КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Рубят суки



В Саратове продолжают закрывать последний детский дом. С упорством, достойным лучшего применения. Не глядя на то, что эта позорная история прогремела по всей стране. Свои подписи под петицией в защиту учреждения на момент написания статьи поставило свыше 130 тысяч человек. Но речь, собственно, не об этом. В статье я хотел бы поговорить о таких явлениях, как Ландо, Ерофеева и Епифанова.

Честно говоря, для меня вся эта история явилась своеобразным «водоразделом». Она очень явно высветила, кто есть кто в нашем саратовском политбомонде. Нет, я и раньше знал, что доблестные «защитники прав» и «лидеры гражданского общества» — суть симулякры, созданные для того, «чтобы было». Когда Александр Соломонович метался по супермаркетам и нюхал просроченные сырки, это было забавно, но не демонично. Когда уполномоченный по правам ребенка в Саратовской области Юлия Ерофеева открывала для себя, что в газетных киосках продаются нехорошие журналы, это было печально, но ожидаемо.

Все это время я с некоторой долей наивности верил, что найдется, в конце концов, такое большое дело, на котором вышеуказанные личности смогут себя проявить, что называется, по полной. Раскрыться, так сказать, во всей красе. Продемонстрировать всем алмаз своей благородной души, который все эти годы тускнел, не находя применения.

И такая возможность представилась. В Саратове чиновники принялись за уничтожение последнего и самого лучшего детского дома № 2. Мы с коллегами активно включились в кампанию по его защите — за пару недель о грядущем закрытии написали почти все областные СМИ, кроме того, сюжеты об этом прошли и на федеральном уровне.

До шумихи по местному ГТРК довольно честно показывали новенький детдом в поселке Алексеевка вместимостью около 100 человек. Именно сюда должны были поселить детей из Саратова. Ведущая на голубом глазу вещала: «Губернатор, посетив детский дом, убедился, что решение перевести детей из городов в села было верным». Валерий Радаев метался по просторному помещению: «82 рабочих места для местных жителей — разве это плохо?» Министр образования области Марина Епифанова рассуждала о том, что новое учреждение — семейного типа. Правда, телекамера выхватывала спальни, в которых плотно стояли два десятка кроватей, но это неважно.

Когда на сайте change.org собрали несколько десятков тысяч подписей в защиту, Епифанова стала уверять, что детдом № 2 закрывать никто не собирается. Правда, оговорилась: до конца учебного года. Информационная кампания начала набирать обороты, поэтому областное министерство образования назначило встречу с попечителями детдома. Попечители говорили много и по делу, но до сердца министра достучаться так и не смогли. В четверг из неофициальных источников стало известно, что директора детдома № 2 Галину Ефимову собираются уволить. Впрочем, в самом министерстве эти слухи поначалу опровергали.

И вот число подписей в защиту действительно семейного детского дома перевалило за сотню тысяч. Об этом писала «Российская газета», снимал Первый канал, а федеральное «Эхо Москвы» и вовсе взяло ситуацию под свой контроль.

И тогда (литавры, бой барабанов!) в дело включилась Юлия Ерофеева. Как вы думаете, что сделала эта матерая защитница детей? Наверное, бросилась грудью на амбразуру чиновничьего равнодушия? Возопила, воздев руки, прямо на площади Столыпина, пригрозив чинушам самосожжением? О нет, вы плохо знаете эту бывалую даму. Она упрекнула журналистов, которые написали о том, что в детдоме живут дети с непростыми заболеваниями: «Распространение информации о состоянии здоровья детей является недопустимым и нарушающим права ребенка. В соответствии со статьей 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья. Согласно статьям 4, 19 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» одним из основных принципов охраны здоровья является соблюдение врачебной тайны. Пациент имеет право на защиту сведений, составляющих врачебную тайну. Необходимо установить источник распространения этой информации, а также принять исчерпывающие меры к защите и восстановлению нарушенных прав детей, проживающих и воспитывающихся в указанном в статье детском доме».

Заценили масштаб трагедии? Не выселение деток туда, куда Макар телят не гонял, смутило нашу омбудсменшу. Не смутил ее и тот факт, что дети с серьезными диагнозами вряд ли смогут там получить должное лечение. Ерофееву возмутило, что наши коллеги из «Четвертой власти», не указывая конкретных детей, попытались воззвать к совести чиновников: «Опасность закрытия этого детдома состоит еще и в том, что в нем живут дети с серьезными диагнозами, такими как ВИЧ и диабет».

Следом за Ерофеевой по этой теме «отстрелялся» и Александр Ландо, председатель общественной палаты области. Он бил в ту же точку, что и Ерофеева. Почему-то мое воображение нарисовало планерку, на которой все эти деятели, глядя на тысячи подписей в защиту детдома, грустно решали: «Как отмазываться-то будем?» Интересно, какому умнику пришла в голову «гениальная» мысль упирать на разглашение врачебной тайны? Впрочем, давайте послушаем нашего благообразного Александра Соломоновича: «Во-первых, я считаю, что за счет детей нельзя делать никакого пиара и зарабатывать очки. Это не просто дети, а дети, которые не имеют родителей.

Во-вторых, когда я вижу, что кто-то собирает подписи якобы в защиту детей, то это совершенно неправильно. Мне это напоминает советскую историю: «Я Пастернака не читал, но осуждаю». Это нечто из этого. Людям говорят: «В защиту детей», но ситуацию не объясняют, и все подписывают. Мне кажется, это безнравственно. Нужно реально посмотреть на все, что там есть. В пылу этой «войны» в прессе появилась информация (думаю, не без помощи руководства детского дома) о состоянии здоровья детей. Это находится не просто на грани фола, а, по моему мнению, совершено преступление. Это разглашение не только персональных данных, но и таких серьезных диагнозов, как ВИЧ-инфекция. Это же дети!»

Вот такой он, наш Александр Соломонович. Пафосно воскликнуть «Это же дети!» он может, а открыть Википедию нет. Между тем о чудесном поселке Алексеевка Хвалынского района там написана исчерпывающая информация: «До районного центра — города Хвалынск — 25 км. До железнодорожной станции Кулатка (линия Сызрань — Сенная) — 50 км. Население 2494 человека». Пожалуй, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, как «хорошо» там будет детям, особенно с серьезными болезнями. Вот что пишет нам жительница Владивостока (!), привлеченная шумихой в СМИ вокруг этой темы: «Я работала 5 лет в Краевом центре материнства и детства, куда привозили детдомовских детей для лечения. Когда спрашивала, почему так запустили болезнь, ответ был один: «Чтобы привезти ребенка на лечение или операцию, нужен сопровождающий взрослый на все время лечения». Вот и тянут до такого возраста, когда ребенок может находиться один, а болезнь прогрессирует. В большом городе все было бы намного проще».

Печально также, что заслуженный юрист России рассуждает о преступлении, которого не было, поскольку никаких фамилий детей в СМИ никто не называл. Впрочем, что и говорить о человеке, который бросается громкими заявлениями о «безнравственности» и «пиаре за счет детей» в таком деле. По-моему, даже малому ребенку очевидна истинная подоплека всей этой грязной истории.

В завершение хочется сказать, что министра Епифанову не смутили многочисленные голоса в защиту детдома № 2. Приободренная странными комментариями Ерофеевой и Ландо, сия госпожа ничтоже сумняшеся заявила: «Мы прекрасно понимаем, что в вопросе сведений о здоровье детей нужно быть корректными, а детей из детдома — вдвойне корректными и требовательными к себе. Это недопустимо. Сейчас мы выясняем, откуда попала информация, от кого конкретно. Сейчас стоит вопрос об увольнении директора учреждения Галины Ефимовой».

Пожалуй, столь слаженный хор номенклатурщиков, пытающихся выпихнуть детей в глухую деревню, говорит о саратовской власти все.

Источник: ИА Версия Саратов

http://nversia.ru/rubric/view/id/6972