КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Украинская мясорубка. Гражданская война глазами саратовского ополченца



 Автор: Беседовал Сергей Щукин

Конфликт на юго-востоке Украины, который начался еще в феврале с антиправительственных акций, постепенно перерос в настоящую гражданскую войну. Как на любой войне здесь есть человеческие трагедии, сухая статистика и массированная пропаганда, которая ведется посредством СМИ и слухов. Интернет-газета «Четвертая власть» продолжает общаться с участниками боевых действий, стараясь показать своим читателям, что же на самом деле происходит на Украине. Ополченец из Саратова Петр Воеводин (имя и фамилия по его просьбе изменены) с весны находится в Луганске, он – один защитников этого города.

Поводы для Третьей Мировой

- Первый вопрос о трагедии, произошедшей с малазийским пассажирским самолетом. Как вы считаете, насколько велика вероятность того, что его по ошибке сбили ополченцы? Видели ли вы у них подобное оружие?

- Лично не видел. Смотрите, «Бук», как и любая другая противовоздушная система, требует квалифицированных кадров. И даже не одного, если я не ошибаюсь, количество задействованных людей – около 20. Сам аппарат, радиолокационная станция – все это должно работать вместе. Нужен слаженный коллектив с хорошим опытом, и обучаются они не сразу – полгода-год. Так что за счет ополченцев точно нет. Даже для обычного переносного ПЗРК человеку требуется для подготовки месяц и порядка 10 отстрелов по цели, не считая учебы. Поэтому имеет место такая слабая эффективность ПВО – оружие может и есть, а стрелять из него мало кто умеет, все учатся походя.

- Что же произошло вчера?

- Южная группировка украинской армии терпит поражение, им очень нужно перемирие, чтобы спасти остатки своих войск, поэтому, я считаю, что это была провокация для того, чтобы мировое сообщество затребовало перемирие.

- Но у некоторых людей, наоборот, появился страх, что инцидент с самолетом может привести к обострению конфликта, вплоть до 3-й мировой. Ведь на борту были граждане разных стран, в том числе США.

- К 3-й мировой войне подтолкнуть может все, что угодно, поводом к 1-й мировой послужил обычный револьверный выстрел. К мировым войнам подстегивают конкретные интересы, а повод всегда найдется. Применение «Градов» по мирным городам – это тоже хороший повод для введения миротворцев и так далее.

- Вернемся к вам. Чем вы сейчас занимаетесь в Луганске?

- В первый раз я прибыл в Луганск 1 мая, 2 месяца был там, во время перемирия вернулся обратно, потом приехал туда уже с гуманитарной помощью. Сейчас готовится новый груз, скоро повезем его в Луганск.

- Принимали участие в боевых действиях?

- Пока находился там, принимал участие во всех делах, в которых участвовало наше подразделение.

Выбоины на дорогах, разбитые окна, оборванные провода

- Насколько в городе заметны разрушения? Какая там сейчас обстановка?
- Луганск подвергся очень серьезному артиллерийскому обстрелу, очень много жертв. Такого количества жертв, наверное, не было никогда. Причем обстрел велся по всем районам: мирные, военные объекты. Уже все привыкли, что идет постоянный обстрел района областного военкомата, где располагается батальон «Заря», автовокзала, который сейчас закрыт, онкологической больницы, которую также закрыли из-за того, что снаряды попадали в нее. Точность стрельбы украинских военных такова, что страдают мирные жители.

- Как сильно пострадали дороги, дома, линии электропередач и прочие коммуникации?

- Дорога от Изварино (поселок, в нем находится пропускной пункт на границе с Россией, -  ред.) в Луганск вся в минометных выбоинах. В самом городе оборваны троллейбусные линии, разбитые машины, разбитые стекла в домах, особенно в районе военкомата, ямы на дорогах, осколками посечены некоторые здания.

- Сколько там сейчас россиян и наших саратовцев?

- Сейчас даже не скажу, территория большая. Если раньше, когда было спокойнее, все так или иначе пересекались в Луганске, были общие точки сбора, то сейчас все находятся в своих расположениях и вариантов пересечения с ними очень мало.

- А если говорить про ваше подразделение?

- Сейчас у нас россиян прибавилось, 7 человек в подразделении, из них трое саратовцев. В соседнем подразделении 1 саратовец, а всего россиян человек 5. Есть подразделения по 5-10 человек, состоящие чисто из россиян.

- Встречали ли вы на стороне ополчения жителей дальнего зарубежья?

- Я встречал сербов.

- За что там воюют сербы?

- Не знаю, я с ними особенно не общался, и с сербским у меня не очень.

- Что это за люди?

- Четники. Националистическое движение, партизаны. Они воевали еще в Первой мировой войне и боролись с турками за освобождение Сербии в XIX веке.

- Какие настроения сейчас царят среди ополченцев? Насколько силен их боевой дух?

- Устали, но боевой дух силен и врага бьют.

- А как с дисциплиной в самом городе? Ведь много людей уехали, бросив нажитое.

- Вот вам пример: на въезде в Луганск строит большой автосалон, автомобили из него вывезли еще в апреле, и его закрыли на ключ. Это огромные стеклянные двери, а внутри стоит оборудование и техника.Салон расположен на отшибе, никто его не охраняет, и он совершенно целый. То же самое с закрытыми магазинами. Мародерство – это редкость, это исключение, по этим случаям сразу работает комендатура. Поступает сигнал – и с мародерами поступают согласно военному времени.

- Что вы имеете в виду?

- В крайнем случае – штрафной батальон и копать окопы под артобстрелом.

- В СМИ пишут даже о казнях.

- Не знаю, я этого не видел.

Что дальше, когда все это кончится?

- В Луганске остались мирные жители?

- Есть, около 100 тысяч. Многие сейчас возвращаются, потому что у них кончились деньги, и они не смогли нигде устроиться.

- Их отношение к ополченцам? Нет ли злобы и обиды на них, призывов сложить оружие?

- Они нервничают, переживают – артобстрелы идут постоянно. Достаточно романтично прогуливаться с девушкой под артобстрелом по ночному Луганску. Ничего, девушки уже привычные. У людей есть усталость и непонимание того, что будет дальше. Что дальше, спрашивают они, когда все это кончится? А что ответить? Единственное пожелание, которое есть у всех – это мирного неба над головой.

- Как вы относитесь к версии, что президент Путин «сдал» Новороссию, бросил людей на произвол судьбы?

- По моему ощущению, у всех был очень хитрый план: хитрый план Путина, хитрый план Порошенко, хитрый план Обамы, и все эти планы накрылись медным тазом. Игра вышла из-под контроля и превратилась в мясорубку. Может быть, теперь все и рады ее закончить, но никто не готов, слишком много сил вложили.

- Хотите сказать, что Путин, Порошенко и Обама не управляют ситуацией? А кто же управляет, местные лидеры?

- Ну, во-первых, однозначно есть местные лидеры. Во-вторых, с учетом войны очень сильно разрушена цепочка административного командования. Насколько я понимаю, все рушится даже на среднем командном звене, и начинаются непонятки. Пример украинской армии: одно подразделение идет в наступление, а рядом сидят другие и его не поддерживают, хотя по логике они должны. Они стоят и ждут, пока их соседей не покрошат. С организацией в Луганской народной республики тоже тяжело, но там понятно – все только строится, все только отрабатывается.

- Известно ли вам, что происходит на западной Украине?

- Об этом я узнаю только из украинских СМИ: там были волнения в Тернополе, когда матери кидались под «УРАЛы», которые увозили их детей на войну. Там все неспокойно. Читая форумы Западной Украины, натыкаешься на то, что люди не понимают, почему они должны воевать за то, чтобы Киев контролировал восточную Украину. Она им не нужна, «за что идут умирать наши дети?».

- Среди ополченцев есть люди с Западной Украины?

- Есть, они здесь с самого начала. Даже случается, что родственники воюют на разных сторонах – один брат воюют за ЛНР, а другой за украинскую армию. Друг друга послали на три буквы и между собой больше не общаются. А до этого один другого расспрашивал: как ты там, много ли денег заработал? Ополченец отвечает: сейчас иду пачку «Прилуки» (марка сигарет, от ред.) куплю на последние гривны. Тот ему: какие «Прилуки», я знаю, ты там получаешь 3 тысячи баксов в месяц! Ополченец пытается его убедить: какие 3 тысячи баксов, чисто на голом энтузиазме. Но брат ему не верит, говорит: ты все брешешь.

Слишком много противоречий и оружия

- Можете оценить сегодняшний расклад сил на Украине? Есть ли какая-нибудь тенденция?

- Тенденция примерно следующая: украинской армии приказано наступать, она пытается, как может. А может она плохо. Вопрос стоит только один: сколько надо убить украинских солдат, чтобы они поняли, что это бессмысленно.

- Почему плохо? У армии плохая подготовка?
- Да, плохая подготовка и организация. Я уже говорил, что они не слишком метко ведут артобстрелы. А чаще бессмысленно по площадям. Покрываются те районы города, где сил ополченцев нет. Они либо умышленно бьют по населенным районам, либо у них так работает разведка.

- Есть информация, что украинская армия посылает в бой необученных юнцов.

- Есть такое, свежепригнанное мясо. Их позавчера собрали на улице где-нибудь под Киевом, вчера их одели в форму, а сегодня посылают на передовую. И даже, как я понимаю, с расчетом, что они не вернутся.

- Много ли перебежчиков и пленных с той стороны?

- Пленные есть, перебежчики тоже есть, особенно много их вначале было – это военные и пограничники, которые сами родом с Луганска и Донецка. Когда их заставляли убивать своих же родственников, они старались покинуть военные части.

- А в количественном выражении?

- Не могу сказать, этого сейчас никто не скажет. Многие из них просто приходили домой, переодевались в гражданскую одежду и переходили к ополченцам. Был случай, когда семеро украинских пограничников из леса вышли, они сидели там, ждали своих. Некоторые едут автобусами с Киева.

- Ведется ли ополченцами и украинской армией агитационная работа?

- Есть так называемые интернет-диванные войска, в этом плане они работают.

- Пропаганда через интернет?

- Да, в основном.

- А раскидывание листовок и прочие акции?

- Бывает, но это в основном со стороны украинской разведки, чтобы провокацию какую-нибудь устроить. Наклеят одну листовку с надписью: «Ополченцы, просим вас покинуть город! Из-за вас все умирают!». Ее фотографируют, выкладывают в интернет, а потом срывают на всякий случай. Перед обстрелом Луганска ополченцы расклеили по городу листовки с предупреждениями, как себя вести, где расположение ближайших бомбоубежищ. Кроме того, я считаю, что лучшая агитация – это работа по борьбе с мародерами. Жители видят, что в городе спокойно, нет бандитизма.

- На днях руководство ДНР и ЛНР объявили действия украинской нацгвардии геноцидом, а самих солдат – террористами. Вы согласны с этими оценками?

- На террористические действия это очень похоже. Обстрел из «Града» районов города, где сил ополчения нет, по-другому как терроризмом не назовешь.

- Вопрос на миллион: как долго может продлиться это противостояние? Кто или что способно прекратить его?

- Я думаю, уже ничто не может его остановить, продлится оно года 2-3. В зависимости даже не от того, кто победит, а как дальше будут развиваться события. Очень большой ком противоречий, слишком много вооружения у обеих сторон. Так что впереди может быть развал Украины и превращение ее либо в Ливию, где каждая область за себя, либо в Сирию, где часть страны контролируют военные, а остальную никто не контролирует.

- Ополченцы смогут продержаться 2-3 года?

- Смогут. Даже если сейчас украинские войска одержат победу, на территории Луганска и Донецка останутся несколько тысяч вооруженных, уже подготовленных людей. Я не знаю, что украинское правительство будет с ними делать.

Источник: ИА Четвертая власть

http://www.4vsar.ru/articles/prejde-vsego/50693.html