КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Конфискация



Термин «лихие 90-е» уже порядком надоел, но в эти годы в российском обществе и впрямь не царили смирение и почитание закона. Помню, тогда легко можно было «попасть» на деньги или и вовсе на квартиру – в зависимости от того, насколько наглой и влиятельной шантрапе ты перешел дорогу. «Провинившихся» ставили на «счетчик», лаконично предупреждая о наказании за просрочку платежа. Проценты были настолько жесткими, что нынешним банкам, при всей их борзоте, даже и не снилось.

Но даже той братве, что нынче почти в полном составе либо лежит на Увеке, либо заседает в органах власти, сменив трехполосный «адик» на строгий костюм, и в страшном сне не приходила в голову мысль выставлять на «счетчик» или кидать на квартиру многодетную семью, где воспитываются трое малолетних ребят, самому старшему из которых недавно исполнилось девять лет. Даже в те годы делать такое было «не по понятиям», «западло».

Впрочем, с тех пор уж пробежало немало лет, «понятия» эволюционировали вместе с людьми и их социальным статусом, и то, что было «западло», потихоньку переползло в разряд «вполне допустимо»…

Не так давно Мария Кабанова, жительница поселка Новоалександровка Александрово-Гайского района, мать троих детей, получила письмо от Министра, в котором ее в предельно лаконичной манере, без лишних сантиментов, просили «в добровольном порядке вернуть 1 миллион 171 тысячу рублей». После столь нетривиальной просьбы в письме не было каких-то пояснений, извинений, какой-либо попытки объяснить свои действия с моральной точки зрения. Нет, там вполне созвучно нашему избыточно деловому веку значились реквизиты, куда нужно «закачать бабло».

Нет, Министр – это не кликуха, не погоняло какого-то местного алгайского «авторитета». Это вполне реальный тогда еще министр сельского хозяйства нашей области Иван Бабошкин. Именно он подписал эту угрожающую бумагу, которая буквально выбила почву из-под ног у многодетной матери.

Чтобы понять, с чего вдруг министр принялся пугать несчастную девушку, нам придется заглянуть в недалекое прошлое. Все дело в том, что до недавнего времени Мария вместе с детьми проживала в стареньком кривеньком домишке. Тот домишка, располагавшийся на ул. Советской, 33 в поселке Новоалександровка, видел Николая II, Ленина, Сталина и других царей и вождей, а в последнее время что-то притомился. Видно, властители последнего времени ему пришлись не по вкусу. И всё норовил этот «старичок» прилечь набок. От этого опрометчивого поступка его удерживали только бревна, которыми подперли стену дома.

Площадь «коттеджа» тоже не располагала к проживанию в нем с тремя детьми. Она равнялась, страшно сказать, 29 целым и 3 десятым квадратного метра. Поэтому и немудрено, что когда мать многочисленных мальчишек узнала о федеральной целевой программе «Социальное развитие села до 2013 года», она загорелась горячим желанием стать участником этой программы.

Конфискация

Выяснилось, что по всем условиям Мария вполне могла стать участником ФЦП – постоянно проживала в сельской местности, работала в ФОК «Заволжский» вахтером, то бишь – трудилась в социальной сфере, как того и требовало постановление Правительства РФ за №858. Дом, где она проживала, числился аварийным, поэтому семья Марии Кабановой довольно быстро была признана нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Самым неприятным стало то, что для получения средств из федерального и областного бюджетов необходимо было «наличие у молодой семьи собственных и (или) заемных средств в размере не менее 30 процентов расчетной стоимости строительства (приобретения) жилья». Для соблюдения этого условия пришлось взять крупный банковский кредит…

Конфискация

Бюрократическая волокита отняла немало времени, нервов и сил – в России получить лишнюю тысячу от государства без этого нельзя, не говоря уже о миллионе. И вот, дробь барабанов – 22 июля 2010 года Мария Кабанова получила свидетельство о том, что она является участником целевой программы «Социальное развитие села», в связи с чем ей предоставляется социальная выплата в размере один миллион сто семьдесят одна тысяча восемьсот рублей (прописью) за счет средств федерального и областного бюджетов. Подписано было это свидетельство тогдашним министром сельского хозяйства области Александром Игонькиным. Не филькина грамота какая-нибудь – гербовая печать, размашистая подпись, все как полагается.

Вскоре после получения средств началась новая эпопея для молодой семьи Кабановых. Вместе с мужем Алексеем и детьми семья переселилась в дом родителей супруга, а на участке, где стоял ветхий домишко, закипела работа. Старый дом был снесен, а по тому же адресу супруги своими силами возвели крепкое жилище на 98 квадратов, как раз для такой большой семьи. И жить бы в этом красавце-доме, не тужить, деткам радоваться…

Конфискация

В 2012 году Мария уволилась из ФОК «Заволжский», проработав там четыре года. Фактически большую часть времени она провела в декрете – сперва с одним сыном, а затем с другим. Частые больничные, два декретных отпуска подряд – какому руководителю это понравится? По мнению Марии, после выхода из второго декрета ее стали потихоньку подталкивать к увольнению. Если раньше график работы был плавающим, то теперь дежурить на вахте предлагали исключительно с 17.00 до 21.00, что для матери троих мальчишек было исключительно неудобно.

А в феврале сего года, как гром среди ясного неба, пришла бумага от министра Ивана Бабошкина, в которой предлагалось вернуть миллион с лишним в «добровольном порядке». В связи с «неправомерной постановкой на учет в качестве нуждающихся».

В жизни человека бывают такие дни или ночи, когда он седеет с невероятной быстротой. Первые дни после получения страшного документа Мария чувствовала себя буквально оглушенной. Старый дом уже снесен, возвращаться после продажи нового дома некуда. Да и кто купит дом в Новоалександровке за такие деньги? Это не город, а село, причем в довольно засушливой и отдаленной от центров цивилизации местности.

Да, в постановлении Правительства РФ №858 говорится, что человек, претендующий на участие в программе, должен отработать не менее пяти лет в организации агропромышленного комплекса или социальной сферы. Но супруг Марии строит карьеру в Вольском районе, поскольку не смог найти себе достойного применения в родном Алгае. А его супруга не может найти работу в АПК или соцсфере района, которую бы смогла совмещать с воспитанием трех мальчишек. Конфискация

Кстати, случай, когда областной минсельхоз потребовал деньги назад, вовсе не единичный в районе. Недавно здесь тщательно поработала Счетная палата области, которая выяснила, куда ушли государевы деньги. Десятки семей получили подобные письма, правда, суммы «к возврату» в них были прописаны не столь значительные – от 8 до 200 тысяч рублей. А все потому, что установленная областным минстроем средняя рыночная стоимость жилья в районе составляет 18600 рублей за кв. м. Тех участников целевой программы, кто превысил данный лимит, попросили погасить издержки. Особенно порадовало жителей района, что это было сделано через три года после получения денег, которые, как стоит отметить, выделяли себе вовсе не сами алгайцы. И размер суммы определяли тоже не они.

Так и хочется задать классические вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?» Тем временем сельчане пытаются отбиться от Министра, который трясет с них бабло не по-детски, через суд. Ведь для села, где жизнь и без того еле теплится, такой «оброк» вполне может оказаться фатальным. Особенно для семей, которые находятся в трудном положении.

Источник: ИА Версия Саратов

http://nversia.ru/rubric/view/id/6719