КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Обращение Марины Шуляк к Президенту России



14 апреля 2014 года, в адрес Президента Российской Федерации Владимира Путина поступило обращение жительницы Саратова Марины Шуляк. Приводим полный текст этого обращения:

«Уважаемый господин Президент!

Конечно,  подсудимая – это не лучший статус для  прямого общения с первым лицом государства. Но я апеллирую именно к Вам,  как к гаранту законности на территории Российской Федерации, потому что у меня нет процессуальной возможности рассчитывать на рассмотрение моего дела в Верховном Суде страны.

Моё уголовное дело стало резонансным ещё в момент его возбуждения. О нём, как о носящем заказной характер, много писали и федеральные и региональные средства массовой информации. Два года предварительного расследования я доказывала свою невиновность, противостоя грубым нарушениям закона и попыткам фальсификации доказательств обвинения. На сегодняшний день у обвинения нет ничего, кроме доказательств моей невиновности и отсутствия события преступления, но, тем не менее,  дело передано в суд.

Я была бы уверена в своём оправдании, если бы не лоббирование обвинительного приговора на уровне областных структур руководством ГУ МВД России по Саратовской области, в частности, генералом Арениным С.П. Сейчас мне уже очевидно, что поводом для возбуждения уголовного дела стало заведомо ложное заявление лица, действовавшего в сговоре с оперативными сотрудниками и имевшего своей целью незаконный захват бизнеса. Нынешняя активность генерала Аренина С.П. по моему делу совпала с многочисленными проверками деятельности подчиненного ему регионального управления и серьёзными нарушениями, ставшими основаниями для этих проверок. То, что сейчас происходит, почти лишает меня надежды на единственно законный, обоснованный и справедливый  вердикт суда – оправдательный приговор.

Фабула предъявленного мне обвинения противоречива, нелепа и, по словам самого следователя, является «сказкой». Так,  в 2012 году саратовский  бизнесмен  Богданов И.А., действуя через конкретных оперативников, которым потом и было поручено оперативное сопровождение уголовного дела, обратился в ГУ МВД России по Саратовской области с заявлением, что его мошенническим способом в 2005 году лишили права на принадлежавшие ему в ЗАО «Аркада-С» акции в количестве 30 штук.

Богданов И.А. предоставил следствию якобы копии уже уничтоженных за истечением давности хранения документов, из которых следовало, что он согласно своему обращению и решению общего собрания акционеров ЗАО «Аркада-С» продал обществу в 2005 году 30 своих акций с учётом совокупной сделки по продаже ему обществом объекта недвижимости, и вышел из состава акционеров. Это полностью соответствует действительности.  Как следует из этих  документов,  Богданову И.А.,  согласно договору,  на открытый им задолго до этого действующий лицевой счёт в банке были перечислены денежные средства, которые Богданов И.А. сам снял и распорядился ими. Спустя 7 лет с момента совершения сделки Богданов И.А. стал заявлять, что о своём выходе из общества ничего не знает, подпись его во всех копиях документов ему не принадлежит, и денег в банке он не снимал. Хотя за прошедшие с момента совершения сделки 7 лет Богданов И.А. в обществе ни разу не появился, общие собрания не посещал, деятельностью общества и начислением ему дивидендов не интересовался. Все изменения в реестре акционеров, связанные с выходом Богданова И.А. из участников общества прошли государственную регистрацию, а Богданов И.А. до сих пор владеет полученной им от ЗАО «Аркада-С» по совокупной сделке собственностью в виде объекта недвижимости в престижном месте города Саратова.

По непонятным мне причинам и вопреки заявлению самого Богданова И.А., который, правда, к концу расследования вообще «забыл», сколько у него было акций ЗАО «Аркада-С», следствие в предъявленном мне обвинении решило, что у Богданова  И.А. акций было всего 6 штук.

При этом в опровержение события преступления и в подтверждение заведомо ложного доноса  в деле имеется заключение специалистов ФБУ «111 Главный государственный  экспертный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Министерства обороны Российской Федерации, из которого следует, что подписи на копиях всех указанных документов выполнены предположительно самим заявителем.

Меня обвиняют в том, что я, будучи наёмным работником – генеральным директором общества, вступив в сговор с неустановленными следствием лицами и, распределив с ними преступные роли, во исполнение решения общего собрания акционеров перечислила денежные средства на лицевой счёт Богданова И.А. за проданные им акции, а затем, продолжая действовать в сговоре с неустановленными лицами, после снятия за Богданова И.А. неизвестными лицами по, якобы, поддельным документам  этих денежных средств со счёта Богданова И.А., участвовала в распоряжении этими деньгами.

Ни мой «корыстный» мотив, ни существование «неустановленных следствием лиц», ни механизм и обстоятельства  формирования «преступного  умысла» у этих лиц, ни «распределение ролей между участниками преступной группы» в материалах уголовного дела и, соответственно, в обвинительном заключении не обосновываются ни одним доказательством. Версия следствия прямо противоречит всем показаниям свидетелей.

Я ни в чём не виновна! Несмотря на то, что мне 51 год, что я страдаю тяжёлым сердечным и сопутствующими ему серьёзными заболеваниями, я не прошу ни смягчения своей участи, ни снисхождения. Я настаиваю на своей невиновности! В деле нет ни доказательств моей вины, ни доказательств самого события преступления. Надуманность обвинения известна всем: следствию, прокуратуре, суду.

03.10.2013 года прокурор Октябрьского района города Саратова вернул дело вместе с обвинительным заключением следователю с формулировками, указывающими на отсутствие доказательств события преступления и состава преступления в моих действиях, а также на то, что квалификация моих действий в виде наличия группы лиц, действующих по предварительному сговору со мной,  строится на предположениях.

В ходе дополнительного расследования следователь не только не выполнил ни одного указания, данного прокурором, но и не изменил предъявленного мне обвинения. Тем не менее, тот же прокурор 31.12.2013 года утвердил то же самое обвинительное заключение, ранее возвращённое как не соответствующее требованиям закона и нарушающее моё право на защиту.

10 февраля 2014 года Октябрьский районный суд города Саратова по ходатайству  моего защитника возвратил данное уголовное дело прокурору как не соответствующее требованиям ст.220 УПК РФ с формулировками, практически идентичными тем, которые были указаны в постановлении прокурора Октябрьского района о возвращении дела  на дополнительное расследование.

03 апреля 2014 года Саратовский областной суд по апелляционному представлению прокуратуры и апелляционной жалобе потерпевшего Богданова И.А. отменил постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору и направил его в суд для рассмотрения по существу, не приведя никаких доводов  в обоснование соответствия обвинительного заключения требованиям ст.220 УПК РФ и в опровержение позиции судьи Октябрьского района города Саратова.

Как известно, подобные определения апелляционной инстанции обжалованию не подлежат.  Я могла бы отнести данный судебный акт к категории обычных судебных ошибок и рассчитывать на то, что докажу  свою невиновность в ходе рассмотрения дела по существу, если бы не сопутствующий ему документ – частное постановление в адрес судьи районного суда, вынесшей постановление о возвращении уголовного дела прокурору.

Применительно к моему делу это постановление фактически означает жёсткое предупреждение в адрес любого судьи, который будет рассматривать моё дело: если за возврат заказного дела прокурору последовало частное постановление в адрес судьи, то за оправдательный приговор  судью, наверное, просто уволят.  Найдутся ли в Октябрьском, да и любом другом суде Саратовской области судьи, желающие рисковать своим местом ради справедливого приговора, идя вопреки воле своего руководства?

Я не берусь утверждать, что у руководства Саратовского областного суда или у руководства прокуратуры Саратовской области есть своя заинтересованность в исходе моего дела. Но такая заинтересованность, по моему мнению, есть у руководителя ГУ МВД России по Саратовской области Аренина С.П., неоднократно пытавшего отчитаться этим делом о своих успехах в рамках кампании по «декриминализации» Саратовской области, и у заместителя начальника полиции Полтанова С.А., который в ходе незаконной «беседы» со мной с использованием ненормативной лексики прямо заявлял, что сгноит меня в тюрьме, если я не назову ему конкретные фамилии, требовал оговорить невиновных лиц в завладении бизнесом которых заинтересован заявитель, говорил, что я сама никого не интересую.

Фактически для возбуждения заказного дела и привлечения к уголовной ответственности невиновных лиц с целью последующего завладения их бизнесом меня пытались использовать как «слабое звено», которое из страха должно было дать ложные показания. В мае 2012 года в отношении меня даже избирали меру пресечения в виде заключения под стражу, через 10 дней отменённую областным судом. Во время моего пребывания в СИЗО  меня помещали в так называемую «пресс-хату», где заключённые женщины, достаточно угрожающей наружности,  мне объясняли, что я должна дать показания, которые от меня хочет услышать Полтанов С.А.

На протяжении без малого двух лет предварительного расследования я  пытаюсь доказать свою невиновность на фоне активных попыток сфабриковать доказательства обвинения органами предварительного расследования. Меня обвиняли сначала в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, а затем по непонятным причинам переквалифицировали мои действия по ч.3 ст.159 УК РФ. Моим защитником написаны десятки жалоб, заявлений и обращений в различные структуры. В деле имеется пять судебных постановлений, которыми признавались незаконными действия следователя на предварительном следствии, в том числе, отобрание у меня подписки о неразглашении данных предварительного расследования, когда я уже имела статус обвиняемой.

У обвинения фактически нет ни одного свидетеля. Все свидетели, указанные в качестве свидетелей обвинения, дают показания, исключающие мою виновность и само событие преступления.

Я не боюсь доказывать свою невиновность, хотя по закону не обязана это делать. Но я боюсь, что все мои усилия и надежды  на торжество закона, разобьются о непроцессуальные контакты на уровне областных структур и о нежелание их должностных лиц  «ссориться» с начальником ГУ МВД России по Саратовской области  Арениным С.П.,  известным по публикациям в  саратовских СМИ в качестве мастера по фабрикации и сбору компроматов.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я понимаю, что процессуально вмешательство в судебное рассмотрение уголовного дела невозможно даже для Президента.  Я не прошу такого вмешательства. Я прошу контроля за законностью действий всех должностных лиц, вовлечённых в решение моей судьбы.  Я считаю, что оказалась заложницей корыстных интересов заявителя, соединённых с противоправной деятельностью сотрудников полиции Саратовской области. Думаю, что незаконное «процессуальное продвижение» заказного уголовного дела, давно подлежащего прекращению за отсутствием события преступления,  стало возможным   в рамках противозаконных непроцессуальных контактов между представителями различных ведомств. Последнее было установлено и признано незаконным  судебным постановлением, вынесенным по жалобе моего защитника в порядке ст.125 УПК РФ.

Законный и справедливый приговор по моему уголовному делу  возможен только в условиях пристального внимания к рассмотрению этого дела со стороны федеральных структур».

Источник: ИА Версия Саратов

http://nversia.ru/rubric/view/id/7188