энергоснабжения НИИ, в интервью “Взгляду” рассказал министр промышленности и энергетики области Сергей Лисовский.

“Бездействие” – категория неоднозначная. Может показаться, что этот термин характеризует тех силовиков, которые недостаточно активно отстаивают законные интересы НИИ. Иных определений заслуживает активность прокуроров, которые, по мнению сотрудников института, “уже замучили проверками”. В чем истинные причины такого внимания со стороны надзорного ведомства, гадать не будем, но следует напомнить, что самарский бизнес в 2006-2007 годах, как отмечали в СМИ, активно использовал ресурсы и полномочия саратовских силовиков в операциях по “отъему” недвижимости предприятий областного центра. Тогда властям, общественности и журналистам удалось отбить атаку иногородних “предпринимателей”.

То, что произошло, удивительно напоминает ранее случившуюся историю с другим предприятием, находящимся на площадке “Рефлектора”. Я имею в виду “Экспопул”. Там тоже были принудительные ограничения электроэнергии. Они приводили к остановке производства, дестабилизации и т.п. Что делается в этой ситуации? В первую очередь, здесь есть поле деятельности для полиции. Предприятие обратилось туда с соответствующим заявлением, поскольку были вырезаны два участка кабеля, соединявшего его с подстанцией. Причем вырезали их достаточно профессионально. Наша задача в этих условиях – обеспечить предприятию производственную деятельность. Для этого задействована временная схема энергоснабжения, она позволит испытывать те изделия, которые включены в оборонзаказ”. По мнению господина Лисовского, “существует некое бездействие со стороны правоохранительных органов“.

“Бездействие” – категория неоднозначная. Может показаться, что этот термин характеризует тех силовиков, которые недостаточно активно отстаивают законные интересы НИИ. Иных определений заслуживает активность прокуроров, которые, по мнению сотрудников института, “уже замучили проверками”. В чем истинные причины такого внимания со стороны надзорного ведомства, гадать не будем, но следует напомнить, что самарский бизнес в 2006-2007 годах, как отмечали в СМИ, активно использовал ресурсы и полномочия саратовских силовиков в операциях по “отъему” недвижимости предприятий областного центра. Тогда властям, общественности и журналистам удалось отбить атаку иногородних “предпринимателей”.

Саратов в вопросах борьбы с рейдерами – пример положительный, но, к сожалению, далеко не уникальный. Так, Ижевский автозавод прекратил свою деятельность, а его собственники были объявлены в международный розыск по обвинению в преднамеренном банкротстве. Для того чтобы выдавить эту группу с “АвтоВАЗа”, так и вовсе пришлось привлекать подразделения специального назначения из других регионов. Федеральная власть открыто признавала, что тольяттинские силовики служили собственному кошельку чаще, чем государству.

Наивно предполагать, что в одночасье перестали действовать все наработанные годами схемы, а бывшие “эмиссары” из Самары решили уйти на покой. Пример саратовского НИИ – явное тому подтверждение.

“Волга” – это уникальное высокотехнологичное предприятие. Часть линейки продукции назвать не представляется возможным по вполне понятным причинам (см. законодательство о государственной тайне). О той продукции, которую указывать можно, рассказал Сергей Лисовский: “Тематика НИИ “Волга” – жк-панели, а также лазерное направление“.

“Когда предприятие сумеет преодолеть финансовые сложности, то в составе крупного холдинга (территориальное научно-производственное объединение “Электроника Саратов”. – Авт.) ему будет проще получать заказы, и оно сумеет нарастить производство. Это позволит предприятию возобновить производственную деятельность и продолжить выполнение гособоронзаказа. Следующие шаги: разбираться, кто позволил приватизировать общее имущество (эвакуационные выходы), заниматься оценкой ущерба и обращаться в суд за компенсацией”,выразил надежду министр.

Источник: ИА Взгляд-инфо

http://www.vzsar.ru/special/2013/04/19/metastazy-sok.html