КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



СарБК на Олимпиаде. Константин Эрнст: “Делать снова улетающего Мишку было бы слишком тупо”



 

СарБК на Олимпиаде. Константин Эрнст: "Делать снова улетающего Мишку было бы слишком тупо" Источник фото: “РИА Новости”

 

Через час после окончания Церемонии закрытия Олимпийских игр в Сочи постановщики, продюсеры и главные действующие лица рассказали журналистам о главных тайнах и неизвестной широкой аудитории закулисной подготовке шоу. В пресс-конференции приняли участие главный креативный директор Церемоний открытия и закрытия Олимпиады Константин Эрнст, сценарист и режиссер-постановщик Даниэле Финки Песка, исполнительный продюсер Андрей Насоновский, известный музыкант Денис Мацуев, выдающийся дирижер Юрий Башмет. 

 

О нераскрывшемся кольце

 

Константин Эрнст: «Это было очевидно, мы все обсудили и практически единогласно пришли к этому. На открытии было 200 технологических вещей. Все самые сложные, за которые мы боялись, прошли гладко, не сработала одна из самых простых. Поэтому сегодня мы просто решили посмеяться над собой. Народу, вроде бы, понравилось».

 

Даниэле Финци Паска: «Я итальянец, в душе я клоун и обожаю оборачивать несчастные случаи в свою пользу. Момент с кольцом для этого был гениальным».

 

О спорах во время подготовки Церемоний

 

Константин Эрнст: «Творческий процесс протекал болезненно и спорно. В последний раз с Даниэле мы поругались, когда уже шла десятая минута шоу. Даже  литературная часть, которую придумал он и которая сейчас кажется идеальной, много раз перекраивалась. Если можно было бы еще три дня все менять, мы бы меняли, если бы месяц, тоже меняли. Много чего было выброшено, потому что концепция оттачивалась до последнего. По церемонии закрытия данных пока нет, но по открытию могу сказать, что его смотрело на 40% больше зрителей, чем церемонию в Ванкувере. Здесь часть успеха принадлежит самой России, которая для иностранцев является такой терпкой, таинственной, манящей страной. То есть Россия привлекла всех к телевизорам, а мы уже задержали там людей на 2,5 часа».

 

Даниэле Финци Паска: «Взаимоотношения режиссера и продюсера имеют два варианта развития – вы либо сразу убиваете этого человека, или женитесь на нем. Желание убить друг друга у нас было много раз, но надо было делать церемонии, поэтому можете считать, что я женился на Эрнсте».

 

О времени, затраченном на подготовку Церемоний

 

Андрей Насоновский: «Все церемонии мы готовили по такому принципу: сначала идут репетиции в Краснодаре, потом в репетиционном городке, построенном в непосредственной близости от стадиона, а потом люди уже переходят на стадион. В результате на стадионе открытие репетировали месяц. С закрытием все сложнее – мы смогли туда зайти только, когда вынесли все оборудования с открытия. Артисты и волонтеры репетировали закрытие на стадионе всего 10 дней. В таком же режиме сейчас пока в Краснодаре готовим церемонии для Паралимпиады. Вообще, могу сказать, что наша группа единственная в истории зимних Олимпийских игр, которая делает все 4 церемонии».

 

О параллелях с Мишкой Олимпиады-80

 

Константин Эрнст: «Мишку, конечно, надо было использовать. Для иностранцев он ничего не значит, но для нас является частью национальной культуры. В то же время мы не рассматривали вариант, чтобы Мишка опять улетел. Это было бы слишком тупо. Все сказали бы, ну вот, русские и спустя 34 года ничего лучше не придумали, чем улетающий Мишка. Идея была такая: все слышат пронзительную музыку Пахмутовой, а брутальный Леопард подъезжает к Медведю и намекает ему, что именно он должен задуть пламя. Когда у него прокатилась слеза, я вышел на балкон, и увидел, что многие плачут. Не хорошо радоваться, когда люди плачут, но я понял, что у нас все сработало. Когда была Олимпиада-80, мне было 18 лет, и я работал на ней гидом. В то время был страшным циником, и не плакал, когда медведь улетел. Но потом, когда я видел кадры с Мишкой, слеза накатывала. Это была та самая светлая грусть, интонацию которой мы пытались подхватить в Сочи».

 

О культурной части Игр и работе звезд

 

Денис Мацуев: «Я много раз играл на всяких оупен-эирах, но этот раз был особенным. Когда меня подняли в воздух, я почувствовал себя вновь в 1998 году, когда я выигрываю конкурс Чайковского. Это мурашки, непередаваемое импровизационное состояние. Сцену с роялями долго делали, очень волновались. Я рад, что все прошло удачно, так же, как и у наших олимпийцев. Я всю Олимпиаду ходил на стадионы, болел, срывал голос. Хорошо, что я не певец, хотя вот на шорт-треке так отчаянно хлопал, что многие за меня даже испугались».

 

Юрий Башмет: «Я заново влюбился в творческих людей. Главная культурная миссия Олимпиады для меня – это создание всероссийского юношеского симфонического оркестра. Работать начали два года назад, играли даже в касках на стройках олимпийских объектов. Для ребят, которым от 9 до 22 лет, это огромная радость. Они мерзли, уставали, но, если бы было надо, остались еще на сотню прогонов. Хор тоже замечательный получился. В него мы отбирали детей из 32 регионов страны».

 

Константин Эрнст: «С хором на открытии забавно произошло. Когда они пели, мы начали крупным планом выхватывать лица детей. Они видели себя на больших экранах и от удивления тут же переставали петь. Чтобы их не нервировать, пришлось потом брать только общие планы».

 

О том, что не удалось реализовать

 

Константин Эрнст: «У нас была классная идея с мимозами. Мы заказали 40 тысяч прекрасных весенних букетов, разложили их по всему стадиону, думали, вот таким образом не просто сделаем подарок людям, но и весну приблизим. В последний момент это запретил Минздрав, сказали, что с точки зрения аллергии небезопасно. Пришлось в спешном порядке убирать, надеюсь, что запах хотя бы остался».

 

 Екатерина Ференец

Источник: http://www.sarbc.ru/sochi/news/2014/02/24/200294/