КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Тупить по-балашовски



"
Тупить по-балашовски

Часть I

О Саратовской  области говорят, как о проклятом  крае. Но в нем есть еще более мрачные места. Одним из таковых, без сомнения, является Балашов. Город на Хопре из-за своей чудной природы мог быть райским уголком. Недаром здесь столбовые дворяне Нарышкины возвели усадьбу, где сейчас располагается известный санаторий «Пады», главная местная достопримечательность. Но приезжая в город, хочется плакать. Ибо жить здесь тяжело.

Город с 85 тысячами жителей находится в полном запустении. Удручающее впечатление создается сразу, как только въезжаешь в Балашов. Дорога проходит через промзону. Основу здешней промышленности составляет градообразующее предприятие «Балашовский текстиль», на котором некогда работало 19 тыс. человек. Сегодня оно почти бездействует. Большинство других предприятий также пребывают в плачевном состоянии. Парадоксально, но Балашовский район, имеющий промышленно развитую инфраструктуру, является дотационным, бюджет его дефицитен. Несмотря на промышленный упадок, экологическая обстановка в городе скверная. Главная проблема в этой сфере – водоснабжение и водоочистка.

Коррупционные символы
Главная причина экономического, социального и экологического краха в Балашовском районе – отсутствие достойной, ответственной власти. Местные власть предержащие ведут себя как временщики, занимаются интригами и распилом того, что еще осталось от прежних управляющих района. А развитием и решением проблем района по существу не занимаются.
Если Саратовской области не везет с губернаторами, то с начальством  в Балашове совсем паскудно. Каждый последующий хуже предыдущего. Одним из лучших глав администраций района был Олег Коргунов. Его тоже тогда критиковали, но все познается в сравнении – он хоть что-то делал. Детищем его является пешеходная зона в центре города, прозванная в народе Коргуновским проспектом. После него все покатилось под откос. Самых одиозным главой района был Александр Паскаль. О его деяниях, приведших районного начальника в тюрьму, в Балашове до сих пор не забыли. Тогда казалось, что хуже, чем Паскаль быть не может. Люди сильно ошибались. Его заменила Елена Щербакова, которая до этого ретиво воевала с ним, но превзошла своего противника. Те, кто помог Щербаковой продвинуться и занять кресло главы района, сокрушаются и клянут себя за это. Сегодня в Балашове говорят, что хуже, чем Щербакова может быть только Мегера. Эта страшная богиня мщения, судя по всему, наиболее близка к духовному нутру «балашовской владычицы». Потому что ее коварству, считают в Балашове, нет предела.

За ее спиной стоит местный теневой олигарх Александр Ветров. «Наш злой гений», – как говорят о нем в Балашове. Его компания с пафосным названием «Русь XXI век» в приватизационную пору скупила акции «Балашовского текстильного комбината» («Балтекса»), проектный институт, элеватор и пр. объекты. Затем он завладел частью коммунальных предприятий, так как этот бизнес оказался весьма прибыльным при минимальных вложениях. Главным среди них является печально известная в городе «Главная управляющая компания» (ГУК), которая эксплуатирует очистные сооружения. «Балтекс» рухнул, 8-этажное здание института пустили под офисы, очистные сооружения настолько запущены, что все нечистоты из канализации прямиком текут в некогда самую чистую реку Европы Хопёр, а из него в  город подается вода, которую лучше некипяченой не пить.
Такую Русь XXI века, судя по всему, представляет в своем воображении Ветров. Человек с невнятной политической позицией, он сперва был в СПС, когда ельцинские либералы были при власти. Потом, когда политическая конъюнктура резко изменилась, стал идейным единороссом. От этой партии и избирался некогда в облдуму, пока его не обыграла эсерка Зинаида Самсонова. Что сделать было не так и сложно, т.к. популярность Ветрова была с длинным знаком минус. Мало кто скажет в Балашове, что создал, построил Ветров, зато многие скажут, что забрал и развалил. Простые жители считают, что из-за него рухнул город. Его называют основоположником краха местной экономики.

В Балашове говорят о теневом союзе между Щербаковой и Ветровым. Щербакову также называют инструментом в руках Ветрова. Последний ныне в публичную политику не лезет, зная свой отрицательный рейтинг, но втихаря проталкивает свои креатуры во власть и финансово поддерживает тех, кто затем через бюджетные заказы вернет ему сторицей. Так его основной кандидатурой считается глава районной администрации Сергей Гнусарев, который до этого возглавлял ветровский «Балтекс». Щербакова же посадила лояльных себе людей в ключевые, а значит, лакомые комитет по управлению имуществом, земельный комитет. Такое вот произошло распределение власти по-балашовски. Хотя Щербакова не раз отрицала свою связь с Ветровым и тем более зависимость от него, но, тем не менее, часто автомобиль олигарха видят до полуночи у здания районной администрации, где горят окна кабинета главы района.

Глас народа – дрожь власти
Социально-политическая обстановка в городе доведена до крайности. Дабы привлечь внимание региональной и федеральной властей к усугубляющимся проблемам района, группа местных активистов выступила с инициативой проведения референдума по отделению Балашовского района от Саратовской области и присоединения к Воронежской. Там, считают балашовцы, жизнь лучше и власти ведут себя с жителями не так бессовестно и безответственно, как на Саратовщине.

«Жители Балашова устали от лжи, очковтирательства, паралича и бездействия власти. В городе коллапс, происходит надувательство, причем самое обидное, что это делается от имени партии, – считает бывший депутат балашовского горсовета Юрий Карпов. – Все это подрывает доверие к областной власти. Мы пишем обращения, требования проверки прокурору города и района Низовцеву, и должной реакции от прокуратуры нет».
«Где все заводы, где дороги? Почему разрушили инфраструктуру города? В этом кто виноват: народ или администрация?! Благодаря работе администрации мы из цветущего города превратились в помойную яму», – говорит лидер инициативной группы по референдуму Олег Крищенко.
Однако власти всех мастей предпринимают отчаянные попытки не допустить проведения плебисцита.
«Казалось бы, почему не провести референдум? – говорит один из активных членов инициативной группы по референдуму, депутат районного совета, коммунист Виктор Волков. – У нас осенью выборы, деньги уже запланированы – ну подсоедините к этому вопросу референдум. Потом же власти могли бы сказать: вот нас заставили провести референдум, а народ против этого объединения. Вместо этого, подконтрольный Щербаковой депутатский корпус принял обращение к губернатору против этого референдума. Идет тотальное сопротивление, идет война, боятся этого референдума как черт ладана. Совершенно ясно, что ответственным за все это, в конечном счете, будет губернатор области».

Территориальная избирательная комиссия (ТИК) дважды забраковывала заявку балашовцев на проведение плебисцита по формальным причинам. Затем начались уговоры и подкуп – в итоге шестеро «сепаратистов» отозвали свои подписи под инициативой, и она была аннулирована. Пришлось собирать новую инициативную группу и заново везти документы в областной избирком. И опять там изыскали несущественные недочеты, чтобы был повод отказать.
«Идет прямое нарушение Конституции, значит, мы вынуждены обращаться к президенту, как гаранту Конституции, в Европейский суд и Центральную избирательную комиссию, – продолжает Волков, – потому что дальше разговаривать с ТИКом и облизбиркомом мы не хотим, в городе начались акции протеста, митинги».
Депутат признает, что главная цель, которая преследуют «сепаратисты» – привлечение внимания. Они понимают, что отделение территории от одной области и присоединение к другой – это компетенция администрации президента и, возможно, что в Кремле найдутся разумные люди, которые заинтересуются проблемами Балашова.
«Большинство балашовцев регулярно ездят в Воронежскую область – в соседний Борисоглебск на рынок за товарами, там все как-то по-человечески: и цены меньше, и привлекательность у Воронежа есть», – добавляет коммунист.

Промышленность Балашовского района находится в таком упадке, что остается большой загадкой, за счет чего вообще существует город и район. Если еще в 90-х годах здесь было 87 работающих предприятий, то сегодня их осталось меньше 10-ти. На «Балашовском текстильном комбинате» во времена СССР работали тысячи человек. На «Слюдокомбинате» когда-то трудились более 2 тысяч, на машиностроительном заводе – до 3 тысяч человек. Сегодня там осталось несколько сотен.
«Инвесторы не идут к нам – они заходят, изучают обстановку и уходят, – рассказывает депутат Волков. – Поэтому перспектив развития у города на сегодняшний момент нет».
Впрочем, недавно была запущена макаронная фабрика на 400 рабочих мест. ТольяттиАзот» выкупил примерно четверть производственных мощностей «Балтекса» и там возрождают швейную фабрику, которая работает по госзаказу минобороны и МЧС. Это всего лишь два промышленных инвестиционных проекта, реализованных за последние годы в городе. Да и то, скорее, вопреки, а не при содействии местных властей.
«Взаимоотношения бизнеса и власти хорошо видны на примере того, что около полутора тысяч балашовских предпринимателей перевели свои фирмы и ИЧП в Борисовоглебск, – объясняют балашовцы. – Там, как будто другая страна, другие возможности. У нас же все власти работают не для людей, а только для себя».

Город как помойная яма
Может быть, к бизнесменам у районных и городских властей отношение предвзятое. Ну, может быть, чиновники-коррупционеры не любят как антагонистический класс бизнесменов, тех, кто зарабатывает честным трудом. Но и к простым жителям у них отношение такое же. На них они также пытаются нажиться. Это прекрасно видно на проблеме очистных сооружений города.
Правоохранительные органы регулярно обнаруживают нарушения в работе старых балашовских очистных сооружений. В 2012 году Росприроднадзор рекомендовал комитету охраны окружающей среды и природопользования начать процедуру аннулирования решений о предоставлении водного объекта в пользование организациям, эксплуатирующим очистные сооружения. Одни такие сооружения благодаря усилиям Елены Щербаковой были переданы в частные руки – «ГУКу» (руки эти, напомним, тянутся к местному теневому олигарху Александру Ветрову), вторые остались в муниципальной собственности. И те, и другие работают кое-как. Сотрудники Росприроднадзора обнаружили в сточных водах, сбрасываемых «ГУКом», превышение нормативов загрязняющих веществ. При этом с балашовцев регулярно взимают плату за очистку сточных вод. Причем очень хорошую плату. По некоторым данным, «ГУК» рассчитывала стоимость услуги из расчета затрат на электроэнергию в 2-2,5 раза превышающих фактические. Затраты на аренду комплекса очистных сооружений также завышены. Разработана сложная схема увода денег: «ГУК» арендует этот комплекс у ООО «Аква», ОАО «Балашовский текстиль» и ООО «Соломон Клиринг». Причем плату за аренду имущества «Соломон Клиринг» фирма осуществляет фирме «ГлобусПлюс». Эта схема привела к тому, что годовая арендная плата в 2,5-3 раза выше стоимости арендованного имущества. Жители Балашова жаловались, куда только могли, местная власть при этом не шевелила и пальцем. Боролись общественные организации. В этом году в город приехали следователи, но и они не смогли остановить «ГУКовцев».

«Нам удалось через министра внутренних дел Колокольцева вызвать сюда Следственный комитет, который при ГУ МВД Саратовской области, – рассказывает Виктор Волков. – В этом году следователь приезжал, мы ему показали, прошли по ним по всем. Кстати, ни одного человека на них не встретили. Следователь признал, что сооружения не работают, но сказал: я не могу завести дело о незаконном сборе средств с населения, мне нужен официальный документ Роспотребнадзора, что очистные сооружения не срабатывают. А в Роспотребнадзоре говорят: извините, да, здесь много нарушений, но в целом лучше ничего быть не может».
И, несмотря на размах работы, в прошлом месяце «ГУК» был официально признан банкротом. У этой организации насчитали аж 59,3 млн руб. долгов. Суд признал, что у нее «нет реальной возможности восстановить свою платежеспособность». И теперь в течение полугода его имущество будет продано с аукциона. Деньги балашовцев канули в лету.
А глава Балашова Сергей Колесников, как ни в чем не бывало, заверил ваших корреспондентов, что скоро проблема будет решена.
«Мы выделили 3,5 миллиона на изготовление проекта новых очистных сооружений, нам нужно понять масштабы работ: или строить новые очистные сооружения, или за 3 млн 900 тыс., которые мы уже выделили, реконструировать старые. Строительство новых – 130-150 миллионов. Скорее всего, мы будем входить в решение строительства новых», – рассказал чиновник.
Определиться местная власть должна будет до конца октября. Действующие же сегодня очистные сооружения, по его мнению, соответствуют всем нормам, что показывают замеры и проверки.
«Единственное что: они были построены в советское время в прибрежной зоне Хопра – что на сегодняшний день является нарушением. В этом вопросе к нам есть претензии. Так что никакой экологической катастрофы нет», – отметил Сергей Колесников.
Но общественники считают заверения градоначальника отговорками. Хопер загрязняется и уничтожается. Русло его не чистится.

Еще одной серьезной проблемой Балашова можно считать городскую свалку. В частности, ее владельца – ООО «Чистый город», уличили в том, что свалка расположена слишком близко к жилым домам микрорайона «Ветлянка» и садоводческим хозяйствам. В Роспотребнадзоре и прокуратуре признают нарушения, выдают предписания и штрафуют, однако районные власти и этом случае просто не замечают проблемы. Еще бы: некогда собственником «Чистый город»  был нынешний глава райадминистрации Гнусарев. Потом в прошлом году, после случившегося скандала, продал его. Дело в том, что новая городская спецавтотехника, которая куплена муниципалитетом по правительственному кредиту, была отдана в залог Сбербанку под кредит, который получило частное предприятие. Вроде как Гнусарев через этот кредит и купил «Чистый город». Так что сегодняшний «Чистый город» можно по праву считать насмешкой над Балашовом.
Странное дело, экология в Балашове находится в удручающем состоянии, но именно за ее благосостояние отвечают фирмы, которые контролируются Щербаковой и Ветровым, которые за просто так ничего себе не возьмут.

Еще одно коммунально-экологическое предприятие, которое попало под контроль семьи Щербаковых – МУП «Благоустройство и озеленение». Туда директором, после ухода Гнусарева главой администрации района, был назначен Роман Щербаков, супруг главы района. О благоустройстве города ваши корреспонденты могли судить лично, побывав в Балашове. Его облик похож на разруху Саратова времен Аксененко. Аксененко, в конце концов, плохо кончил. Будет ли такой же конец балашовских властителей, зависит о политической воли региональной власти и беспристрастности правоохранительных органов.
В течение нескольких лет Хопёр своими отходами загрязнял Аркадакский спиртзавод. На предприятии практически не было никаких очистных сооружений. Кроме того, если раньше отходы производства разбирали колхозы для удобрения полей, то теперь они оказались ненужными, и предприятие вместо того, чтобы утилизировать их, сбрасывало на луга у реки. Из водопроводных кранов текла мутная жидкость с характерным запахом аммиака. После сотен публикаций в СМИ и жалоб балашовцев спиртзавод закрыли, однако проблема осталась открытой – загрязненная им земля осталась и, значит, каждую весну отходы вновь будут попадать в Хопер. Эксперты, привлеченные Первым каналом, который снял репортаж из Балашова, заявили, что такая ситуация будет продолжаться на протяжении трех лет. И заметьте, опять в участии решения этой проблемы не видно ни районных, ни городских чиновников. Гнусарев начал давать какие-то пояснения только после того, как эта тема вышла на федеральный уровень.

«Ах, обмануть меня не трудно»
Странным образом в Балашовском районе осуществляется социальная политика. Людей из аварийных и ветхих домов зачастую переселяют в такие же ветхие жилища. Проще говоря, их селят в бараки. Причем не всегда новые. Местные СМИ писали о том, как балашовские власти на 800 тыс. федеральных рублей купили квартиру в доме барачного типа постройки 1958 года. Большим скандалом обернулось в конце прошлого года предоставление квартир балашовким детям-сиротам. Местный блогер подробно сфотографировал это «жилище», изготовленное из стружечных плит. И хотя Елена Щербакова потом нахваливала этот барак и зампред Сергей Канчер заверял, что он построен в соответствии с «мировой практикой», люди начали отказываться от квартир и судиться с правительством. Расселением людей и осваиванием денег занимается районная власть, несмотря на сопротивление городских властей Балашова.
Очковтирательством занимались районные власти и перед губернатором, пригласив его на открытие детского сада. Дошкольное учреждение спешили открыть к запланированному визиту в Балашов Валерия Радаева, поэтому сдали его с недоделками. По имеющейся информации, садик обустраивали мебелью временно свезенной из других детсадов. Глава области уехал, а детсад ещё долго не начинал работать. Кстати, такая же история была и с детсадом «Светлячок» в Хвалынске, который был открыт с недоделками, но спешили к приезду Радаева, который с помпой его открыл. Заведующую, которая отказалась запускать детей в детсад, дабы не подвергать опасности их здоровье, потом уволили. Думаем, что понятия «радаевские детсады» и «сиротские бараки» войдут в историю, как потемкинские деревни. Непонятно, почему сей статный государственный муж позволяет себя дурить. Не про него ли это у Пушкина: «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!»?

(Окончание следует)

Источник: ИА Четвертая власть

http://www.4vsar.ru/articles/zona-konflikta/38867.html