КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



На букву «с»



Не знаю, почему, но лично у меня процесс выбивания льгот, пенсий и соцвыплат из нашего милого государства ассоциируется с лермонтовским «Мцыри». Помните: «И мы, сплетясь, как пара змей,/ Обнявшись крепче двух друзей,/ Упали разом, и во мгле/ Бой продолжался на земле». Только если ты будешь «как барс пустынный, зол и дик», у тебя появится шанс вырвать маленький окровавленный кусочек соцзащиты из цепких рук госмашины.

К нам в редакцию обратилась Вера Артёмова, пенсионер, педагог с 30-летним стажем. Вера Михайловна ратовала не за себя, а за своего брата Сергея, который недавно остался совершенно без средств к существованию. Когда я слушал эту незамысловатую историю, всё больше проникался той заботой, которой наше государство окутывает тех, кто неожиданно потерял здоровье.

На букву «с»

- Я бы сам и не стал связываться, – машет рукой Сергей Михайлович, – это всё сестра. Она уже закаленная, умеет с инстанциями переписываться.

- А мужики вообще не умеют за себя бороться, – вздыхает Вера Михайловна, – оттого не видят «свет в окошке» и помирают.

Пенсионерка раскладывает передо мной внушительную кипу бумаг. И начинает свой рассказ. Долгое время ее брат работал на предприятии «Волгастроймонтаж» штукатуром – ремонтировал шахты перед установкой новых лифтов.

- До пятидесяти этажей в день с полным ведром в руке наматывал, – вставляет Сергей Михайлович.

На букву «с»

Результатом этой бурной трудовой деятельности стали серьезные проблемы с позвоночником. После подъема тяжестей мужчина отлеживался несколько дней с дикой болью. Врачи вынесли суровый вердикт – нельзя поднимать больше пяти килограммов и долго находиться в одной позе. Для штукатура, это, по сути, запрет на профессиональную деятельность.

Попытки найти новую работу в предпенсионном возрасте к успеху не привели. Практически везде нужно было либо поднимать тяжести, либо дежурить сутками, много часов находиться на ногах и пр. В итоге Сергей Михайлович остался без средств к существованию. Вообще. Благо, сестра не бросила, начала ходить по инстанциям, выбивать для брата инвалидность.

- Мы живем уже несколько лет только на мою пенсию, – спокойно говорит Вера Артёмова. – Брат пробовал работать грузчиком, потом стропальщиком – чуть в гроб не слег.

Термин «выбивать инвалидность» может существовать только в нашей стране. О том, какой это тяжкий труд, Артёмовы узнали на собственном опыте. Им пришлось пройти семь кругов ада – ответственные лица открыто говорили, что люди к ним приползают, а если человек пришел на своих ногах, он и не инвалид вовсе. Цикл мытарств, которые нужно пережить, чтобы получить группу инвалидности, не всякий здоровый выдержит.

- Помогла Общественная палата области. Точнее – Ольга Пицунова и Наталия Королькова. Все остальные на букву «с», – резюмирует Вера Михайловна. – Только после вмешательства Пицуновой Сереже дали III группу.

- А Ландо по супермаркетам ходит, пиарится, – добавляет ее брат. – И что толку-то? Да после обнаружения просроченных продуктов магазины надо лицензии лишать.

Вы можете себе представить, чтобы для такой рядовой ситуации, как получение инвалидности, нужна была помощь целого члена региональной Общественной палаты? Лично я – с трудом. За III группу инвалидности Сергею стали платить целых 779 рублей. Затем в Пенсионном фонде произошла крупная битва местного значения – Артёмов возжелал, чтобы так называемый социальный пакет стоимостью аж 839 рублей и 65 копеек ему вручали бы в денежном эквиваленте. Битва эта не выиграна и по сей день.

Интересно и другое – никто из специалистов управления Пенсионного фонда РФ в Заводском районе не подсказал мужчине, что он имеет право на так называемую социальную пенсию. Между тем, в законе сказано, что досрочная пенсия в подобном случае может быть оформлена за два года до наступления права на обычную трудовую пенсию. Артёмовы узнали об этом недавно – совершенно случайно и от третьих лиц, после чего немедленно написали заявление в ПФР.

Смотрю я на этих несчастных, растоптанных государством стариков и почему-то вспоминаю о том, как однажды экс-губернатор Павел Ипатов приехал в беднейшее село Воскресенское и на голубом глазу заявил сельчанам: «Во время кризиса мы не отказались ни от каких социальных обязательств, в то время как в Европе бушевали акции протеста!» Тогда сельчане не убили Павла Леонидовича только из природной скромности…

Когда я собрался уходить, Артёмовы попросили меня упомянуть в статье о так называемой «бесплатной медицине»:

- В 3-й Советской, даже когда увидели направление от врача из районной поликлиники, с меня потребовали деньги, – говорит Вера Михайловна. – С брата в областной офтальмологической тоже требовали оплату процедуры. А начальство уверяло, что у них всё бесплатно…

Источник: ИА Версия Саратов

http://nversia.ru/rubric/view/id/6881