КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Навязчиво, чрезмерно, повсеместно…



Автор:  Антон Морван

15 марта на встрече облдепа Сергея Суровова с избирателями в Балашове одной из самых острых тем стало обращение группы родителей, чьи дети обучаются в Балашовском филиале бывшего Саратовского государственного социально-экономического университета, присоединённого недавно к РЭУ им. Плеханова (это более 150 студентов). Как сообщает издание «Балашовский проспект», и студентов, и родителей, заключивших договор о прохождении обучения в вузе на пять лет, беспокоит вопрос предстоящего закрытия филиала в Балашове. Уточнив информацию у ректора Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Виктора Гришина, Сергей Суровов пояснил родителям, что всем студентам дадут возможность доучиться, но с текущего года приёма на первый курс уже не будет…

Бюджетный перекос

Эта история уже не первая ласточка проводимой государством политики в отношении высшей школы. За последние годы о проблемах образования говорят довольно много. Общественность бьёт тревогу, что школа (в особенности — высшая) может превратиться в коммерческую услугу для состоятельных граждан. Чиновники, по своему обыкновению, успокаивают. Некоторые, впрочем, предпочитают сигнализировать о реальных намерениях властей, свидетельствующих, что образование — далеко не главный приоритет, чего бы там ни писалось в Конституции и многочисленных законах.

В июле 2012 года вступил в силу печально известный ФЗ-83 с длинным и малопонятным названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Документ меняет систему финансирования бюджетных учреждений и даёт возможность закрывать, к примеру, малокомплектные школы и т.д., чьё денежное снабжение год от года только сокращается. Кроме этого, бюджетные учреждения, признанные государством «автономными», теперь вправе рассчитывать не столько на казну, сколько на собственные возможности в части дополнительного заработка, в том числе и за счёт коммерческих услуг.

Основное бремя государственных расходов приходится на поддержку силового блока, корпораций и банков. Социальные – год от года сокращаются. Приведем некоторые цифры. Согласно доктрине Минфина «Основные направления бюджетной политики на 2012 год и плановый период 2013 и 2014 годов», в 2011 году расходы на силовые ведомства составили 25,1% от бюджета, в 2012-м – уже 29%, в 2013-м — 31,5%, в 2014-м — 33,2%. Расходы на ЖКХ, экологию, образование, культуру, здравоохранение и спорт планируется постепенно сокращать: 2011 год – 12,7%, 2012-й — 10,6%, 2013-й — 8,9%, 2014-й — 7,7%. Также с этого года повышаются зарплаты чиновникам администрации президента и силовых ведомств на 121% и 175% соответственно, в то время как уровень роста стипендий студентам предусмотрен в границах 5,5%.

В ноябре прошлого года Министерство образования и науки РФ во главе с Дмитрием Ливановым (в мае министр предложил вдвое сократить число бюджетных мест в вузах) в очередной раз шокировало общественность. По итогам мониторинга и анализа данных о деятельности государственных вузов минобраз определил перечень университетов, институтов и академий, которые признаны неэффективными, а, следовательно, могут быть реорганизованы или ликвидированы. В «черный список» попали 136 российских вузов и 450 филиалов, включая Литинститут имени Горького, Московский архитектурный институт, Российский государственный гуманитарный институт и многие другие (в основном гуманитарной направленности). Позже межведомственная комиссия Минобрнауки разделила «неэффективные» вузы на три категории: вузы, неэффективные в силу своей специфики (МАРХИ, Литературный институт, Московский государственный технический институт «МАМИ» etc); вузы, нуждающиеся в оптимизации (Московский государственный педагогический университет, Государственный университет управления etc); вузы, нуждающиеся в реорганизации (Московский государственный вечерний металлургический институт etc).

Из саратовских вузов в «чёрный список» попали: Балашовский филиал РАНХиГС; Петровский филиал ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет», Ртищевский филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный университет путей сообщения» (реализует программы ВПО по заочной форме обучения 1-3 курс); филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» в г. Саратове. Вышеупомянутый Балашовский филиал РЭУ им. Плеханова изначально в этот список не вошёл.

Забастовка студентов РГТЭУ (подробнее об этом читайте в статье Сергея Вилкова «Это провокация!») проходила под лозунгом «Не дадим Ливанову провалить реформу Путина!». Можно подумать, что Дмитрий Ливанов действует вопреки президенту… Именно Владимир Путин в июле 2012-го заявил, что до конца года необходимо выявить неэффективно работающие государственные вузы, а также разработать и утвердить до мая 2013 года программу реорганизации учебных заведений. Дмитрий Ливанов отрапортовал, что в течение трех лет число государственных высших учебных заведений будет сокращено на 20%, а их филиалов — на 30%. Позже министр сделал еще несколько подобных заявлений. На одном из совещаний в Приволжском федеральном округе г-н Ливанов чётко дал понять: уже к весне этого года «неэффективные» вузы должны быть закрыты или реорганизованы, что, собственно, мы и видим на примере Балашова и Саратова.

Средняя температура показухи

Для всех, кто сталкивается с системой высшего образования, очевидно: «неэффективные» вузы в стране имеются и их нужно не просто закрывать — разгонять метлой. Но это, в первую очередь, не государственные, а частные учреждения, цель деятельности которых сводится к торговле дипломами о заветном «в/о». А государственные университеты правительство фактически вынуждает становиться собратьями частных. Ведь что такое «неэффективность» вузов по версии Минобраза? Критериями дифференциации в основном являются коммерческая успешность и сугубо механические показатели, зависящие от государственной поддержки того или иного учреждения. Это доходы вуза из расчета на одного научно-педагогического работника; количество иностранных студентов (они учатся платно); общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчете на одного студента; площадь помещений, принадлежащих вузам; количество научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Один из «козырей» властей в части «оптимизации» учебных заведений – борьба за повышение зарплат преподавателей: «повышение» должно произойти не для всех и тем более не за счёт увеличения бюджетных расходов, а в условиях их сокращения. Как уверяют в редакции межвузовской студенческой газеты «+1», даже политика объединения «неэффективных» вузов не приводит к росту зарплаты. В Пензе, Санкт-Петербурге и других городах при присоединении вузов происходили обратные процессы: сокращение преподавательского штата и бюджетных мест, закрытие кафедр, понижение заработной платы etc.

Можно предположить, что низкие зарплаты в вузах останутся низкими и после «оптимизации», против которой активно выступили как студенты, так и преподаватели, за последнее время организовавшие в столицах и регионах немало уличных акций протеста (преподаватели МАРХИ даже заказали молебен о спасении от списка «неэффективных» вузов и других неприятностей). При бюджетной экономии и сильной разнице в зарплатах между руководством и рядовыми сотрудниками, у последних нет никаких надежд на улучшение своего положения. Получается, что в вузах остаются альтруисты и бюрократы, сидящие на высоких административных окладах. Ну а средняя температура по университету или академии будет, конечно, хорошей.

О расходах на зарплаты преподавателей и показухе, с этим связанной, свидетельствует история с СГУ. Несколько лет назад университету, казалось бы, повезло: статус вуза повысили до Национального исследовательского, что сулило «золотой дождь» госфинансирования со всеми вытекающими. Но в ноябре Министерство образования и науки РФ опубликовало список октябрьских зарплат штатных преподавателей российских вузов. Согласно этому документу, средняя зарплата профессорско-преподавательского состава в СГУ составляет 28 тысяч рублей. Сами сотрудники заявили «ОМ», что эти цифры не соответствуют действительности. «Даже с учётом довольно высоких зарплат ректора Коссовича и других сотрудников ректората ни о каких средних 28 тысячах в нашем университете говорить не приходится. Наверное, руководство вуза взяло первую понравившуюся цифру и вписало ее в какой-нибудь отчёт о достижениях, которым и воспользовались министерские чины». Большинство научных работников вуза составляют доценты, которые вместе с надбавками в среднем получают около 10 тысяч рублей. Есть ещё ассистенты, которым вообще платят по 6 тысяч в месяц», — сообщили преподаватели.

Наши респонденты рассказали, что даже средняя зарплата профессоров СГУ не даёт «такого оптимистического показателя»: «Это просто смешно, хотя и грустно. Профессура у нас получает где-то от 15 до 18 тысяч рублей. Если брать в расчёт совмещение ставки учёного с административными должностями, а такие совмещения в СГУ есть отнюдь не у большинства сотрудников профессорско-преподавательского состава, то и в таком случае усреднённая сумма, указанная в этом отчёте, не соответствует реальности». К тому же, «зарплата преподавателя СГУ самая низкая среди саратовских вузов», – уверены ученые.

По логике чиновников Минобрнауки, СГУ можно смело признавать «неэффективным» вузом. И не только потому, что там самые низкие зарплаты. Из СГУ преподаватели бегут по указанной выше причине, в связи с недовольством политикой ректората, плюс ректорат сам в своё время лихо проводил чистки неугодных под соусом сокращений штатных единиц. А ещё из-за того, что СГУ превратился в рассадник религиозного мракобесия. Достаточно зайти в XII корпус на ул. Белоглинской, чтобы в этом убедиться: людей в рясах с кафедры теологии, лелеемой претендентом на ректорский престол, деканом философского факультета Михаилом Орловым, там можно встретить чаще, чем светского учёного. Как рассказывают студенты философского факультета, для религиозных деятелей в корпусе даже сооружён специальный туалет, доступ в который «невоцерковлённых» граждан не приветствуется. Также СГУ можно признать неэффективным вузом за то, что его руководство весьма странно использует бюджетные миллионы: закупает на них дорогостоящее оборудование для весьма сомнительных коммерческих структур или тратит на стажировки родных и приближенных к ректору Леониду Коссовичу сотрудников вуза. Но, естественно, никто не пойдёт на такую непопулярную меру, да она и не нужна. Достаточно лишь расчистить авгиевы конюшни X корпуса от дурного наследия последних десяти лет правления нынешнего руководителя. Будем надеяться, что эта мысль федеральных чиновников от образования всё же посещала, свидетельством чего может быть отказ Коссовича баллотироваться на пост ректора в третий раз. Не всё же бесконечными оптимизациями заниматься…

***

Чиновники любят говорить, что у нас в стране слишком много студентов. Действительно, их численность с советских времён возросла почти втрое. В современном обществе знание – отнюдь не прерогатива элиты, и всеобщее высшее образование — не миф «просветителей», а требование времени. Требование, вступающее в противоречие с ограничением бюджетных мест, реорганизациями и оптимизациями университетов, имущественной сегрегацией, разрывом между школой и вузами. Как написал в одном эссе писатель Захар Прилепин, «образование должно быть навязчивым, чрезмерным и повсеместным».

***

Сотрудники российских вузов выступили в защиту своих прав

В конце прошлого года представители профессорско-преподавательского сообщества вузов выступили с открытым письмом с призывом к профессиональной солидарности, «отстаивать свои права и бороться против унизительных условий труда».

Авторы обращения возмущены высказыванием Дмитрия Ливанова в эфире телеканала «Россия-1», из которого следует, что абсолютное большинство вузовских преподавателей не только Москвы, но и всей России являются «преподавателями невысокого уровня».

Вузовские преподаватели заявили, что глава федерального Минобрнауки оторвался от действительности, поскольку оперирует цифрами зарплат, совершенно не отражающими реального положения дел. В большинстве вузов средние зарплаты ассистентов, старших преподавателей и доцентов недотягивают до 18 тысяч рублей, при этом совокупные доходы ректоров более чем в 15 раз превышают доходы профессорско-преподавательского состава, а рост административно-управленческого аппарата «превзошел все допустимые рамки».

«Мы уверены, что главными фигурами в высшей школе должны быть преподаватель и студент, а вся административная вертикаль (и периферия) должны работать на них, обслуживать их! Российские вузы и их работники вполне готовы к реализации принципов академической автономии и самоуправления», — говорится в обращении. Его авторы призвали своих коллег к солидарности и созданию объединений профессорско-преподавательского состава, которые будут добиваться:

1) отмены постановления правительства РФ от 5 августа 2008 г. № 583 «О введении новых систем оплаты труда работников федеральных бюджетных учреждений и федеральных государственных органов», «которое создало серьезные диспропорции в оплате труда работников образования, породило откровенную социальную несправедливость и создало неограниченные возможности для всевластия и произвола вузовской бюрократии»;

2) отказа от порочной практики объявления вузовских зарплат «коммерческой тайной» и создания справедливой системы начисления зарплаты (а также всех иных доходов и премий), не допускающей превышения совокупного дохода ректора (и любого другого вузовского начальника) более чем в три раза совокупного дохода представителей профессорско-преподавательского состава;

3) привлечения образовательной общественности для скорейшей разработки единой тарифной сетки, взяв за основу тарифные коэффициенты ЕТС, которые действовали до 2 000 г.;

4) скорейшего и существенного повышения зарплат рядовым сотрудникам вузов;

5) отказа от практики сокрытия источников формирования бюджета исследовательских и образовательных институтов от трудового коллектива и самовольного ими распоряжения руководством вузов;

6) реальной выборности вузовских руководителей всех уровней, ликвидации назначения ректоров и создания системы эффективного публичного контроля за их действиями;

7) радикального сокращения вузовского административного аппарата и создания системы эффективного публичного контроля его действий;

8) отказа от практики слияния вузов; отказа от планов массового сокращения преподавателей;

9) защиты трудового права преподавателей, которые испытывают притеснения со стороны администрации вузов.

В ходе сбора подписей на сайте polit.ru обращение поддержали несколько сотен сотрудников российских вузов и научных организаций, в том числе и саратовских. Среди них: кандидат исторических наук, уволенный из СГУ за критику политики ректората, Евгений Ардабацкий, аспиранты кафедры теологии и религиоведения философского факультета СГУ Татьяна Богомаз и Никита Маркелов, профессор кафедры культурологии СГТУ Виктор Парфёнов, ведущий научный сотрудник Института аграрных проблем РАН Владимир Пашков, доцент кафедры истории древнего мира ИИиМО СГУ Евгений Смыков, профессор кафедры этики и эстетики философского факультета СГУ Леонид Тетюев, профессор кафедры культурологии СГТУ Сергей Трунёв, профессор кафедры теологии и религиоведения СГУ Василий Фриауф и преподаватель немецкого языка, доцент СГТУ Светлана Шиндель.

***

Дмитрий Трубецков, экс-ректор СГУ, доктор физико-математических наук, профессор, завкафедрой электроники, колебаний и волн СГУ:

«Использовать плоскую шкалу в оценке деятельности вузов я считаю неразумным»

— Чтобы отнести вузы к «эффективным» или «неэффективным», надо иметь много доводов. Думаю, мониторинг, который проводился Министерством образования и науки РФ, не является идеальным. Надо брать на себя слишком большую ответственность, чтобы определять, какой вуз эффективен, а какой нет.

Московский государственный университет долгое время в международном рейтинге был где-то на 200-м месте и ниже. Разве МГУ — неэффективный вуз? Всё зависит от того, каков критерий оценки.

Мне кажется, в ближайшее время вся эта программа будет пересмотрена – она уже и сейчас пересматривается, и министерство пошло на попятную в отношении РГГУ, который исключили из списка «неэффективных» вузов. В случае с Московским государственным педагогическим университетом ситуация совсем другая — все, наверное, слышали знаменитую историю с фальшивыми диссертациями.

Вопрос, как и по каким критериям тот или иной университет должен признаваться «эффективным» и «неэффективным», остаётся открытым. Допустим, у какого-то университета нет спортивного или актового зала. Он только из-за этого может оказаться среди «неэффективных». У одного вуза хорошо поставлено образование, но при этом немного «хромает» наука, у другого наоборот. Образование без науки и наука без образования существовать не могут, но использовать плоскую шкалу в оценке деятельности вузов я считаю неразумным. Не все критерии являются равноценными.

Сергей Лелюхин, кандидат социологических наук, доцент кафедры социальных коммуникаций Поволжского института управления РАНХиГС:

«Студенту надо бороться за диплом, доказывать, что он способен»

— Я идею дифференциации вузов поддерживаю. На сегодняшний день произошла девальвация высшего образования, мы перешли от всеобщего среднего к всеобщему высшему образованию. Эта тенденция сформировалась в течение последних двадцати лет, и когда-то надо поставить точку.

При успешной реализации концепции, озвученной министерством образования и науки, мы вернёмся к конкурсному приёму в вузы. Тогда преподаватели будут иметь дело не со всеми подряд, кто хочет получить высшее образование, а с теми, кто способен и достоин. И это немаловажно, чтобы девальвация высшего образования не продолжалась дальше. На сегодняшний день отношение многих вузов к студентам таково: раз взяли обучать, надо в любом случае доучить и дать диплом. Поступление в вуз сегодня почти автоматически гарантирует получение диплома вне зависимости от успешности того или иного студента. А этого быть не должно.

Михаил Шаповалов, кандидат юридических наук, старший преподаватель СГЮА:

«Порядок, в первую очередь, необходимо навести в самом Министерстве образования»

— Сама постановка вопроса о разделении высших учебных заведений на «эффективные» и «неэффективные» некорректна. Нельзя клеймить учебное заведение термином «неэффективное», вряд ли это положительно скажется на его имидже. Существуют процедуры лицензирования и аккредитации, которые подтверждают соответствие вуза установленным критериям и требованиям. Если же учебное заведение таким требованиям не соответствует, лицензию нужно отзывать.

В мировой практике существуют рейтинги вузов, например, составляемый журналом «Times» совместно с агентством «Thomson Reuters» (куда в этом году попал и МГУ), однако эти рейтинги положительные. Аналогичный рейтинг могло бы составить и Министерство образования.

Предложенные же критерии оценки эффективности учебных заведений нельзя признать совершенными. Вот, например, рейтинги цитируемости. Как известно, в России — это индекс научного цитирования «РИНЦ», а в глобальном масштабе — «Web of Science» и «Scopus». Ресурс «РИНЦ» — молодой, он не учитывает не только работ советского периода, но и многих современных. Далеко не все ведущие издания, даже включенные в перечень ВАК, приведены в «РИНЦ». Что же касается зарубежных индексов цитирования, российские ученые (особенно представители гуманитарных наук) в нем широко не представлены.

Конечно, назрела острая необходимость реформирования системы высшего образования в России, безусловно, наблюдается переизбыток вузов, что влияет на качественный уровень образования. Но порядок, в первую очередь, необходимо навести в самом Министерстве образования и Высшей аттестационной комиссии, которые окончательно дискредитировали себя в свете последних скандалов с липовыми диссертациями. Да и само наличие неэффективных вузов разве не критерий оценки работы данного министерства?

Источник: Журнал Общественное мнение №3(162), март 2013 г.

http://www.om-saratov.ru/article/detail.php?SECTION_ID=252&ID=36712