КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Повесть о том, как главный губернский казначей Александр Ларионович Денегнедам вопрос о внешнем долге решал



Его Превосходительство генерал-губернатор Земли Желтогорской Лелий Силыч Рыдаев вот уже какой квартал пребывал в нехорошем расположении духа. Все его богатырско-былинные усилия, предпринятые для того, чтобы отрубить очередную голову гидры внешнего долга, ни к чему не приводили. Только он возвращал проценты проклятым банкирам, т.е. отрубал голову гидре, как на ее месте вырастали новые проценты, т.е. новые головы. Он устал уже махать мечом-кладенцом и все больше времени проводил на печи. Помощи не было ни от кого. Вокруг вверенной ему губернии будто санитарный кордон какой-то образовался. Уезжать из губернии уезжали (в основном на отхожие промыслы), а вот въезжать не торопились. Особенно не торопились те, у кого были деньги.

Намедни Лелий Силыч еще раз огласил те условия и льготы, которые полагались тому, кто проблему внешнего долга решит. Была бы у него дочь красавица, он бы и ее выдал замуж за героя-храбреца. Но дочери ему Бог не дал.

Он вызвал к себе вице-генерал-губернатора Деониса Деева и задал ему лишь один вопрос:

– А скажи-ка, любезный друг мой, как сделать так, чтобы у гидры внешнего долга не отрастала новая голова, то есть не росли бы эти проклятые проценты?

– Позвольте, Ваше Превосходительство, напомнить вам о подвигах славного Геракла?

– Ну напомни.

– Если не ошибаюсь, то это был второй подвиг Геракла.

– А в первом, что он совершил?

– Если не ошибаюсь, то он завалил какого-то могучего тигра или льва, сделав из его шкуры себе накидку…

– Какие же все-таки в древности были люди, — Лелий Силыч тяжело вздохнул, — богатыри — не мы… Но продолжай, любезный.

– Неподалеку от Аргоса выбивался из-под земли источник хрустально чистой воды, — начал Деонис Деев, при этом глаза его, скрытые за очечками, вскинулись к самому потолку. Но слабый ручеек не мог пробить себе дорогу к реке или морю и растекался вокруг в низине. Вода застаивалась, зарастала тростником, и долина превратилась в болото. Яркая зелень, всегда покрывавшая болото, манила к себе усталого путника, но едва он ступал на зеленую лужайку, с шипением и свистом выныривала из трясины десятиголовая гидра, обвивалась своими длинными скользкими шеями вокруг человека, затягивала его в болото и пожирала…

– Так вот прямо и пожирала? — спросил генерал-губернатор.

– Так точно, Ваше Превосходительство!

– А скажи, дорогой, она человека всеми десятью головами сразу пожирала или сперва одной головой надкусывала, потом другой, потом…

– К сожалению, источники ничего не говорят на этот счет.

– А жаль, — сказал Его Превосходительство, и было непонятно чего же ему на самом деле жаль: того ли что гидра пожирала людей, или того, что неизвестно, одной ли головой она их пожирала или всеми десятью сразу.

– Гидра эта была чудовищным порождением Тифона и Ехидны. Вечером, когда гидра, насытившись, засыпала, ядовитое дыхание десяти ее пастей вставало над болотом и отравляло воздух. Тот, кто дышал этим воздухом, неминуемо заболевал, долго болел и умирал. Поэтому люди старались не приближаться к болоту,и  тем более не селиться около этого страшного места.

В тот час, когда Геракл и Иолай добрались до Лернейского болота, Гидра была сыта и дремала. Чтобы выманить чудовище из трясины, Геракл стал пускать в середину болота горящие стрелы, зажигая их концы факелом, который держал Иолай. Раздразнив Гидру, он заставил выползти ее из болота. Холодным хвостом, покрытым зловонной жижей, Гидра обвила ногу Геракла и все десять голов разом зашипели вокруг него. Геракл поплотнее завернулся в львиную шкуру, надежную защитницу от ядовитых зубов и змеиных жал, вынул меч и стал рубить одну за одной страшные головы Гидры.

Но едва стекала из раны черная кровь, на месте отрубленной головы вырастали две новые, еще злее, еще ужаснее. Скоро Геракл был окружен словно живым кустом шипящими головами, и все они тянулись к нему, разевая брызжущие ядом пасти.

– Как долги наши! — не выдержал Лелий Силыч. — Так и вижу их в образе этой зловонной змеюки! Вижу и ненавижу. Как же победили ее Геракл и друг его Иолай?

– Очень просто, Ваше Превосходительство! Геракл велел Иолаю прижигать факелом места отрубленных голов. Как только голова падала, Иолай сразу же прижигал то место огнем. Больше головы не отрастали…

– Вот она как! — Лелий Силыч даже попытался улыбнуться. — Стало быть, я должен этой гадине головы рубить, а вы все, члены моего кабинета, должны немедленно места отрубленных голов прижигать?

– Так точно, Ваше Превосходительство!

– Так почему же вы их не прижигаете?

– Так ведь гидра-то не простая, а банковская. Тут прижигай не прижигай — все равно проценты будет требовать. Это Геракл боролся с Лернейской гидрой, а вам приходится сражаться с Банкирской.

– Значит, нам ее ни в жизнь не одолеть?

– Ну почему же, если всю сразу огнеметом спалить, может, она и не воскреснет…

– То есть и ты считаешь, что мы вовеки не расплатимся?

– Никак нет, Ваше Превосходительство! Обязательно расплатимся…

– М-да… Нет повести печальнее на свете, чем повесть о желтогорском бюджете…

Но не успел наш генерал-губернатор еще раз тяжело вздохнуть, как в его кабинете раздался стук в дверь.

– Кто там? — насторожился Лелий Силыч, полагая, что рано или поздно к нему в кабинет придут судебные приставы.

Дверь открылась и на пороге показалось самодовольное лицо главного губернского казначея Александра Ларионовича Денегнедам.

– Это я, Ваше Превосходительство! Я по объявлению! — с порога выпалил казначей.

– По какому объявлению? — еще сильнее насторожился наш генерал-губернатор.

– По поводу конкурса, кто решит проблему внешнего долга, тот получит небывалую награду из рук Вашего Превосходительства.

– Ах, вот оно в чем дело! — Лелий Силыч облегченно вздохнул. — Заходи, дорогой. Вижу, у тебя есть идея.

Александр Ларионович Денегнедам был человеком многомудрым и очень скупым. Казначейство губернское он возглавлял если уж и не со времен царя Гороха I, то со времен царя Гороха II точно. Рассказывали, что у него нет мозга. Вообще никакого. На месте мозга — калькулятор, а в затылочной части, на всякий случай, хранятся счеты. Если калькулятор перегревался, в ход шли счеты. А они не подводили. Александр Ларионович мог в течение минуты рассчитать время перелета от звезды Альфа Центавра и обратно, а также сколько сухого пайка надо на каждого звездолетчика. Квадратные корни он извлекал мгновенно, знал чуть ли не все число пи, знаком был с трудами Леонардо Фобиначчи и знал, но молчал, решение теоремы Ферма.

За это и еще за кое-что другое он имел такое бессчетное количество наград, что на самых торжественных ассамблеях эти награды за ним несли на специальном стенде, ибо ни один мундир не выдержал бы веса всех медалей, орденов, значков, жетонов, памятных знаков.

А самое главное: ввиду собственной незаменимости и уникальных способностей человека-калькулятора, он служил при всех генерал-губернаторах, начиная от Василия Рюриковича Черных-Желтогорского и заканчивая Павлин Мавлиновичем Ипацковым. Его уважали, но не любили за фамилию, которой он полностью соответствовал.

– Ну и чем ты порадуешь сердце мое человеколюбивое? — обратился к Александру Ларионовичу Денегнедам Его Превосходительство.

–Ваше Превосходительство, недавно наше казначейство провело расчеты и вот что удалось выяснить. Оказывается. На руках у населения Земли Желтогорской, в настоящий момент находится один миллиард американских долларов!

– Сколько-сколько?! — сидевший рядом Деонис Деев даже подпрыгнул в кресле.

– Один миллиард-с долларов. И это по самым скромным подсчетам. На самом деле долларов гораздо больше. При этом, хочу особо отметить, что сколько на руках у населения евро мы даже еще и не начинали считать.

– Ну и что, — генерал губернатор печально улыбнулся так, как улыбается Пьеро, — все равно это не наши деньги и нам их не видать, как собственных ушей. Не можем же мы изъять эти деньги насильно…

– Насильно-с не можем-с, а добровольно — пожалуйста! — подытожил главный казначей.

– Как это добровольно-с? — генерал-губернатор снова улыбнулся улыбкой Пьеро.

– Я все продумал. Мы проведем лотерею! — глаза главного губернского казначея озарились желтоватым блеском. Этот блеск чем-то напоминал знак американского доллара. — Чтобы усилить доверие населения к лотерее, надо изобразить на них лики местных вождей. Никаких консерваторий, филармоний, мостов, церквей. Лотереи должны ассоциироваться с именем. Вы уж простите, Ваше Превосходительство, но если, например, лотерею будут называть «рыдаевка» или, скажем «капкаевка», или там «большедановка», не говоря уже о «спылу-сжаровке…

– А «денегнедамка» тоже будет? — не удержался вице-генерал-губернатор.

– Ну это не совсем корректно с финансовой точки зрения, но если Его Превосходительство даст добро, то я согласен поставить и свое имя.

– Постой-постой, если я правильно понял, то все наши депутаты, министры, столоначальники и руководители департаментов должны подписаться под выпуском именных лотерей?

– Так точно, Ваше Превосходительство! Все. И не только подписаться, но и нести персональную ответственность за их распространение среди населения.

Наряду с «рыдаевкой», «спылу-сжаровкой», кстати, «деевкой» тоже, будут и «капкаевка» и «большедановка», и «панковка», и «баталинка», и «линдигриновка», и «канчеровка», и «моисеевка», и «митрофановка», и «даниловка», и «соловьевка»…

– И «денегнедамка»! — вставил вице-генерал-губернатор.

– И… ну я уже сказал…

– Погоди, погоди! — оживился генерал-губернатор. — Идея прекрасная, но ведь лотерея должна быть выигрышной, что же мы предложим нашим гражданам, если на их лотерейный билет выпадет выигрыш?

– Да не вопрос! Под эту лотерею мы возьмем кредит в Минфине! Там такие игры любят, денег дадут, я уже предварительно договорился. У нас в области проживают два миллиона человек. Если каждый купит билет по цене от 500 до 1 000 рублей это от полутора до двух миллиардов рублей только от первого выпуска, а если таких выпусков будет пять-шесть?

Наступила мертвая тишина. Слышно было как пикают кнопки калькулятора. Это на полную проектную мощность работал мозг нашего главного казначея. Генерал-губернатор Лелий Силыч Рыдаев знал, что если работает калькулятор, значит проблема финансово решаема. Если бы заработали счеты, то надо было бы немедленно отказываться от этой затеи.

– Что ж, — сказал Его Превосходительство, — идея здравая. Если мы к тому же установим хорошие призы к розыгрышу, то так, глядишь, мы этой гидре проклятой головенки-то поприжигаем, поприжигаем. А если все срастется, то все, что я обещал в качестве награды, будет твоим! И он похлопал Денегнедам по плечу…

Источник: http://bezvremeny.ru/headings/?SECTION_ID=30&ELEMENT_ID=464