КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ваша слава за наши деньги



В первых числах апреля губернатор Саратовской области В. В. Радаев подписал внеочередное постановление о…

Тьфу ты, какое нудное начало для статьи! Эдак никто и читать не станет дальше первых строк. Может, избрать интригующий зачин? Например: “Щелкнул цифровой замок портативного губернаторского сейфа SMP Salopian. С тяжелым вздохом Валерий Васильевич открыл дверцу и достал оттуда несколько пачек…” Стоп-стоп, это уже беллетристика. К тому же я не знаю, какой сейф стоит в кабинете Валерия Васильевича, а знал бы, не выдал военной тайны…

Ладно, обойдемся без детективного зачина. Потерпите, сперва будет скучно. Историческое решение пристроить к уже существующей (в виде музея) Боевой Славе на Соколовой горе еще и отдельную Трудовую Славу носилось в губернском воздухе несколько лет. Господа Ландо, Шинчук и прочие восторженные граждане, которым впору отдельно приплачивать за служивый патриотизм на грани фантастики, идею эту выхаживали, как чахлую березку, и высиживали, словно трудолюбивая наседка диетическое яйцо.

Губернатору вливали в уши сладкий яд обещаний. Дескать, вы, отец родной, только бросьте клич — и земляки ради такого начинания ничего не пожалеют: дворы свои продадут, жен-детей заложат, святым духом будут питаться и в рубище ходить, лишь бы лишний грошик лег в музейную копилку. Человек слаб, а губернаторы тоже люди. Ну кто из них не напевал в ванной арию Совы из оперы “Винни-Пух”: “Безвозме-е-ездно, то есть да-а-аром”? Кто не хотел бы получить полновесную строку в юбилейный рапорт о достижениях, не потратив ничего, кроме десятка улыбок? Кто не грезил о постройке рerpetuum mobile в одной отдельно взятой области, чтобы энергия чиновничьего бла-бла-бла сама собой превращалась в пароходы, стройки и другие бодрые дела?

Валерий Васильевич — натура цельная, страстная и мечтательная. Если долго-долго внушать главе региона, что Трудовая Слава, как изысканный цветок, увянет без его внимания… Если убеждать губернатора раз за разом, сколь жизненно необходимо увековечить эту Славу в металле, кирпиче, стекле, и неустанно подчеркивать сугубо “народный” принцип финансирования строительства нового здания и пополнения музейных закромов… Если доказывать с умным видом, что высокозатратный проект может запросто обойтись без бюджетных вливаний… Если объяснять, насколько эффективен будет создаваемый под присмотром минкульта благотворительный фонд “Звезда” и как стремительно он будет пополняться трудовыми рублями многочисленных физлиц и юрлиц, а также орлов и орлиц…

Короче говоря, в один прекрасный день губернатор внял мольбам: благословил своим отеческим росчерком долгожданный марьяж, выдав Желаемое за Действительное. И — понеслось!

В июле 2014 года “Звезда” отчиталась о первых пяти миллионах, пришедших на счет. Не станем гадать, насколько добровольными были взносы от саратовских бизнесменов и с какими именно словами отдельные рядовые граждане, состоящие на службе у государства, делились с губернаторским проектом частью личных зарплат. Напомним лишь, что по ходу строительства в реку народных взносов не раз впадали полноводные дотационные притоки: то областной минкульт невзначай подкидывал будущему музею субсидию (на каких, кстати, условиях?) в 11,6 миллиона на оборудование 1-го этажа, то при помощи областных депутатов возникали еще 15 миллионов для обустройства 2-го этажа. Эти подробности особо не скрывались, но и не слишком афишировались — видимо, чиновники надеялись, что декорум “народной” концепции музея как-то удастся сохранить.

На исходе зимы концепция стала разваливаться. Началась какая-то чехарда с цифрами затрат. Министр строительства и ЖКХ Дмитрий Тепин сообщал в последних числах февраля, что-де на музей потрачено 80 миллионов рублей, а в начале апреля учредители “Звезды” докладывали, что на счет фонда в общей сложности было переведено 75 миллионов рублей. Откуда взялась разница, никто не объяснял. То ли строительные фирмы в патриотическом порыве часть работ сделали себе в убыток, подарив области пять миллионов, то ли в фонд “Звезда” под покровом ночи привели старика Хоттабыча, который вырвал из бороды пару волосков и открутил счетчик назад. Однако даже могучий джинн из арабской сказки не сумел изменить законы арифметики — деньги кончались, и какое бы число вы теперь ни умножали на ноль, в итоге получался все равно ноль.

Теперь представьте себе: апрель на дворе, до момента перерезания красной ленточки времени остается всего ничего, энтузиазм народа уже не взбодрить никакими уговорами, призывами и даже виагрой, а в “звездной” кубышке пустенько. В мире шахмат губернаторская ситуация называется цугцвангом: ходить надо, но любой ход приведет к ухудшению позиции. Раскупоривать казну? Плохо. Не раскупоривать? Еще хуже. Не знаю, куда в этот момент подевались господа Ландо, Шинчук и прочие соловьи (наверное, прятались за бархатными портьерами минкульта или притворялись скульптурной группой у фонтана близ Крытого рынка), однако свое решение Валерий Васильевич, похоже, принимал в одиночку. И таки принял: подписал постановление о выделении “из областного бюджета гранта в виде субсидии некоммерческим организациям в целях содействия деятельности в сфере культуры и искусства в размере 35400 тыс. рублей на завершение строительства и ввода в эксплуатацию здания для размещения музея Трудовой славы Саратовской области”.

Обещали за спасибо — вышло за 35 “лимонов” как минимум (о дополнительных “субсидиях”, упомянутых выше, тактично помолчим). Обещали взрыв энтузиазма — получились обязаловка и принудиловка. Обещали размеренный ход строительных работ — получили аврал советского образца и почти гарантированные многомесячные доделки сразу после торжественного открытия.

И, кстати, что перво-наперво увидят посетители, когда (если) ленточка будет перерезана в срок? А вот что: “переходящее Красное знамя, дипломы, Ордена Ленина, Грамоты Верховного Совета СССР о награждении Саратовской области, памятные знаки Губернатора области”, “символы Саратова (калач, сноп пшеницы, гармоника, герб)”. Ну о-о-очень увлекательно и неожиданно, не правда ли? А что им покажут потом? Два холодильника марки “Саратов” и макет универсальных аэросаней, довоенные чугунные канализационные люки и выцветшие рекламные буклеты, деревянный чемодан 1950-х годов и прялку начала ХХ столетия…

Значит, ради этого человек полезет на Соколовую гору? Но в фондах областного музея краеведения наверняка уже есть примерно то же самое — только давно описанное и классифицированное. Неужто вместо экспозиционного эксклюзива нам подсовывают показушную доминошную костяшку “дубль-пусто”? И, значит, эту “славу” оплатили налогоплательщики? Хм. Хм. Госдолг Саратовской области составляет несколько десятков миллиардов рублей, но, конечно, ради канализационного люка в музейной витрине мы затянем пояса. Сельские клубы закрываются, сельские библиотеки на грани вымирания, зарплаты сотрудников уже существующих в области музеев не дотягивают до средних цифр даже по нашему региону, но мы, конечно, откроем еще один музей и выставим там еще один декоративный сноп. А к какой-нибудь следующей круглой дате — еще один, и тоже с гармошкой на фоне герба. И еще. И еще. И пусть журналисты из губернаторского пула щелкают блицами и давятся оплаченными восторгами…

У Александра Сергеевича Пушкина есть стихотворение “Желание славы” (1825). Вкратце сюжет сводится к тому, что пока лирический герой был счастлив с любимой женщиной, никакой славы ему не требовалось вовсе (и так было хорошо). Когда же коварная изменница бросила его и герой стал несчастен, он возжелал славы, исключительно для того, чтобы неверная не смогла так просто о нем забыть: “Желаю славы я, чтоб именем моим/Твой слух был поражен всечасно, чтобы мною/Окружена была, чтоб громкою молвою/Все, все вокруг тебя звучало обо мне”.

Быть может, дело и в этом тоже? Если перенестись из 1825 года на 190 лет вперед и вдруг представить на месте лирического героя пушкинского стихотворения конкретно нашего Валерия Васильевича, то можно предположить: в данный момент глава Саратовской области глубоко несчастен со своим электоратом и уповает только на то, что громкая народная молва (или, по-современному, публикации в областных СМИ) о музее Трудовой Славы будет ежедневно напоминать жителям области о факте существования “народного губернатора”.

Что ж, если так, фокус удался. И захочешь такое забыть, фиг получится. Я ведь и сам пишу на эту тему уже третью статью. А если, Боже упаси, кому-то из несчастных посетителей нового музея однажды упадет с потолка на темечко засохший саратовский калач, придется писать и четвертую…

Источник: