КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Мафия бессмертна



Несовершенство закона и благотворительность – условия процветания игорного бизнеса

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

Высокопоставленных фигурантов нашумевшего игорного дела, “крышевавших”, как полагает следствие, сеть подмосковных казино, амнистировали. Такой хеппи-энд в самом, пожалуй, скандальном разоблачении прокурорских чинов столичного масштаба тянет на отличный новогодний подарок. Люди в погонах, как считалось, еще недавно выручавшие на игорном бизнесе миллиарды прибыли, больше не являются обвиняемыми, а дело закрыто. Что же удивляться, что, несмотря на законодательные запреты, регулярные рейды правоохранителей и введенную недавно уголовную ответственность, игорный бизнес не умирает, а продолжает жить и здравствовать. В том числе и в Саратовской области.

 Конечно, здравствует он теперь подпольно и не в таком масштабе, как раньше. Полиция вместе с прокуратурой то и дело находят в Саратове нелегальные игорные клубы, замаскированные под безобидную лотерею или разрешенные законом букмекерские конторы. Из частных квартир и коттеджей изымают десятки бессмертных “одноруких бандитов” и с праведным ожесточением давят их тоннами на полигонах, превращая в груду бесполезного металлолома. Они рубят азартному чудищу голову и конечности, которые через какое-то время отрастают вновь, оставляя своих преследователей в дураках. Создается впечатление, что это имитация реальной борьбы. В чем причина такой живучести и кто тому виной? Как сегодня обстоят дела подпольного игорного бизнеса, и что потерял или приобрел город с тех пор, как рулетка и покер были объявлены вне закона? Чтобы ответить на эти вопросы, “Взгляд-онлайн” предпринял собственное расследование.

 Операция “лото”

В 2010 году, когда кампания по борьбе с игорным бизнесом только началась, казино в Саратове процветали. На одном лишь проспекте Кирова такие заведения встречались на каждом шагу, заманивая посетителей яркими вывесками и головокружительной иллюминацией. Были и целые синдикаты, которые контролировались коммерческими группами или семьями.

Пожалуй, наибольшую прибыль приносили игровые автоматы. Самой крупной сетью были “Ерши” – около 110 точек по области. По словам начальника отдела организации применения административного законодательства ГУ МВД России по Саратовской области Виталия Юданова, с “ершистым” бизнесом полицейские боролись долго и мучительно. Только в 2010 году было пресечено 189 фактов незаконной игровой деятельности, изъято 1963 (!) единицы игрового оборудования. Львиную долю всего этого “богатства” как раз и составляли “Ерши”.

В конце концов эту сеть правоохранители уничтожили – “Ершей” в губернии больше нет. Но игровая мафия не сдалась: восполняя потребность жаждущих адреналина граждан, на смену “Ершам” в область в 2011 году пришла всероссийская лотерейная сеть “Бинго-бум”.

Это была игра, похожая на русское лото: человек покупает билет и зачеркивает выигравшие комбинации, о которых ему объявляет девушка в мониторе. Разница лишь в том, что розыгрыши происходят не раз в неделю или в месяц, а каждые пять-десять минут. Как рассказал бывший владелец саратовского “Бинго-бума” Дмитрий Щетинин, один билет стоил от 250 до 3000 рублей. Люди покупали билеты пачками и проводили за монитором несколько часов. То, что пачка лотерейных билетов стоит довольно дорого, никого не смущало и не останавливало – богатых людей, говорит Щетинин, в Саратове предостаточно. Стимулировало и то, что процент отдачи в “Бинго” выше, чем в игровых автоматах, поэтому люди обязательно что-то выигрывали. “Помню, перед Новым годом, буквально через два-три дня после открытия, человек сорвал джек-пот в 500 тысяч рублей. Это был самый крупный выигрыш за всю нашу историю”, – демонстрирует Щетинин выгоды “подведомственной” некогда игры. Молодой человек признается, что и сам он был не в накладе: бизнес приносил прибыль, хотя ее размеры он предпочитает не афишировать.

Назвать Дмитрия Щетинина игровым магнатом вряд ли язык повернется. Обычный парень, каких в Саратове сотни, он, тем не менее, знает об игровом бизнесе практически все. Когда казино еще процветали, объявления о приеме на работу студентов висели по городу пачками и доносились со всех радиостанций, он начал свою бизнес-карьеру обычным крупье, а дорос до управляющего. Потом увлекся техасским покером и устроился работать к Геннадию Умарову, ныне одиозному бизнесмену, бывшему совладельцу ЗАО “Саратовгесстрой”, фигуранту дела о перестрелке в центре Саратова. Тогда Умаров открыл первый в Саратове клуб ныне запрещенного техасского покера – полуспортивной, но тоже очень азартной игры.

То, что игромания – форма зависимости, Щетинин не отрицает. На его памяти были люди, которые проигрывали в пух и прах все свои деньги и квартиры, а потом… пускали себе пулю в лоб. “Да, такие истории были. Я также знал людей, которые очень неплохо себя чувствовали в бизнесе, но начали “катать” и все потеряли. Некоторые из них потом “катать” бросили, и жизнь у них наладилась. А есть люди, которые так и не смогли всплыть…”, – вспоминает бизнесмен.

Все эти печальные знания о теневой стороне человеческой натуры не помешали молодому предпринимателю в 2011 году открыть свой игровой бизнес. Съездили вместе с компаньоном в Москву, поговорили с правообладателями “Бинго-бума”, те подтвердили, что лотерея легальна, проблем быть не должно. После этого вложили миллион триста рублей в оборудование и прекрасно чувствовали себя до самого последнего времени. Но несколько месяцев назад у “Бинго-бума” начались проблемы: в клуб неожиданно наведалась прокуратура Ленинского района. Было вывезено оборудование, подан иск в суд. И суд, и апелляцию Щетинин проиграл, зато “выиграл” 480 тысяч рублей штрафа.

Изменчивые прокуроры

Московские хозяева “Бинго-бума” сначала принялись коллеге помогать и даже выплатили за него часть штрафа, но потом неожиданно исчезли… А еще через какое-то время бывший владелец “Бинго-бума”, гуляя по городу, обнаружил знакомую вывеску, в которой изменилось лишь одно слово – “Бинго-бет”. “Я не смог не зайти внутрь, и что же? Оказалось, что это тот же самый клуб – то же оборудование, те же мониторы. Я купил билет и сыграл – все то же самое, мои московские знакомые просто сменили вывеску и стали работать сами…” – рассказывает коммерсант. Но теперь, после смены владельца, по мнению Щетинина, Ленинская прокуратура почему-то резко изменила свое отношение к такого рода бизнесу, и сеть больше не трогает. А те показательные проверки, которые все же иногда проводятся, Щетинин считает простой формальностью. Сам же он остался один на один с внушительным штрафом и арестованными счетами. Сейчас он не может открыть новое дело, его не принимают на работу. “А ведь мне надо чем-то кормить семью”, – жалуется он.

Московские хозяева “Бинго-бума” сначала принялись коллеге помогать и даже выплатили за него часть штрафа, но потом неожиданно исчезли… А еще через какое-то время бывший владелец “Бинго-бума”, гуляя по городу, обнаружил знакомую вывеску, в которой изменилось лишь одно слово – “Бинго-бет”.

“Я видел его интервью вашему порталу, мне было интересно послушать его откровения. По-моему, это интервью обиженного человека, который потерпел фиаско, – обрисовал свое видение этой истории Виталий Юданов. – “Бинго-бет”, “Стар-бет” – это все незаконные сети, таких точек по городу около полутора десятков. Мы их все знаем и постепенно прикрываем, но они появляются снова. Недавно еще появилось “ЧП Подольнов” житель Хвалынска открыл клубы по всей области. У него стоят автоматы типа “Ромашка”, бросаешь туда деньги и играешь. Буквально накануне нашего с вами разговора был анонимный звонок от жителя Энгельса, который сказал, что недавно закрытая нами точка открылась вновь, а участковый вовремя не отреагировал. Будем отрабатывать звонок, проводить служебную проверку и по участковому…”.

“Да, мне обидно, я этого не скрываю, обидно, потому что это несправедливо. Отобрать клубы у одних и передать другим – это называется борьба с игорным бизнесом?” – парирует Дмитрий Щетинин. Даже в пору своей легальной деятельности игровая индустрия была сферой очень закрытой, ударяться в публичные откровения и давать интервью СМИ здесь не принято. И совсем не случайно после интервью Щетинина программе “Есть ответ” в его адрес стали поступать угрозы. Угрожают ему и его семье, что само по себе говорит о криминальном характере бизнеса и о том, что конкурентам Щетинина есть что терять.

Лас-Вегас под прикрытием

О том, какие деньги вращаются в тени “большой игры”, можно только догадываться. Но вот доход знаменитой “игорной ОПГ”, задержанной в августе 2012-го саратовскими оперативниками, за год составил 102 миллиона рублей. И это не в каком-нибудь Чикаго и не в Лас-Вегасе, а здесь, на наших родных волжских просторах. Была создана целая корпорация со своей иерархией сотрудников. Игра запускалась следующим образом: в заведение, замаскированное, к примеру, под спорт-бар с телеэкраном для просмотра футбольных матчей и бильярдным столом, приходил постоянный посетитель, опускал деньги в купюроприемник игрового автомата, представляющего собой обычный компьютер и монитор, выбирал одну из десяти игр, которую запускал оператор. В случае выигрыша он получал деньги, в случае проигрыша – платил снова, для продолжения игры.

Оказалось, что игровая сеть работала не без помощи полицейских. Старший инспектор отделения по исполнению административного законодательства отдела полиции №5 в составе УМВД России по городу Саратову Сергей Петров за вознаграждение извещал игровых магнатов о готовящихся проверках, передавал им оперативную информацию. Суд признал его виновным и осудил на три года колонии общего режима, дополнив вердикт почти двухмиллионным штрафом.

По нашим данным, в ходе расследования не получила должной оценки информация о причастности к деятельности организованного преступного сообщества высокопоставленных сотрудников полиции и прокуратуры, которые были фактически завербованы игорной мафией. Чего уж тут говорить, если во время обыска в одном из заведений был найден блокнот, в котором были указаны суммы “благотворительной” помощи и фамилии ее получателей из числа “людей в погонах”.

Быть может, причина невнимания следствия к этому обстоятельству кроется в негласном “пакте о ненападении”: правоохранительные и надзорные органы в Саратове не заинтересованы в обоюдном “сливе” и доведении ситуации до уровня общероссийского коррупционного скандала, как это было с подмосковными прокурорами.

А что же сами организаторы подпольного синдиката? Получат ли они наказание? Еще в 2012 году саратовские следователи завели уголовное дело, по которому проходит 21 человек. С тех пор минуло… полтора года, а результатов дела пока не видно, по крайней мере, следователи о них не сообщают. Со стороны складывается впечатление, что дело элементарно волокитится. Однако по словам руководителя пресс-службы СУ СК РФ по Саратовской области Анны Марусовой, затягивание сроков было связано с большим объемом следственных действий.

“Мы инкриминируем целых четыре статьи, по делу проходит 21 местный житель. Всех этих людей нужно было допросить, осмотр изъятых предметов тоже требует времени. Организация азартных игр осуществлялась с использованием нелицензионных телекоммуникационных сетей, в том числе интернета, и это накладывает определенные трудности на процесс доказывания. Одно дело расследовать убийство, другое – нарушение авторских прав… В настоящий момент расследование завершено, всем фигурантам предъявлено обвинение, началось ознакомление с материалами дела. Сколько оно продлится, сказать трудно, но думаю, это также займет немало времени. Дело резонансное, обвиняемых, повторюсь, 21 человек. Я полагаю, что и в суде это дело тоже не будет рассмотрено за один-два месяца”, – предположила Анна Марусова.

Одной из ключевых эта тема стала и во время ежегодной встречи руководства СУ СКР по Саратовской области с журналистами. Вопрос о судьбе и перспективах “игорного дела” был задан Николаю Никитину одним из первых. Судя по ответам главы ведомства и его заместителя Дмитрия Петряйкина, итоги уголовного дела против “игорной мафии” будут кардинально отличаться от подобного дела в Москве. Круг обвиняемых был расширен с 16 до 21 человека. А в ответ на упреки в том, что расследование затянулось, Николай Никитин заявил: “Расследование завершено”. По его словам, сейчас идет процедура ознакомления обвиняемых с материалами, общий объем которых превышает 150 томов. По заверениям руководства регионального СУ СКР, эта стадия процесса должна быть завершена весной: “Согласно решению суда установлен срок – до 18 апреля 2014 года”. Дополнительно определенное время в процессе доказывания ушло из-за того, что обвинение было предъявлено сразу по нескольким составам преступной деятельности, в том числе тяжкой статье “организация преступного сообщества”.

Вместе с тем, по словам Виталия Юданова, уголовная практика в отношении игорного бизнеса в Саратове практически отсутствует по причине трудной доказуемости этих преступлений. “Одно дело было, если мне не изменяет память, в 2012 году, но, насколько я знаю, закончилось ничем”, – говорит полицейский.

Дело, о котором упомянул Юданов, может быть только одно – это дело в отношении сети подпольных казино, о которых наш медиахолдинг писал неоднократно. Среди них были казино на Чапаева, а также заведения на Посадского, на пересечении Волжской и Некрасова, на Соляной, Зарубина и в других местах. Именно в клубе на Зарубина в сентябре 2012 года было совершено зверское убийство 21-летней Ольги Хомяковой, менеджера заведения. Убийцей оказался постоянный посетитель клуба, 21-летний житель Александрово-Гайского района Артур Мамбетов. Следствию Мамбетов пояснил, что нанес девушке несколько ножевых ранений в живот на почве внезапно возникшей личной неприязни. Это лишний раз подтверждает, насколько нездоровая психологическая атмосфера складывается там, где люди вместе с неограниченным азартом выпускают на волю все свои самые темные инстинкты и страсти.

О том, какие деньги вращаются в тени “большой игры”, можно только догадываться. Но вот доход знаменитой “игорной ОПГ”, задержанной в августе 2012-го саратовскими оперативниками, за год составил 102 миллиона рублей. И это не в каком-нибудь Чикаго и не в Лас-Вегасе, а здесь, на наших родных волжских просторах. Была создана целая корпорация со своей иерархией сотрудников.

Буквально через несколько дней после резонансного убийства было заведено уголовное дело не только на Мамбетова, который впоследствии был осужден и сел, но и на самих хозяев казино. Заведено, как подчеркивали эксперты, уж очень экстренно, хотя до этого сеть преспокойно существовала на протяжении нескольких лет. Гораздо интереснее, что владельцы казино ежегодно тратили на “благотворительность” по 5-6 миллионов рублей. Видимо, это создавало им какое-то время своеобразную “подушку безопасности”. Громкое убийство в одном из заведений вынудило-таки силовиков завести уголовное дело. Но и тут “благотворительность”, по всей видимости, сыграла свою роль – уголовное дело исчезло в неизвестном направлении.

Те, кто сегодня решается вопреки закону открывать подпольные игровые заведения, эти особенности правоприменения, по всей видимости, хорошо понимают. А потому не сильно переживают и по поводу проверок. Только в этом году полицейскими пресечено 96 фактов незаконной игорной деятельности, изъята 491 единица игрового оборудования. А это значит, что азартная мафия не собирается сдаваться.

В мае этого года в Энгельсе сотрудниками полиции был ликвидирован подпольный игорный клуб, располагавшийся на десятом этаже жилого дома.
По данным полицейских, владельцы заведения продумали меры конспирации до мелочей – съемная квартира и прилегающая территория были “напичканы” всевозможными гаджетами и системами наблюдения. Людей с улицы в салон не пускали – клиенты получали доступ к игре лишь после особых рекомендаций. В помещении были обнаружены 14 “одноруких бандитов” и более 50 тысяч рублей.

В октябре этого же года ситуация повторилась: 16 игровых автоматов были обнаружены уже в Саратове в доме на Чапаева, 14 – на улице Железнодорожной, 18 – на Челюскинцев. Примеры можно приводить долго.

Агрессия азарта

Дмитрий Щетинин уверен: сегодняшние продавцы подпольного азарта не чета вчерашним воротилам: “Раньше были те, кто этим серьезно занимался. Они еще по тем временам заработали большие деньги и сейчас, с введением закона о запрете, сменили профиль. Зачем им дальше куда-то лезть? Деньги стали не те, и им это стало не интересно”.

Расклад игорных клубов в городе по прежним меркам невелик. Заведений, которые раньше представляли собой казино – с рулеткой, покером и прочими атрибутами аристократичной игорной атмосферы, по догадкам нашего собеседника, осталось максимум одно. Сюда ходят “серьезные люди”, профессиональные игроки, для которых игра – это допинг и глубокая привычка. Здесь наработана своя клиентская база, посторонним вход заказан. Все остальное – забегаловки, напичканные банальными однорукими бандитами, сомнительное развлечение для выходцев из городских окраин, ищущих, чем бы наполнить свою не очень яркую и не слишком осмысленную жизнь, своего рода “Лас-Вегас для бедных”.

Дмитрий Щетинин уверен: бороться с игровым бизнесом бесполезно, играть люди все равно не перестанут, это у них в крови. И если уж говорить об игорной зависимости как о зле, то зло – это в первую очередь “однорукие бандиты”, считает он: “В казино человека могли как-то отвлечь выпивкой и общением, просто красивой атмосферой. Если клиент до нитки проигрался, некоторые заведения охотно возвращали ему часть проигранных средств, лишь бы тот ничего с собой не сделал. Ну, и чтоб клиента не потерять… С игровым автоматом все иначе – это бездушная машина, с которой не выпьешь, не поговоришь, она ничего тебе не отдаст. Человек, который весь день один на один сидит в обнимку с одноруким бандитом и проигрывает, может дойти до исступления, и помочь ему будет некому”.

Азарт вездесущ. Активизации в гражданах игорной зависимости способствуют и многочисленные интернет-казино, задушить которые еще сложнее, чем реальные заведения. В последнее время игромания проникла даже в платежные терминалы типа “Киви”. Прежде чем совершить тот или иной платеж, к вам на монитор могут выскочить забавные обезьянки и предложить сыграть в игру. Разумеется, за деньги. Купюры – в купюроприемник. Вытесненный в подполье игровой бизнес ищет лазейки, чтобы не упустить шанс заработать на вечном стремлении человека переиграть фортуну, урвать свой кусочек бесплатного счастья.

Реклама игры есть везде. Например, вы забиваете в поиск Яндекса или Google вводную фразу “московские прокуроры крышевали подпольные казино”, и по иронии судьбы натыкаетесь на весьма агрессивную и яркую рекламу виртуального казино. В середине ноября фортуна вообще решила посмеяться над всеми запретами – реклама казино попала на сайт… саратовского областного министерства молодежной политики, спорта и туризма (возглавляет Наиля Бриленок)! Зашедшим на сайт юным активистам предлагалось выиграть джек-пот в казино “Вулкан”. Министерство, шокированное хакерской атакой, объяснит потом случившееся сбоем в работе портала…

А вот по мнению Щетинина, игорный бизнес нужно вернуть в легальное поле. Пусть и не в таком объеме и формате, как раньше, но, по крайней мере, создать за городом одну игорную зону было бы вполне логичным. “Раньше с каждого игорного стола платился миллион рублей годового налога. А сейчас чего добились? Эти деньги просто ушли в тень”.

Казино “Зеленый остров”

С бывшим игровым бизнесменом согласен и депутат Госдумы от партии ЛДПР Антон Ищенко. По его мнению, раз уж концепция четырех игорных зон в стране провалилась (казино не построены, инфраструктуры нет), а в стране бюджетный кризис, есть смысл пересмотреть отношение к игорному бизнесу. Ищенко считает, что одна разрешенная игорная зона, изолированная от мест проживания граждан, была бы оптимальным решением. В нашей области он предлагает использовать для этого Зеленый остров или Хвалынск. Депутат признался, что в былые годы и сам иногда играл. Последний раз – лет 15 назад: “Это были символические деньги, иногда бывает интересно посидеть за столом в кругу друзей, не более того. Немного выигрывал, немного проигрывал – больших переливаний бюджета не было. Я достаточно сдержанный игрок и могу свои эмоции контролировать”.

После истории с московскими прокурорами, “крышевавшими” подпольный игорный бизнес и получавшими за это баснословные деньги, мысль о тесной спайке теневых магнатов с силовиками прочно укоренилась в общественном сознании. Антон Ищенко уверен: это общероссийская система, и без “большого дяди” функционирование этих заведений сегодня невозможно.

Ищенко оговаривается, что тема частичной легализации игрового бизнеса очень деликатная и требует общественного обсуждения: “Я согласен, что автоматы, которые стояли на каждом углу, приносили боль и трагедии во многие семьи. И я понимаю логику авторов того закона, который сослал игорный бизнес. Но я также уверен, что игровые залы никуда не делись. Мы понимаем, что есть профессиональные игроки, у которых эта потребность осталась, и запретами мы не порушим эту систему. Просто перевели ее в подполье, а там огромные деньги, которые уходят не в бюджеты, а в руки организаторов и сотрудников правоохранительных органов…”.

После истории с московскими прокурорами, “крышевавшими” подпольный игорный бизнес и получавшими за это баснословные деньги, мысль о тесной спайке теневых магнатов с силовиками прочно укоренилась в общественном сознании. Ищенко уверен: это общероссийская система, и без “большого дяди” функционирование этих заведений сегодня невозможно.

Виталий Юданов с такой позицией не согласен. По его мнению, идея пресловутой “крыши” просто выгодна и самим организаторам игорного бизнеса, и их лоббистам в Госдуме, поскольку отвлекает внимание от сути происходящего. По его словам, с 1 января 2014 года частные предприниматели по закону уже не могут заниматься лотерейной деятельностью, это станет прерогативой государства. Но легче от этого борьба с нелегальными игровыми конторами не станет – букмекерские клубы по-прежнему в законе. “Вы думаете, это полиция протежирует на уровне Госдумы законы, которые оставляют игровому бизнесу такие лазейки? Ну, вот зачем они это сделали?! Чтобы больные люди могли реализовывать свои вредные привычки? Ведь знали же, насколько трудно нам будет при таких законах работать!” – горячится полицейский. По его тону можно понять, насколько эта тема наболела. Он соглашается, что факты крышевания есть, но оптимистично продолжает верить в то, что “в семье не без урода”, а урод – это всегда исключение из правил. Само правило, уверен Юданов, все-таки иное.

А на все резоны экспертов о возможной легализации игрового бизнеса он отвечает так же категорично: “Ну, пусть тогда ваши эксперты легализуют еще дома терпимости! Для меня это вещи одного порядка. Зачастую в игорных заведениях участвуют деньги, добытые нелегальным путем, либо деньги, которые вот эти больные люди от семьи отрывают. Неважно, молодые они или старые, женщины или мужчины – это в любом случае зло. Все понимают, что игорная зависимость – болезнь и что с ней надо бороться, в том числе и запретами…”.

Нужно также запретить работу сайтов, торгующих игровым оборудованием, считает полицейский. Но это уже вопрос к Роспотребнадзору.

***

Куда склонится общественное мнение – к частичной легализации игрового подполья в экономических целях или к его полному искоренению по причине очевидного вреда – вопрос дискуссионный. Но уже понятно, что бороться с подпольным бизнесом кампаниями не получается. Теневые структуры продолжают благоденствовать, что несправедливо. А несправедливость возмущает людей. Но бросаться в другую крайность, отпускать вожжи – значит нажить еще больше проблем, чем есть сейчас. Конечно, есть европейский вариант решения проблемы, он мог бы стать “золотой серединой”. Но пока нам ближе крайности: или азарт с пеной у рта, бессмысленный и беспощадный, или жесткая, но почему-то обязательно двойная игра по его искоренению…

Источник: ИА Взгляд-инфо

http://www.vzsar.ru/special/2014/01/24/mafiya-bessmertna.html