КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Гражданство второй половины



Жены чиновников не должны с вожделением смотреть на Запад

О семейном патриотизме размышляет Максим ХЛЕБНИКОВ

Депутат Государственной думы от Саратовской области Ольга Алимова готова выйти с инициативой об ужесточении ответственности за сокрытие чиновниками двойного гражданства. Причем не только слугами народа, но также их ближайшими родственниками – женами, тещами, братьями и сестрами. Это чтоб трудились на благо населения и не помышляли о турецких берегах и лазурных побережьях. Никакой своей половиной.

 

Помните, как загодя российских чиновников и депутатов уговаривали отказаться от имущества за рубежом, равно как и от счетов в западных банках? Это только кажется, что операция “Крым наш” была спонтанной, на эмоциях. Спонтанной может быть интимная связь на чужой свадьбе, а собственная свадьба – мероприятие организованное, с минимальным количеством импровизации. Там тамада, у которого все расписано по минутам. Ну, когда первый танец молодых, когда сбор денег и вещей в пользу новой семьи, когда референдум о распределении обязанностей между мужем и женой…

Мы крепко взялись за слуг народных, заставив их отчитываться перед населением о своих доходах, а также о движимом и недвижимом имуществе. И все – коррупция искоренена, казнокрадство прекращено, работа в бюджетно-финансовых комитетах никого более не интересует. Сегодня все их помыслы направлены на борьбу с геями и бородатыми бабами, за традиционные семейные ценности и позиции из “Камасутры”. Но как же мы прохлопали членов семьи? Жену, сына, брата, которые почти наверняка захотят отомстить?

Правильно ли депутат будет нажимать на кнопки для голосования, если он будет знать, что жена может уехать, а он нет? Каково это – обрекать человека не на тарелку дымящихся щей, а на общение с супругой по скайпу? Пусть сидит дома и штопает носки! Пусть воды наносит, дров наколет, гречку переберет, печку затопит – работы, что ли, мало?! Логика есть.

Инициатива Ольги Алимовой, если вдуматься, направлена на сохранение мира в семье. Правильно ли депутат будет нажимать на кнопки для голосования, если он будет знать, что жена может уехать, а он нет? Каково это – обрекать человека не на тарелку дымящихся щей, а на общение с супругой по скайпу? Пусть сидит дома и штопает носки! Пусть воды наносит, дров наколет, гречку переберет, печку затопит – работы, что ли, мало?!

Логика есть. Жена пользуется всеми благами, которые добывает муж, сочиняя законы. Жена тратит чиновничью зарплату мужа, по мнению многих, непомерно высокую и незаслуженную. Вот пусть и несет субсидиарную ответственность за действия супруга. Вдруг он с тоски по второй половине предложит принять антинародный закон? В хорошей семье муж и жена все обсуждают, обмениваются мнениями. Значит, и она была в курсе, но не отговорила. Знала, но не поверила социальным сетям своего секрета. Ну и почему она теперь должна ехать в свой Бангладеш?

Тему субсидиарной ответственности мы в свое время несомненно разовьем, постепенно расширяя круг ответчиков, выходя за рамки семейных отношений, переходя к друзьям и знакомым, дальним родственникам и соседям. Стал депутатом – знай, что на тебя смотрят сотни человек. Каждое твое слово разбирают по составу. За каждым твоим законодательным телодвижением следят.

В сущности, так и планировалось. Группа избирателей голосует за конкретного человека, выбирая его своим представителем в законодательном органе власти. И в теории эта группа избирателей должна иметь все рычаги воздействия на своего избранника. Мы ж его не в космос запускаем, откуда он сообщает нам о том, что у него все в порядке. Да мы по декларациям видим, что все в порядке. Ты нам лучше ответь, почему за отмену льгот проголосовал?! Да мы тебя не то что за границу теперь лишний раз не выпустим, мы тебя в порошок сотрем!

Обратите еще внимание, что журить предлагают даже не за наличие второго гражданства у второй половины, а за сокрытие этой информации. И, обратно, права Ольга Николаевна. Потому что знаем, с кем имеем дело. Мало установить запрет, нужно еще ввести ответственность за его нарушение, потому что обязательно кто-то нарушит. Нормальному человеку достаточно сказать, что нельзя в магазине надевать понравившиеся джинсы под свои старые и выбегать на улицу. Нормальному человеку и без запретов такое в голову не придет. А этим нужно еще и ответственность прописать. Потому что сто пудов придут, наденут и убегут.

Депутаты уколами многочисленных запретов подправляют бег целого населения страны. Ответить тем же народным избранникам и чиновникам – наша святая обязанность. Они нас оберегают от безобразий, которые мы можем натворить, от тех же митингов, например, раскачивающих лодку. Но и мы должны настоять на том, чтоб они не покидали нашу лодку и вели себя в ней прилично.

Сегодня все должно быть открыто. Мы не стремимся подражать загнивающему Западу, которому интересно, что у тебя под юбкой. Но в тех же социальных сетях ты почти в прямом эфире. Так и здесь. Сто пятьдесят миллионов френдов желают знать, что ты из себя представляешь, чем владеешь, умеешь ли по-английски, здорова ли селезенка. Такой коллективный Сталин. И будь добр все ему рассказать – когда бывал за границей, имеешь ли родственников за рубежом, с кем из иностранцев имел контакты. Может, это ни к чему и не обязывает, все-таки не те времена, но в напряжении держит.

Воздействовать на депутата или чиновника через его ближний круг, через жену – это правильно. Америка вводит санкции против окружения президента, мы вводим симметричные санкции в отношении окружения конкретного чиновника. Нельзя им теперь иметь счета, недвижимость, второе гражданство и книги с видами самых красивых европейских замков…

Думаю, Алимовой это хорошо известно. Потому и предлагает, в сущности, то же, только в отношении своих коллег. Понимает, что это очень действенная мера – запретить родне иметь второе гражданство. Из-за этого, возможно, кому-то и парламент придется покинуть. А что? Жене лишний раз не выехать, не пройтись по французским магазинам. Да зачем нам такая жизнь, скажет она мужу. Устраивайся-ка, дорогой, как все нормальные люди, в “Газпром”, а заботу об избирателях доверь тем, кто готов это делать за гроши и без возможности что-то грести лопатой.

Тут надо действовать по лечебной методе. Что вы любите покушать? Вот этого теперь вам и нельзя. Что вы любите поделывать? Шляться по Елисейским полям, лежать на мальдивских пляжах, ездить на чешские минеральные воды, гонять по встречке, собирать дань под видом помощи Черноморскому флоту? А вот теперь этого и нельзя. Потому что наши люди в булочную на такси не ездят. С какой вообще стати, уважаемые чиновники, депутаты, силовики, у вас должно быть чего-то больше, чем у граждан, которым вы служите? Вы так часто говорите о том, что нет для вас большего счастья, чем служение народу, так неужели этого счастья станет меньше от того, что вы лишитесь возможности выезжать на отдых и лечение за рубеж?

Желание больше знать о чиновниках легко объяснимо, потому что в действительности знаем мы о них лишь то, что они записывают в своих декларациях. Потом узнаем, что кто-то чего-то вписать забыл. Память отшибло. Человеческий фактор. Вкралась опечатка. Но хочется большего. Чего в депутаты поперся? Почему фамилию сменил?

Мы их не знаем, они о себе добровольно ничего не рассказывают. Не читать же предвыборные листовки, где они ангелы небесные, которые еще в детском садике снимали котят с деревьев и подкармливали дворника дядю Колю. Правду из них можно выжать только ограничениями. Здесь кольнули, а ему не больно. А тут? Ага, заерзал! Ввести запрет на чтение классической литературы. Никак? А если запретить выпивать накануне заседаний парламента и проверять всех ранним утром на выхлопные газы? Вот, уже и заволновались…

Помните, как Том Сойер и Джо Гарпер гоняли булавкой клеща по грифельной доске? Так и депутаты уколами многочисленных запретов подправляют бег целого населения страны. Ответить тем же народным избранникам и чиновникам – наша святая обязанность. Они нас оберегают от безобразий, которые мы можем натворить, от тех же митингов, например, раскачивающих лодку. Но и мы должны настоять на том, чтоб они не покидали нашу лодку и вели себя в ней прилично. Вместе гребем – значит вместе. И без каких-либо исключений в виде международных симпозиумов и чтения лекций в Сорбонне!