КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Универной дорогой



Универной дорогой
 

Станислав Орленко

МК в Саратове №38 (943) 16.09.2015

Старейший вуз Саратова, ещё в 2009 г. отметивший столетие со дня своего открытия, судя по всему, обречён всегда находиться в центре внимания местной и федеральной прессы. СГУ имени Н. Г. Чернышевского — один из самых узнаваемых брендов столицы Поволжья, гордость саратовцев и одновременно, говоря журналистским языком, «постоянный информационный повод», неиссякаемый источник для публикаций самой противоположной направленности. Помнится, ровно десять лет назад университетские профессора даже вынуждены были распространить обращение, в котором отметили «факт беспрецедентно активного внимания прессы к событиям внутренней жизни СГУ», что далеко не всегда приводило только к позитивным результатам. Что ж, видимо, публичность неотделима от популярности и приносит не одни сладкие плоды. Вот и теперь, в начале очередного учебного года «внутренние дела» нашего университета опять стали достоянием общественности, причём не только саратовской и российской, но и международной.

Прогульщик с мировым именем
На минувшей неделе на одном из международных интернет-ресурсов появилась петиция, начинающаяся словами:«31 августа 2015 г. в Саратовском государственном университете им. Н. Г. Чернышевского уволен доктор философских наук, профессор Владимир Николаевич БЕЛОВ (1960 г. р.)!» Это обращение адресовано Администрации Президента РФ В. В. ПУТИНА, министру образования и науки РФ Д. В. ЛИВАНОВУ, а также ректору СГУ профессору А. Н. ЧУМАЧЕНКО. За несколько дней подписи под ним поставили не менее четырёхсот человек, среди которых наряду с преподавателями саратовских вузов известные деятели науки разных стран мира — Германии, Италии, Швейцарии, США, Польши, Израиля, Британии.
Почему же увольнение в Саратове вызвало резонанс по всему миру? Во-первых, потому, что во всех перечисленных странах хорошо знают профессора Белова. В течение восьми лет он был деканом вновь открытого в СГУ факультета философии и психологии, десять лет заведовал кафедрой философии культуры и культурологии. Владимира Николаевича считают одним из ведущих российских специалистов и даже руководителем целой научной школы по исследованию важнейшего направления в философии
ХХ в. — немецкого и русского неокантианства. Перечислять его звания и заслуги можно было бы очень долго: член множества международных научных обществ, редколлегий журналов и дайджестов, организатор международных проектов и конференций в России и в Европе, автор и соавтор 12 монографий и множества публикаций на разных языках — немецком, английском, французском, итальянском… И прочая, прочая…
Во-вторых, недоумение российского и мирового научного сообщества вызвала причина увольнения столь известного учёного. За что можно уволить заслуженного университетского профессора? Да элементарно! За прогул! Как увольняют пьяниц, тунеядцев и подобных им злостных нарушителей трудовой дисциплины. По статье 81 ТК РФ пункт 6, подпункт «а», который гласит: «Трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях… однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: а) прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырёх часов подряд в течение рабочего дня)».
В письме объяснено, какова была суть «грубого нарушения трудовых обязанностей». 23 июня профессор Владимир Белов отбыл в Москву, чтобы выступить оппонентом на защите кандидатской диссертации в Высшей школе экономики. Поездка была однодневной — 24 июня «прогульщик» уже вернулся в Саратов, к тому же оплачивалась за счёт столичного экспертного совета, и профессор не успел оформить в СГУ официальную командировку. При этом получил устное согласие на краткую отлучку заведующей своей кафедрой (что в вузовских кругах является обычной практикой). Однако по возвращении был вынужден писать объяснительную записку. А через два месяца и неделю узнал о том, что больше не работает в вузе, которому отдал четверть века и где прошёл путь от лаборанта до профессора. Все заслуги оказались перечёркнуты одной неподписанной бумагой — командировочным удостоверением. Кстати, для любопытных сообщаем, что никогда прежде профессор Владимир Белов ни к какой дисциплинарной ответственности не привлекался, в его трудовой книжке только записи о поощрениях, награждении почётными грамотами и т.д.
В обращении, размещённом во Всемирной сети, говорится об «административном беспределе», о том, что подлинной причиной увольнения стала «независимая позиция» профессора-философа в отношении ряда процессов, происходящих в СГУ.
Мы поинтересовались у профессора, уволенного за прогул, в чём же заключалась «независимость позиции»?
— В середине апреля на нашем факультете проходила конференция по выборам декана, — пояснил Владимир Николаевич. — Я свою кандидатуру не выдвигал, но высказать мнение по поводу других кандидатур намеревался. Однако меня не включили в состав участников конференции и вообще на неё не допустили. С моей точки зрения, выборы проходили с целым рядом грубых нарушений университетского устава, в первую очередь это касается состава избирателей. Поскольку мне и некоторым другим сотрудникам факультета не дали возможности выступить, мы обратились в суд с просьбой отменить результаты выборов. Суд отклонил наш иск — это решение было оглашено 31 августа. В тот же день, вернувшись из суда, я пришёл на собрание по педагогической практике студентов. Но туда мне попасть было не суждено — в коридоре встретил свою заведующую кафедрой и услышал, что больше я в университете не работаю.
Обращаю внимание на то, что приказ об увольнении был подписан именно 31 августа — не раньше и не позже. Такое впечатление, что администрация СГУ дожидалась решения суда по нашему иску — когда в нём было отказано, последовало немедленное увольнение.
Кстати, в кулуарах университета удалось услышать, что за поездки с целью участия в научных делах без оформления командировки некоторые преподаватели Саратовского госуниверситета, в том числе и в ранге профессоров, уже подвергались наказанию. Правда, до сих пор максимально строгой мерой было объявление выговора. Владимир Белов стал первым, для кого эта планка была повышена, и существенно.
Что ж, трудовая дисциплина для всех одна — и для профессоров, и для дворников. Забота об её укреплении — благое дело. И с точки зрения требований Трудового кодекса РФ действия администрации СГУ выглядят вполне оправданно (хотя окончательную оценку этому должен дать суд, куда профессор Белов намерен обратиться в ближайшее время с иском о восстановлении своего прежнего статуса). Но на уровне человеческих отношений внутри научного сообщества данная ситуация оценивается с очень разных позиций. Вот высказывания ряда известных учёных по этому поводу.
Вера АФАНАСЬЕВА, доктор философских наук, профессор философского факультета СГУ:
— Даже если со стороны Белова и были допущены какие-то нарушения, то, с моей точки зрения, они, конечно же, не настолько серьёзны, чтобы быть основанием для столь жёсткого решения. С учёными подобного уровня, разумеется, так поступать нельзя. Не думаю, что университет от этого выигрывает — как в кадровом отношении, так и в плане репутации.
Райниер МУНК, профессор, президент философского общества Германа Когена (Амстердам):
— Очень обидно за ситуацию, в которую попал наш коллега. Желаю профессору Белову мужества и стойкости. Был бы рад помочь ему продолжить научную и преподавательскую деятельность, если бы это зависело от меня.
Геерт ЭДЕЛЬ, профессор философии (Германия):
— Университет Саратова должен быть горд, что в нём работают такие учёные, как Владимир Белов. Хочу выразить ему свою поддержку во всём — но не в этой ли интернациональной поддержке и заключается причина его бед?
Семь раз корреспонденту «МК» в Саратове» обещал прокомментировать ситуацию Михаил ОРЛОВ, декан философского факультета СГУ,  но так и не смог.

В Год литературы её кафедры… слили
Какой термин чаще всего звучит в СМИ, когда заходит речь о нынешнем реформировании российской системы высшего образования? Пожалуй, «оптимизация». А вот что за ним скрывается — на этот счёт своё толкование едва ли не у каждого, кто имеет к этой системе хотя бы какое-то отношение. И по давней отечественной привычке немалое число преподавателей относятся к очередным новым веяниям с нескрываемой опаской. Известно, в России как начнут что-нибудь реформировать, так жди проблем, о которых раньше и думать не могли.
Если перевести слово «оптимизация» на более доступный язык, то в контексте реформы образования получится — «слияние, укрупнение, объединение». К чему это относится? Да прежде всего к вузам. И, соответственно, их подразделениям — факультетам, отделениям, кафедрам. Как известно, такие процессы обычно проходят довольно болезненно. Вот только последние заголовки российских СМИ по этой теме.
«Деканы падают в обморок в коридорах: орловские вузы могут объединить в первый опорный университет в Черноземье», «В Кирове коммунисты грозят бессрочным пикетом против объединения вузов», «Митинг против объединения университетов в Самаре — протест поддержали 18 тысяч жителей города».
Приводятся и мнения авторитетных экспертов — например, вот что говорит эксперт Всероссийского фонда образования Олег СЕРГЕЕВ:
— От слияния в принципе не может выиграть никто. Есть такое понятие в системотехнике — «правило самого тихого корабля» (скорость эскадры равна скорости самого тихоходного корабля), все кибернетики об этом знают. Если вуз слабый, то он потянет за собой сильный. Если вуз готовил хороших специалистов, но просто имел свою специфику и традиции подготовки, то от слияния опять же только пострадает. Безобразие это продолжается и ширится. Доказывать что-то некомпетентным чиновникам Минобрнауки уже невозможно. Помогает только суд. И такие решения — о незаконности закрытия вузов — уже есть.
К чему это всё говорится здесь? Да к тому, что и в саратовских профессорских кругах поползли слухи (пока только слухи) о грядущем слиянии вузов. И не каких-нибудь, а крупнейших — СГУ имени Чернышевского и СГТУ имени Гагарина (который в Саратове по старой привычке именуют «политехом»). Неужели такое возможно? Что же за образовательный гигант получится? И кто в этой паре будет главным?
С таким вопросом мы обратились в ректорат СГУ. Там информацию, рождённую слухами, не подтвердили, но и не опровергли:
— Трудно сказать, каковы будут решения государственной власти по поводу возможной перспективы объединения вузов, — говорится в официальном письме за подписью врио ректора Елены ЕЛИНОЙ. — Одно ясно: Саратовский государственный университет инициировать этот процесс не планирует.
А вот процесс укрупнения и слияния кафедр в СГУ идёт полным ходом. Достаточно, например, открыть страницу, где приводится структура особенно близкого СМИ Института филологии и журналистики. Сегодня, в год, объявленный президентом Владимиром Путиным Годом литературы в России, не найти теперь таких привычных и родных названий, как кафедра истории русской литературы, кафедра новейшей литературы (когда-то она была «советской»). Вместо них появилась единая кафедра с глобальным названием — кафедра русской и зарубежной литературы, образованная сразу из четырёх кафедр. Там теперь, судя по спискам, одних профессоров 12 человек, не считая 16 доцентов, плюс преподавателей с меньшими званиями. А прежние кафедры что же — упразднены? Нет, они «слиты». Другой пример — кафедра романо-германской филологии, заменившая собой три кафедры, — там преподавателей более полусотни, таких гигантов раньше в вузах не водилось. Впрочем, наряду с мегакафедрами находим и мини — например, кафедра электронных СМИ. Ею заведует всем известный в Саратове Андрей РОССОШАНСКИЙ и в его подчинении всего… 4 преподавателя, причём никаких профессоров и доцентов среди них нет. Такой вот разброс в численности подразделений.
Впрочем, странным это может показаться лишь со стороны. В уже упомянутом ответе ректората по этому поводу говорится: «Действительно, в университете, как и в других вузах России, идёт процесс укрупнения структурных подразделений. Этот процесс связан не только с необходимостью приведения контингента преподавателей и учебно-вспомогательного персонала в полное соответствие с Дорожной картой, принятой Правительством РФ, но и с методической целесообразностью. Если говорить о преимуществах таких преобразований, то надо вести речь о том, что в одной структуре оказываются учёные и педагоги, объединенные не только общим (одним) образовательным направлением, но и общими научными и научно-методическими интересами…
Объединение кафедр напрямую не связано с изменением численности сотрудников, поскольку она, как уже было сказано, определяется федеральными документами, основанными на чётком соотношении количества преподавателей и студентов.
Корректировка учебных планов и статус учебных дисциплин никак не связаны с конфигурацией кафедр. В настоящее время в ряде вузов России отказались от кафед­рального строительства. Так, например, в Высшей школе экономики кафедры отсутствуют».
Так что, спите спокойно, уважаемые преподаватели! От перестановки слагаемых сумма знаний (и численность сотрудников?) не меняется. Возможно, скоро кафедр и вовсе не будет. А слухам верить не стоит — хотя, как известно, на пустом месте они не рождаются.

Источник: http://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2015/09/16/ynivernoi-dorogoi/