КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Кто-то еще верит этому провокатору?



Кто-то еще верит этому провокатору?

Есть ли в нашем городе хотя бы один серьезный и нормальный человек, который бы всерьез воспринимал этого человека и то, что он обычно говорит на публике?

Кто еще ни разу в своей жизни не ошибался и не разочаровывался в людях, возможно, смогут принять на веру то, о чем он говорит.

Впрочем, думаем, что это личное дело каждого, кому верить, а кому нет. В связи с этим, нам бы хотелось обратить внимание на один из существенных эпизодов биографии этого человека, о которой знает очень ограниченный круг лиц.

О себе он иногда может сказать, что он профессиональный провокатор и этому даже учился профессионально.

Полагаем, в этом есть доля правды. Дело в том, что он довольно продолжительное время являлся агентом Управления КГБ по Саратовской области. Как становились агентами («стукачами», «сексотами») уже давно не секрет. Как правило, людей вербовали на эту довольно унизительную работу на каком-либо компромате. В случае с этим человеком, о котором мы рассказываем, тоже не обошлось без такой практики. Люди, его знающие, да и он сам, почти не скрывают, что завербован он был на том самом пресловутом компромате. Якобы, была какая-то пьянка- гулянка, якобы, какая-то драка, и, якобы, перспектива уголовного дела. В то время он уже работал на ГТРК «Саратов» радиокорреспондентом.

Завербовал его один из оперативных сотрудников в УКГБ, назовем его N. Потом, много лет спустя, этот N, уже к тому времени, не работавший в УКГБ, послушав на одном публичном мероприятии очередную провокационно-зажигательную речь этого человека, восхищенно сказал: « Я горжусь, что работал с этим человеком!».

Однако, в 1990 году оперуполномоченному УКГБ по Саратовской области N было не до радости, когда, наверное, один из его лучших агентов, «сдал» его с потрохами, и разоблачил публично на весь, тогда еще СССР, их тайную связь.

Да, скандальное разоблачение прозвучало на всю страну. Сначала этот агент сделал свое «сенсационное» заявление на Театральной площади Саратова во время митинга в августе 1990 года. Тогда, захлебываясь от переполнявшего его восторга, он рассказал возбужденной многотысячной толпе о том, что работал на КГБ. Раскрывая «страшную тайну», он сказал, что с приходом новой власти, осознав порочность отношений с «конторой», рвет отношения с этой преступной организацией. Тогда были в моде такие саморазоблачения: топтали флаги, разрушали памятники, крушили здания обкомов КПСС, срывали, так скажем, все оковы с нашей истории. Толпа на площади одобрила такое саморазоблачение бурной и восторженной овацией. И никому тогда в приступе неадекватной эйфории не пришла в голову простая мысль, что аплодируют они банальному стукачу, и предателю. Стукачу, который, как вспоминают и поныне его бывшие коллеги, строчил доносы на своих же коллег по ГТРК, с которыми сам же выпивал на рабочем месте.

А потом была большая статья в «Литературной газете». Известный в то время журналист и корреспондент той газеты Игорь Гамаюнов написал об агенте УКГБ по Саратовской области и о его «мужественном поступке» саморазоблачения и покаяния.

Впрочем, сам себя он не считает ни агентом, ни тем более, стукачом. О своем кэгэбэшном прошлом на одном информационном портале он высказался довольно высокопарно, сообщив, что был… «нештатным сотрудником УКГБ СССР по Саратовской области». Ложь чистейшей воды. Но между строк как бы многозначительно читается – «Да… волею судьбы меня государство призвало на эту трудную и тайную службу. Долгие годы я вынужден был об этом молчать». Ну, прямо Штирлиц.

Но, как говорят в Одессе, это две большие разницы – быть агентом и быть нештатным сотрудником КГБ. Одно дело вполне легально иметь удостоверение нештатника УКГБ и работать практически открыто, пользуясь полномочиями сотрудника КГБ при выполнении определенных заданий, а другое – быть завербованным на грязном компромате, иметь оперативный псевдоним и скрывая свою вторую жизнь даже, от самых близких, банально стучать на коллег – писать отчеты и сдавать их куратору. Да и сам куратор N, не раз говорил об этом человеке, как об агенте, а не как о нештатном сотруднике.

Со своим куратором этот агент журналист встречался обычно в конспиративном номере гостиницы «Волга». Там они беседовали, там он получал очередное задание.

Одно из таких заданий, как раз и характеризует всю суть этого человека – войти в доверие, а потом предать. Задание, судя по его же собственному рассказу, было таким. Под видом радиожурналиста надо было как бы «заблудиться» в одном из сельских лесных районов и как бы «случайно» выйти на ракетную «точку», где дежурили офицеры. Затем, согласно заданию, этот агент-журналист должен был войти в доверие, разговорить офицеров и предложить им выпить за знакомство. Бутылка, купленная на деньги, выданные куратором N, уже лежала в кофре с аппаратурой радиожурналиста. Офицеры, расслаблялись и выпивали с «заблудившимся гостем» за «знакомство». Ну, а спустя буквально несколько минут после начала застолья, появлялись как из-под земли, сотрудники военной контрразведки. И нетрезвых офицеров, позволивших себе выпить во время боевого дежурства, брали, как говорится, под белые ручки. А потом их просто, как провинившихся, отправляли служить куда-нибудь очень далеко на Север.

Полагаем, что подобных заданий, где нужно было как-то спровоцировать людей на неблаговидные поступки, этот агент выполнял не раз.

Возможно, поэтому он иногда может себя назвать профессиональным провокатором. Большой так сказать, опыт подпольной и нелегальной работы среди нормальных граждан.

Впрочем, если опять же, верить его собственным словам, искусству и методам провокации он даже обучался на специальных курсах. Якобы, его, как журналиста, отправили в довольно длительную командировку (около двух месяцев) в Подмосковье. На самом деле, командировка была не от редакции ГТРК, а от «конторы», которая и организовала секретные курсы для таких вот стукачей, из некоторых регионов нашей тогда необъятной Родины.

Так что, почти каждая речь, или спич этого человека на публике, полагаем, это тщательно спланированная им мини-провокация.

Неплохо бы об этом знать тем, кто его слушает.

Впрочем, умные люди давно не обращают на его речи абсолютно никакого внимания. И смотрят на его выступления, на самом деле, как на некое забавное представление. А на него самого, просто как на клоуна.

Источник: http://www.rsar.ru/index.php/u-s/item/438-kto-eshe-verit-etomu-provokatoru