КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



А был ли мальчик?



О «Золотом ключике», Карабасах, Дуремарах и интернет-истериках

Задумалась Елена БАЛАЯН. Фото Филиппа КОЧЕТКОВА

История со “связанным” мальчиком из саратовского детского центра “Золотой ключик” не на шутку возбудила всю благонамеренную российскую общественность, продемонстрировав, что вместо здравого смысла и аналитических способностей бал в современном информационном обществе правит социальная сеть Инстаграм. Маленький камешек, брошенный в виртуальную фото-паутину, обильными кругами дошел до всех уголков нашей необъятной страны. Даже федеральный ресурс Милосердие.ру кинулся эту тему отрабатывать: организовал целую информационную кампанию с опросом различных экспертов, которые, сидя за сотни километров от Саратова, выносят саратовским коррекционным педагогам свои вердикты.

 

Не преминули возбудиться и все те, кто в Саратове по долгу службы как бы должен отвечать за детство. Есть такая, знаете ли, у чиновников и следователей работа. Первыми забили в тамтамы они, доблестные саратовские следователи и кинулись организовывать по факту публикации фото доследственную проверку. Сотрудники СУ СКР, видимо, тоже любят в свободные от работы часы забавляться инстаграмом. А тут такая рыба поплыла в руки, как упустить? Ну и общественность, которая так сильно разволновалась из-за мальчика, сразу увидит, что следственные органы без дела не сидят. Вон как оперативно на мальчика отреагировали.

Эту бы энергию, да в коррупционное русло, цены бы ей не было. Но антикоррупционная деятельность – это не так забавно и безопасно, как “связанный” скотчем мальчик. Сунешься раскулачивать какого-нибудь высокопоставленного государственного мужа, а ну как не на того наткнешься? Запросто по шапке можешь за свою следственную прыть получить. А тут от кого получать? От девушек и женщин, многие из которых за бесплатно занимаются с аутичными детьми? Да не смешите.

Нет, если проверка будет объективной и беспристрастной (может же такое быть?), то итогом ее должно стать привлечение к какой-либо ответственности, по крайней мере, административной, не педагогов центра, которые ничего криминального не совершили, а той прекрасной мамы, которая исподтишка, без всякого разрешения сфотографировала чужого ребенка и выставила фото в инстаграм.

Поведение этой женщины в целом довольно типично, тем и страшно. Если нормальный человек видит, как причиняют вред ребенку (или взрослому, не важно), какова его первая реакция? Подбежать, помочь, развязать, спросить, в чем дело, потребовать объяснений. И не бояться, что твои действия покажутся смешными. В крайнем случае, можно всегда извиниться.

Можно, конечно, не подбегать, если темперамент не позволяет, а дождаться удобного момента и тоже потребовать объяснений. Можно даже их потребовать у правоохранительных органов, ничего зазорного в этом нет, если действительно хочешь помочь человеку, а другого способа сделать это нет.

Но мы живем в довольно странное время. Виртуальный мир уже съел наш мозг. На цифру снимаются не только псевдосвязанные мальчики, но и реальные трагедии. И выкладываются в Youtube и Instagram. Человеческое горе перестало иметь реальное измерение, боль уже не чувствуется, она становится поводом для лайка. Помните, как тонули пассажиры теплохода “Булгария”, а очевидцы, вместо того чтобы проявить хоть какую-то обеспокоенность, снимали их медленную смерть на мобильный телефон?

Или другой пример, когда практикантки медицинского вуза, допущенные к операциям, выставляли в инстаграм селфи из операционной – “делали губки” на фоне людей с тяжелыми травмами и даже экспонатов из морга. Жалели они этих людей? Да ни капельки. Жалела ли мальчика сфотографировавшая его женщина? Да полноте. Ей просто захотелось зафиксировать диковинку – посмотрите, что у меня есть.

Но поведение ее и других подобных ей людей – это их личное дело и дело их совести. А дело нашей – то, как мы на это шоу реагируем, против кого направляем свой праведный и не очень праведный гнев.

Вот детский омбудсмен  Юлия Ерофеева тоже поспешила выделиться на фоне мальчика и показать всем, какой же она полезный и профессиональный специалист. “Мне сразу удалось установить, что данный центр является частным“, — похвасталась нашему агентству уполномоченная. Юлию Ерофееву пора переименовать в мисс Марпл — настолько значимые факты ей удается устанавливать.

Еще вчера я направила соответствующее требование в прокуратуру района. Мое мнение однозначно: даже в игровой форме связывать и заклеивать рот ребенку недопустимо. Если это использовалось как метод воспитания, тем более. Необходимо принимать срочные меры, чтобы убедиться в том, что другие дети не пострадают. Даже сама фотография говорит о грубейшем нарушении, и сам факт того, что я вижу на фото, говорит о том, что против ребенка совершены противоправные действия. Возможности пообщаться с руководством центра у меня не представилось. Я считаю, что это та работа, которую должны делать правоохранительные органы”, – сказала омбудсмен.

Действительно, зачем уполномоченному по правам ребенка разбираться в ситуации, общаться с педагогами, если можно и так высказать свое компетентное мнение? Просто по фото. Но если бы госпожа Ерофеева такую возможность все-таки нашла, она бы узнала, что в лечении детей с аутизмом есть определенные методики, которые помогают развить его тактильные ощущения, что скотч использовался не обычный канцелярский, а специальный, не причиняющий ребенку никакого вреда. Скотч, который не столько клеит, сколько шуршит, помогая ребенку по звуку ориентироваться в пространстве. Он цветной и приятный на ощупь.

И по фото, если смотреть на него беспристрастно, совершенно очевидно, что ребенка никто не мучает. Он сидит в совершенно спокойной непринужденной позе, не плачет, не вырывается. Все-таки если бы ребенку было больно и неприятно, если бы он чувствовал себя униженным, он бы не стал все это терпеть, а попытался бы освободиться.

Да и глядя на педагогов центра, на то, как они занимаются с детьми, трудно поверить, что это был “метод воспитания”. “Наверное, они не могли терпеть, что дети кричали и предпочли просто закрыть им рот“, – предположила одна из “экспертов” на федеральном портале. “Хорошо, что этот случай в Саратове произошел, и теперь у нас есть повод пересмотреть методы психической коррекции в работе с особенными детьми“, – радуется другой “эксперт”. Когда для работы нет информационного повода, некоторые предпочитают надувать мыльные пузыри.

Господа, остановите кликушество! Вам невдомек, что на занятии присутствовала мама мальчика, и она не имела ничего против таких занятий, она была согласна. Но что чиновникам, следователям и журналистам мнение мамы, когда маховик возмущения уже запущен? Мало ли что хотела мама, кого это волнует? Мало ли что мальчик ходит в “Золотой ключик” не первый год подряд и его все устраивало? Что до того, что родители собирают подписи в защиту педагогов и пытаются хоть как-то защитить их репутацию? Не мешайте неравнодушным людям выполнять свой профессиональный и общественный долг!

Интересно, где была Юлия Ерофеева, когда приемные родители девочки из Саратовской области кормили ее какой-то гадостью, чтобы спровоцировать выкидыш и скрыть тот факт, что это приемный папа виной тому положению, в котором бедная девочка оказалась? Где была уполномоченная, когда в приемной семье кровные дети избивали приемных? Да мало ли таких случаев, из-за которых стоит не только возбуждаться и переживать, но и реально действовать и даже подавать в отставку.

Что касается детских центров, то мне кажется, что детский омбудсмен должен о них просто знать, а не жить в параллельной реальности, где каждый случай воспринимается как какое-то открытие.

Вообще в этой истории мы столкнулись с каким-то относительно новым феноменом. По-старому его называют “делать из мухи слона”. Но новшество состоит в том, что слон надут “благими намерениями” и с помощью информационных технологий. Мы видим в Сети некий факт или фото и восклицаем: ах, какой ужас! Что творится на свете! И порой даже не даем себе труда вдуматься, а что за этим стоит.

Скорость, с которой любой фейк распространяется, позволяет фактически управлять миром. Можно раздуть любую кампанию, дискредитировать любого человека или организацию так, что потом ни он, ни она уже не отмоются. А если отмоются, то осадочек останется. “А, это тот “Золотой ключик”, где мучили ребенка?..”

Будет очень жалко, если детский центр закроют. А это в нашей реальности, увы, наиболее вероятный вариант. Разрушить старое нетрудно, попробуйте на этом месте построить что-нибудь новое. В Саратове стараниями нового начальника УФСКН уже разрушили военно-патриотический клуб “Патриот”, создававшийся на протяжении нескольких лет. Более трехсот детей остались на улице. Давайте еще сделаем так, чтобы детям с нарушениями развития в Саратове было тоже некуда податься. Это будет очень гуманно.

Наверное, людям, которые так агрессивно кидаются на что-то хорошее, в свое время кто-то тоже не помог, не вылечил их, не скорректировал поведение. И теперь они, бедные, мучаются и мучают других. Прекрасно же будет, если дети из “Патриота”, с которыми так обошлись, обозлятся и через какое-то время пополнят ряды тех, с кем сотрудникам наркоконтроля призваны бороться. Зато последние без работы не останутся. Хорошо же будет, если дети с аутичным поведением и прочими нарушениями, оставшись без помощи, не смогут вписаться в полноценное общество, зато детям тех, кто о мальчике радеет, будет  под солнцем вольготнее. Карабасы-Барабасы и Дуремары смогут порадоваться, когда отнимут у Буратино его золотой ключик.

Пожалуй, единственный, кто проявил на фоне этого информационного шума толику здравого смысла, это федеральный омбудсмен Павел Астахов, чье реноме, кстати, тоже было сильно подмочено после принятия “закона Димы Яковлева”. Он противопоставил женской истерике спокойное предположение о том, что скандал с фотографией может быть дутым. И назначил человека для независимого расследования. Это дает надежду: будет что противопоставить огульному желанию разоблачать и осуждать.

Источник: http://www.vzsar.ru/special/2015/04/21/a-byl-li-malchik.html