КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Сортиризация



На фото:

Здание Аткарской больницы. Фото Аллы Швецовой

Под Новый год жителям Аткарска сделали подарок – закрыли инфекционное отделение местной ЦРБ для взрослых и детей. Поскольку это отделение было единственным на весь район по своему профилю, уже в ближайшие сутки в областной центр помчались «скорые» с аткарскими детишками и взрослыми. Часы, проведённые в дороге, вполне могли стоить кому-то жизни…

В нашей стране восемь лет выделялись нехилые средства на здравоохранение. Сперва – в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье», потом – по программе «Модернизация здравоохранения». В Саратовской области этим начинал заниматься Павел Ипатов. За годы в губернаторском кресле он настолько поднаторел в медицинских вопросах, что мог без запинки выговаривать названия сложных процедур и приборов, а в операционные входил без обычного для простого смертного трепета. Белый халат смотрелся на экс-губернаторе как влитой: иногда начинало казаться, что нашей областью руководит врач – такой седой, импозантный. Настоящий профессор по модернизации.

Потом эстафету медулучшений перехватил Валерий Радаев. Он тоже привык накидывать белый халат, правда, сложных терминов избегал и старался говорить о медицине «в общем и целом».

Что же улучшилось в нашей области за эти годы и миллиарды освоенных бюджетных рублей? Можно с уверенностью сказать, что пластиковые окна и свежий кафель в санузлах стали привычным атрибутом многих медучреждений. В стране как грибы росли федеральные центры, где людям оказывают высокотехнологичную медпомощь. А в Саратове, рядом с гусельским камышом, на Молочке построили перинатальный центр. Он начал трескаться и ползти ещё до введения в эксплуатацию, а нормальную дорогу туда элегантно забыли построить. В итоге роженицы и персонал центра и по сей день ходят за полтора километра от ближайшей автобусной остановки.

Страшно представить, но в области стали поговаривать о такой нереальной для наших мест штуке, как информатизация. Вместо врачебных каракулей на плохой желтой бумаге повсеместно должна была появиться электронная карточка, которую смогут прочитать все, от лаборатории до медстраха. Скайп-консультации, общая «сетка» учреждений, постоянный контроль со стороны министерства и главврачей. Просто дух захватывает от таких перспектив…

Несмотря на такие «нью-васюковские» планы, на карте нашей области остались места, куда не то что модернизация – банальная «сортиризация» не смогла доползти. К таким местам смело можно отнести инфекционное отделение для взрослых и детей Аткарской центральной районной больницы.

В апреле прошлого года сюда вместе с шестимесячным сыном Глебом попала жительница Аткарска Юлия Орлова. По её словам, к медперсоналу у неё претензий не было – люди выполняли свой долг добросовестно. А вот само помещение… Впрочем, давайте предоставим слово нашей героине.

«На вопрос, где будет спать мой ребенок, мне ответили: ребенок уже большой, спать будет с вами. В итоге нам так и пришлось пять ночей ютиться на односпальной панцирной кровати. Постельное белье из рук вон безобразное. Я тысячу раз пожалела, что не взяла с собой весь комплект постельного белья. Окончательно меня привела в отчаяние простынка на подушку вместо наволочки. И это 21 век на дворе… На этом наши приключения не закончились. Пыталась узнать, где душ, получила ответ: «Отсутствует». Нет горячей воды. В так называемых кабинках стоят тазики. При этом сама душевая комната проходная и не закрывается вообще! Как мыть ребенка?»

Юлия организовала группу в «Одноклассниках», которую назвала «Ужасы детской больницы города Аткарска». Отзывы товарищей по несчастью не замедлили себя ждать. Жаловались на рассохшиеся деревянные рамы: «Палата холодная, вся сквозит, одеяло на подоконнике, чтоб не дуло», на питание: «…картофель–пюре почему–то холодное и синюшного цвета, с признаками отсутствия там молока и масла». Много жалоб было на медицинское обслуживание, качество анализов и обоснованность назначений.

Сортиризация

Об этой ситуации написал популярный местный портал «Аткарск 24», причём форум к этой теме получился чрезвычайно плодотворным. Один прозорливый человек заметил: «Вы правда думаете, что сможете изменить ситуацию? Откройте глаза – вы живёте в этом городе только для того, чтобы приумножать богатство так называемых местных бизнесменов и бизнесвумен. Еще несколько ваших жалоб – и больницу закроют раз и навсегда… Как вы думаете, что будет на её месте? В многоэтажном здании, да в центре города? Правильно, очередной торговый центр».

Когда больницу после посещения комиссией из минздрава области действительно закрыли, Юлия Орлова была ошарашена: «Многие винят во всём меня, хотя я всего лишь хотела улучшения ситуации, а не закрытия больницы. Почему у нас есть деньги на ремонт администрации, на покупку автомобилей, а на ремонт детской больницы нет?»

Свистопляску, которая началась в Аткарске после закрытия трехэтажного корпуса, где лечились взрослые и дети, трудно себе представить. Ежедневно в Саратов, за сто километров, отвозили по 5-6 детей. Многих сперва привозили в райцентр из окрестных сёл, а затем уже транспортировали в Саратов. Естественно, что на всё это уходило бесценное время – в особо серьёзных случаях это вполне могло привести к фатальным последствиям. Наиболее вопиющий случай произошёл с 8-летним Пашей, у которого случился приступ аппендицита аккурат 11 января. Единственный детский хирург был на отдыхе, и вызывать его оттуда было весьма затруднительно. Поэтому ребёнка решили отправить в Саратов. Но поскольку все «скорые» были заняты «извозом» инфекционных больных в областной центр, везти Пашу пришлось на машине. Его мама, Татьяна Паршина, с ужасом вспоминает тот страшный день: «Мы попали в Саратов как раз тогда, когда несли факел. Нас остановили на Сенном, мы слёзно умоляли полицейских пропустить нас, но они говорили, что не могут. Посоветовали вызвать «скорую», в итоге мы потеряли ещё немало времени». К счастью, эта история закончилась хорошо, но это стоит отнести скорее к чуду, чем к заслуге системы областного здравоохранения.

Заместитель министра здравоохранения области Жанна Никулина так прокомментировала сложившуюся ситуацию:

– По заключению строительной организации можно эксплуатировать только часть здания больницы. Учитывая, что все санитарные узлы попали в ту часть, которую нельзя эксплуатировать, сейчас принимаются все возможные меры, чтобы отделить участок помещения. И параллельно прорабатывается вопрос о размещении этого отделения в другом здании. Эта ситуация находится на контроле у министра, у главы местной администрации – недавно прошло рабочее совещание по данному вопросу. Я не могу точно сказать сроки – возможно, потребуется двое суток, может быть больше или меньше. Всё должно быть сделано в соответствии с нормами.

Смотришь на всю эту «системность и последовательность» и диву даёшься. Кто мешал сразу отделить часть здания, а во второй начать ремонт? Для чего нужно было закрывать больницу под Новый год, когда и безо всяких потрясений официальные структуры работают вяло? На все эти вопросы нет ответов.

P.S. После того, как неравнодушная жительница своего города Юлия Орлова обратилась в СМИ области, ей пришло «предупреждение об экстремистской деятельности», подписанное начальником МВД России по Аткарскому району, полковником Алексеем Соловьевым. В нем говорится, о том, что Орлова как «организатор массовой акции» предупреждается об административной ответственности по статьям 20.2 «Нарушение правил проведения публичного мероприятия», 20.3 КоАП РФ «Публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организации», а также об уголовной ответственности по ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», ст. 282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообщества», а также ст. 282.2 «Организация деятельности экстремистской организации». Поводом для этого странного послания, по мнению женщины, стали ее статусы в социальной сети «Одноклассники», где она призывала неравнодушных жителей Аткарска «не молчать» в связи с закрытием больницы. Выходит, что мать, выходящую на защиту своих детей, сегодня уже приравняли к экстремисту?

Источник: ИА Версия Саратов

http://nversia.ru/rubric/view/id/6971