КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Не херь



Тимофей Бутенко

 

На фото:

Василий Тарасов

На минувшей неделе в главном корпусе СГУ им. Чернышевского прошло совещание, на котором подводились итоги работы служителей Фемиды в 2015 году. Председатель Саратовского областного суда Василий Тарасов в ходе выступления сделал неожиданное и очень своевременное заявление. Это скорее даже был призыв. Хочется верить, что восприняли его не только люди в мантиях, но и руководители силовых ведомств, присутствовавшие на мероприятии.

Среди прочего Василий Тарасов рассказал о грядущих изменениях. Так, присяжных теперь можно будет встретить не только в областном, но и в районных судах, зато их состав планируют уменьшить с 12 до 5-7 человек.

Кроме того, председателем облсуда в очередной раз была поднята тема ведения диктофонной записи в зале заседаний. К сожалению, не только участникам разбирательств, но и журналистам часто приходится сталкиваться с непониманием по этому поводу со стороны служителей Фемиды. В некоторых районных судах к аудиофиксации относятся нормально, в других ее воспринимают в штыки. Порой просят заявлять соответствующее ходатайство на имя судьи или даже требуют сдавать диктофон после процесса на хранение в сейф. Особенно интересно это происходит в случае с корреспондентами, не являющимися стороной по тому или иному делу.

Г-н Тарасов продолжает настаивать на том, что диктофоны — это не враги судей, но их друзья. Он отметил, что рано или поздно в России будет введено электронное протоколирование, а сами заседания будут проводиться под диктофонную запись. “Недавно я был в казахстанском Уральске, где бумажное делопроизводство ушло в историю. У них в связи с аудиозаписью ушло в прошлое обжалование протокола, так как техника в отличие от людей не может неправильно понять сказанное участниками процесса”, — приводят слова Василия Николаевича журналисты ИА “Версия-Саратов”.

Также Василий Тарасов остановился на теме рассмотрения дел в отношении водителей, севших за руль в нетрезвом виде. “Я помню человека, которого лишили мантии за то, что из 1300 дел он прекратил более 800 — все они касались пьяных водителей за рулем, там было много “решал”, — рассказал он. Оказывается, действовал некий механизм, с помощью которого фигурант дела мог избежать наказания. В частности, материалы передавались из одного района в другой. Таким образом, как выразился председатель облсуда, “пьяные дела херились”.

Так вот, Василий Николаевич призвал своих коллег не херить. И это правильно. Наше издание уже неоднократно писало о том, как водители, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершали ДТП со смертельным исходом и уходили от ответственности. Конечно, происходило это не по вине (или не только по вине) людей в мантиях. Особый вклад вносили стражи правопорядка, которые или намеренно, или из-за дремучей некомпетентности затягивали расследование. То есть возможно, что в дело включались те самые “решалы”, о которых рассказал Василий Тарасов.

Взять ту же трагедию, произошедшую год назад в рабочем поселке Озинки, когда водитель Владимир Ковалев сбил пешехода насмерть, скрылся с места ДТП, а позже был обнаружен дома пьяным. Мы уже рассказывали о том, что следствие было затянуто, в результате чего виновник происшествия успел получить на руки решение мирового суда, что выпил он после совершения преступления, а не до того. Уже потом полицейские соизволили опросить свидетелей и провести экспертизу, доказывающую обратное. В итоге сложилась абсурдная ситуация, когда Ершовский районный суд был вынужден по ходатайству прокуратуры амнистировать человека, которому грозил реальный срок заключения.

Примечательно, что родственники погибшего пытались оспорить решение мирового суда, послужившее поводом для амнистирования водителя. Однако 30 декабря 2015 года заместитель председателя Саратовского областного суда Олег Борисов постановил оставить его в силе. Он сослался на то, что заявители приложили к жалобе светокопию заключения судебно-медицинской экспертизы, в которой говорится, что Ковалев был пьян в момент совершения наезда на пешехода. А поскольку это лишь копия, то ее, по мнению судьи, невозможно признать допустимым доказательством. Почему служители Фемиды не запросили оригинал заключения, находящийся в материалах уголовного дела, — неизвестно.

Сейчас в областном суде решают, принимать ли к рассмотрению апелляционную жалобу уже на само решение об амнистии. Хотелось бы, чтобы коллеги Василия Тарасова внимательно отнеслись к имеющейся доказательной базе. Уж очень похоже на то, что кто-то пытался всеми силами похерить дело. И у него это пока получается.

Источник: http://nversia.ru/rubric/view/id/8442