КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Оперативные игры



В начале декабря несколько саратовских адвокатов заявили о том, что в области работают профессиональные провокаторы. Якобы эти люди, называясь разными именами, предлагают чиновникам взятки и выступают свидетелями и потерпевшими сразу в нескольких уголовных делах.

Еще раньше мой коллега Александр Сорокин писал о «дамах-провокаторшах», которые, работая в тесном контакте с правоохранительными органами, помогали задерживать председателей ТСЖ и дачных кооперативов. Не секрет, что в нашей стране действительно существует такое понятие, как профессиональный провокатор, а еще есть профессиональные понятые и потерпевшие. Однако граждане, полагающие, что такие люди будут действовать исключительно в интересах закона и во имя него, сильно ошибаются. На самом деле, каждый из нас на крючке.

Мы все на крючке, потому что в любой момент каждый может оказаться в роли основного фигуранта уголовного дела. Думаете, это невозможно? Тогда вот вам небольшой пример. Законопослушный, порядочный мужчина оказывается обвиняемым в деле об изнасиловании. Как? А элементарно. Бывшая гражданская жена, разозлившись, требует у мужчины денег. А не получив их, обращается в полицию. И мужчину берут в оборот. Написанное заявление об изнасиловании забрать уже не получится, остановить запущенный механизм, уладив наконец свои личные взаимоотношения, тоже нельзя. Это закон. А потому дело раскручивают, и постепенно появляются странные свидетели, которых наш подозреваемый знать не знает и никогда не видел. Кто-то, конечно, скажет, что мораль проста – все бабы стервы (надеюсь, это слово не возбудит Роскомнадзор), но суть ведь не в этом, а в том, что нет человека, который был бы застрахован от ложного обвинения.

И в вашем, да-да, в вашем деле всегда может появиться странный свидетель, который вдруг заявит: да, видел, как этот гражданин лично брал взятку/насиловал/грабил/убивал (нужное подчеркнуть). А потом у вас дома или в рабочем кабинете проведут обыск. Все как положено, с понятыми. Только вот, кто знает, будут ли это действительно незаинтересованные люди с улицы или же настоящие профессионалы, работающие в связке с полицейскими и помогающие успешно «раскрывать» дела. Такие понятые помогут найти у вас все, что угодно – от крупных купюр до оружия и наркотиков.

То же самое и с профессиональными провокаторами. Говорить «порядочный человек не берет взяток» можно ровно до того момента, пока сам не окажешься лицом к лицу с провокатором. Пока не увидишь, как профессионально и слаженно работают эти люди. И никто не будет слушать, что денег вы не брали, что этот вот человек, не слушая вас, просто положил их на стол, а сразу после в комнату ворвались полицейские, и вы даже слова сказать не успели. Сопротивление бесполезно. Вы для чего-то нужны этой системе, для статистики или ради чьего-то личного заказа – неважно, просто нужны.

Нам говорят, что провокаторы действуют в интересах государства. Следователи называют это «оперативной игрой». Но где та тонкая грань между интересами государства и интересами простых людей, которая не позволяет провокаторам опуститься до элементарного оговора в угоду правоохранительной статистике или же за деньги? Да и с каких это пор провокация стала государственным интересом?

Как вы думаете, должны люди знать имена профессиональных провокаторов, свидетелей и понятых? Наверное, должны. Кто мог бы рассказать о них? Показать людям реальные случаи и дела? Наверное, средства массовой информации. Только вот мы не можем этого сделать, потому что государство защищает таких граждан с помощью закона «О персональных данных». Важно понимать, что персональные данные – это абсолютно любая информация: имя и фамилия, год и место рождения, адрес, национальность, даже принадлежность к конкретной политической партии, религиозные и философские убеждения и, конечно, фотографии. Вот почему журналисты не могут показать общественности лица и назвать имена тех, кто, используя любые средства, добивается поставленных перед ними целей. Странно, но факт — закон призван обслуживать эти довольно сомнительные интересы государства. Поэтому мы перестраховываемся, с лупой перечитываем законы, а ну как завтра газету просто закроют? Мы трижды перечитываем написанное, заменяя фамилии на обезличенные Юрий М. и Алексей К. Закон «О персональных данных» связал нам руки. Он четко установил, в каких случаях журналисты имеют право не спрашивать согласия на обработку персональных данных, но сделал очень важную оговорку: «если при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных». Однако у некоторых «субъектов» таких прав предостаточно. А это значит, что определенным средствам массовой информации, к коим наше издание несомненно относится, будет очень не просто отстоять свою правоту в суде.

А тем временем опытные «профессионалы» по-прежнему будут помогать правоохранительным органам «повышать раскрываемость».

Источник: ИА Версия Саратов

http://nversia.ru/blog/view/id/6909