КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Правосудие по-балаковски, или Почему полиция не желает раскрывать очевидное преступление?



| Рубрика: Общество | Сергей Губанов

Кадры камеры наблюдения у пригородного кафе «Плаза» я изучал довольно долго. Установленные в разных местах этого заведения, они бесстрастно фиксируют все передвижения людских масс.

Вот двое мужчин заходят на порог, сдают в гардероб вещи, проходят в глубь зала. Проходя мимо топчущейся под музыку компании, наскоро приветствуют ее, на время исчезая из зоны наблюдения. Утомленная плясками, пошатывающаяся компания возвращается за стол, который банкетится давно и щедро – повсюду надкусанные бутерброды, пустые бутылки и тарелки из-под закусок.

Вот двое выходят на улицу, чтобы поговорить о чем-то по-мужски. Следом выбегает полдюжины зевак: «Сейчас что-то будет». Кульминация преступления – самая длительная часть съемок. Издевательства толпы над беззащитным человеком заняли четверть часа – не меньше. Столь откровенную жестокость я видел только в самых отвязных боевиках…

Высокий и на редкость коренастый 49-летний Андрей Румянцев (фамилия изменена – Авт.) выглядит абсолютным здоровяком. Но это первое впечатление обманчиво. Андрей по состоянию здоровья – инвалид. И полгода, проведенные им на больничном в прошлом году, здоровья, мягко говоря, ему не прибавили:

– Если бы я предполагал всю подлость той драки, то повел бы себя иначе. А так стоял расслабленно, держа руки в карманах куртки. И первым же ударом в корпус был сбит на землю, а потом понеслось…

Продолжаю смотреть жестокое «кино». Один из собеседников, в котором я узнаю Андрея, и впрямь прячет руки в одежде. Его оппонент, активно жестикулируя, что-то кричит ему в лицо. Затем наносит рубленый удар, добивает упавшего ногами. Выбежавшие «помощники» обступают жертву, не давая ему и головы поднять. Четверо избивают одного ногами. Сосредоточенно и упоенно… Чуть устав, на минуту они прекращают истязания.

Избитый, закрывая лицо руками, пытается отползти в сторону. Но подняться с земли ему не дают, снова и снова вонзая в него тяжелые подошвы зимних ботинок. На черно-белых кадрах кровь почти бесцветна…

Показания, которые Румянцев давал в больнице, такие. 21 марта 2012 года он с другом приехал в кафе «Плаза» выпить кофе, поговорить. На входе он оглянулся на приветствие нетрезвого мужчины и узнал в том старого знакомого. Кофе выпить так и не пришлось: неожиданно его отозвали «подышать на улицу».

Разговор, начавшийся в режиме один на один, был таким: мужчина заявил, что в прошлых, чуть ли не 90-х годах Румянцев задолжал кому-то 300 тысяч рублей. И надо бы должок закрыть. Долга как такового вроде бы и не было. Но это был лишь повод для драки.

Четверо накачанных хмелем и храбростью друзей избили Румянцева. Ногами. Били куда попало, хотя метили больше в голову. Когда ночной мороз загнал истязателей в помещение, избитый не сразу пришел в себя. Его увезли в травмпункт, а позже – в нейрохирургию.

Эта история не столько о жестокости, сколько о безнаказанности. Находясь в больнице, Андрей дал показания, в которых назвал фамилию зачинщика избиения. Его друзей он по именам не знает, однако уверен:

– Все они работают на Балаковской АЭС – организации, которая вряд ли потерпит в своих рядах уголовников. По моему заявлению полиция возбудила уголовное дело. № 503117. Съемки камеры слежения в дознании есть. Нет лишь желания расследовать это дело, в котором полиция усмотрела «отсутствие события преступления».

Итак, мы имеем:

– жестокие избиения, зафиксированные медиками;

– показания потерпевшего, в которых он указывает точную фамилию «главного подозреваемого»;

– съемки камеры, изъятые дознанием в кафе «Плаза». Черты лица участников драки в них угадываются довольно уверенно;

– и, наконец, всю эту доказательную базу перевешивает один-единственный допрос подозреваемого, который отрицает факт драки!

Признаюсь честно, несмотря на массу документов, которую мне представил Румянцев, в такое поведение дознания я поначалу отказался верить. Потому, желая все перепроверить, отправил на имя начальника МУ МВД «Балаковское» Игоря Старовойтова депутатский запрос, на который получил ответ местами совершенно фантастического содержания.

Полковник полиции подтвердил, что в его производстве находится уголовное дело, по которому проводится дознание. Однако «расследование уголовного дела № 503117 умышленно затягивал потерпевший, не сообщая своего реального места жительства и контактных телефонов, тем самым лишая дознание возможности планирования и проведения следственных действий с его участием».

Сам Румянцев, прочтя эти строки, был потрясен: он уверяет, что многократно приходил и звонил в полицию, напоминая о себе, и предоставлял всю исчерпывающую информацию!

Но продолжим цитату: «Имеющаяся в материалах уголовного дела видеозапись с камер наблюдения в кафе «Плаза» плохого качества, а потому установить с помощью нее конкретных лиц не представляется возможным».

Из всех запечатленных камерами лиц я лично знаком только с Румянцевым. И его уверенно узнал с полувзгляда. Полагаю, посмотри я в жизни на того, кто его избивал, сомнений бы у меня не возникло. Но у полиции, видимо, какие-то свои критерии узнавания.

Впрочем, это еще не вся цитата:

«В ходе допроса лица, указанного Румянцевым, последнее отрицает причинение телесных повреждений потерпевшему. Расследование уголовного дела стоит на контроле».

Со времен жестокого римского права известно, что признание – царица доказательств. Но значит ли это, что любое НЕпризнание опровергает всю доказательную базу? В нашем довольно странном случае именно так и получается. Эдак у нас ни одно преступление не раскрывалось бы, так как почти любой подозреваемый изначально идет в категорический отказ!

У самого Румянцева есть собственное объяснение этим событиям:

– Те, кто избивали меня, имеют не последнюю должность и вполне приличный доход. Обычно у тех, кто имеет доходы, существуют и особые заходы к кому надо. Иначе зачем полиции при совершенно очевидной перспективе раскрытия преступления заниматься откровенным саботажем?

Называть фамилию человека, избившего Румянцева, мы не имеем права: во главе угла в подобных случаях стоит презумпция невиновности. Однако умозаключения самого потерпевшего видятся нам очень тревожными:

– Люди в погонах подталкивают законопослушных граждан к тем безобразиям, что мы уже пережили в лихие 90-е годы? Тогда, спрашивается, зачем я, налогоплательщик, содержу огромную и высокооплачиваемую правоохранительную армию? Так-то эти люди охраняют мои гражданские права?!

Из акта судебно-медицинского освидетельствования № 1837

«У гр-на Румянцева имеются следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, кровоподтеки и ссадины на лице, разрыв сухожилия пальца левой кисти, поперечный перелом нижней трети крестца».

Просматривая сцену драки около кафе, мне вспомнилась другая отвратительная история. В мае 2011 года в жуткой ночной аварии около мэрии погибла таксистка Тамара Бондаренко. Из ее личных вещей в машине пропала помимо наличных денег банковская карточка.

Спустя час после гибели женщины некий мужчина снял деньги с ее карты в банкомате, а самого его с натянутым на лицо воротником зафиксировала камера банкомата. Видео под названием «Мародер обналичивает пластиковую карту» вот уже 2 года висит на нашем сайте: www.sutynews.ru/index.php?mode =video_view&id=46. Там четко зафиксирован момент, когда воротник съезжает, приоткрывая часть лица подонка.

Родственники погибшей таксистки узнали тогда в злодее сотрудника силового ведомства, который находился в ту ночь на месте автокатастрофы. По этому факту было возбуждено уголовное дело, которое, если мне не изменяет память, так ничем и не закончилось. Причина один в один схожа с нашей ситуацией: подозреваемый наотрез отказался узнавать себя на видеосъемке! А на нет у нас никакого суда нет!

Кадры взяты из видеозаписи камеры наблюдения кафе «Плаза»

Источник: Сайт газеты Суть

http://www.sutynews.ru/index.php?mode=article_view&id=2590