КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ценз безупречности



 

Президент Владимир Путин утвердил национальный план противодействия коррупции на 2016-2017 годы. В нем, как ни странно это может показаться на первый взгляд, нашлось место не только чиновникам, но и журналистам – лидер страны предложил представителям СМИ, а точнее, общественным и профессиональным объединениям журналистов, отчитываться о своих доходах и расходах. Предвестником этого предложения стала озвученная в конце прошлого года инициатива секретаря Генсовета “Единой России” Сергея Неверова, которая сразу вызвала широкую дискуссию в обществе. Корреспонденты ИА “Взгляд-инфо” опросили тогда главных редакторов саратовских СМИ, что они думают по этому поводу и готовы ли показать “все, что скрыто” (если у кого-то и вправду скрыто). Идея Неверова восторга не вызвала. Одни недоумевали, другие возмущались, третьи сочли затею “несусветной глупостью”. Зато очень даже прониклись издатели, причем независимо от своей партийной принадлежности (поддержали начинание Олег Грищенко, Сергей Курихин, Антон Ищенко). Такой вот вышел парадокс…

Сейчас, когда тема обрела более зримые очертания, мы решили вновь вернуться к дискуссии, чтобы понять, почему так настойчиво продвигается это предложение и есть ли у него реальные основания.

 

Метод диффузии

На первый взгляд, логики нет, ведь журналисты не чиновники, зарабатывают не много (если только это не московские звезды типа пропагандиста Владимира Соловьева или шоумена Андрея Малахова с заоблачными гонорарами в несколько тысяч долларов). Провинциалам такие расценки и не снились.

Как отметил в нашем прошлом опросе главный редактор издания “Газета Наша Версия” и ИА “Версия-Саратов” Александр Радин, у журналистов, в отличие от чиновников, нет возможностей для лоббизма и иных скрытых механизмов для заработка, обеспечивающих достойную “прибавку к пенсии”, то есть к зарплате. Зарплата журналистов в Саратове в среднем составляет 30 тысяч рублей и состоит из небольшого, как правило, оклада и гонораров. Наверное, редакторам государственных СМИ было бы неплохо отчитаться, куда уходят деньги, выделяемые государством на развитие СМИ, это было бы разумно, почему нет. А по поводу частных – а с чего какие-то господа должны смотреть в карман к частнику? Тем более если это не коммерческая организация?” – задавался вопросом Радин.

У журналистов подобная инициатива вызвала протест еще и потому, что при том уровне коррупции, который существует в государстве в самых высоких эшелонах власти, а также учитывая ее размеры, разговор о “коррупционерах-журналистах”, особенно провинциальных, выглядит из разряда “курам на смех”, о чем недвусмысленно высказался директор по информационной политике ИА “Саратовбизнесконсалтинг” Андрей Башкайкин:Почему это возникло? А что, у нас это впервые возникает? Когда им нечего делать, они начинают, как тот кот, яйца лизать. Это из той же серии. Глупость неимоверная”.

Сегодня, в кризис, когда многие редакции закрылись, а оставшиеся едва сводят концы с концами, подозрение в каких-то немыслимых доходах и вовсе вызывает недоумение. Но это лишь одна сторона медали. Есть и другая. О ней мало говорят, поскольку тема эта неприятна и щекотлива.

С приходом интернета появилось много информационных технологий, которые вроде бы не имеют никакого отношения к журналистике, но которые, тем не менее, активно используются под вывеской журналистики. Это и так называемая диффузная рассылка, когда какое-нибудь пиар-агентство принимает от того или иного заинтересованного лица “подряд” на отработку конкурента или темы в ключе, устраивающем заказчика. Затем публикация рассылается по нескольким близким по духу СМИ – как бы “распыляется”, создавая эффект полного присутствия и нужный информационный фон. Естественно, делается это не задаром и не по профессиональному вдохновению. Так, владелец одного известного в Саратове торгового центра недавно “отработал” нужную для себя тему в “дружественных” и даже правительственных изданиях, начав, разумеется, с одного одиозного пиар-агентства, более известного как филиал Дмитрия Бегуна.

 

Дима+Алена=фейк

Еще один способ – создание фейковых сайтов-однодневок, которые мимикрируют под обычное интернет-СМИ. Мимикрия, как правило, легко дается – неискушенному читателю сложно разобраться в специфике того или иного электронного СМИ, особенно учитывая их растущее количество. Такие сайты очень хороши для вброса чернухи и дискредитации неугодных персон, поскольку не имеют ни официальной регистрации, ни стабильно работающего коллектива, все статьи публикуются под псевдонимами. Достаточно вспомнить в качестве примера сайт “ПроСаратов” и якобы журналиста этого сайта “Диму Тимчева“, который становился “автором” всех самых скандальных и бездоказательных обвинений в адрес известных в Саратове политиков и бизнесменов. На самом деле за псевдонимом стоял коллектив авторов, работающих совсем в других изданиях. Для того чтобы легализовать и наделить “Тимчева” медийным капиталом, тот же филиал Бегуна сделал из фейкового персонажа своего автора, который периодически “писал” заметки.

Фото некой “студентки ССЭИ Алены Ясиной“, ставшей инициатором сбора подписей за отставку председателя Общественной палаты Александра Ландо, и вовсе принадлежат аккаунту в Латвии, иллюстрирующему жертву искусственного загара. Имитация гражданской активности через соцсети имеет своей целью взбудоражить общество. И ладно бы это делалось в открытую людьми, не боящимися взять на себя ответственность за тот вызов, который они бросают власти. Но духу, как правило, не хватает, и “герои” предпочитают не показывать свои истинные лица, скрываясь за образом сексуальной блондинки с “пережаренным” в солярии лицом.

Конечно, страничка в Фейсбуке СМИ не является, но информация о начавшемся сборе подписей против Ландо с фейковой странички Алены Ясиной перекочевала затем именно в СМИ и снова по системе диффузной рассылки.

 

Цивилизованные способы защиты

Черные информационные технологии появились, наверное, с момента возникновения книгопечатания. Но все-таки никогда еще в истории читателям так не пудрили мозги, как сегодня.

Взятки с такого сайта гладки – в любой момент его можно благополучно прикрыть, а гадость, запущенную в интернет, уже не прикроешь. Интернет не газета, и однажды запущенная дезинформация будет регулярно всплывать в поисковиках при первом упоминании имени. Так создается негативная биография. Попробуй потом докажи, что ты не верблюд.

Взятки с такого сайта гладки – в любой момент его можно благополучно прикрыть, а гадость, запущенную в интернет, уже не прикроешь. Интернет не газета, и однажды запущенная дезинформация будет регулярно всплывать в поисковиках при первом упоминании имени. Так создается негативная биография.

Практики, когда правоохранительные органы по решению суда обязывают фейковые сайты вычистить из интернета чернуху, в России почти нет. Во-первых, сам человек, ставший мишенью, редко обращается в правоохранительные органы с заявлением о клевете – в нашей стране “бодаться” с виртуальными мельницами как-то не принято, да и просто сложно. Хотя есть исключения.

Пример из прошлых лет – фейковый сайт “Шалтай-Балтай”, жертвой которого в 2004 году стал известный бизнесмен и депутат гордумы Леонид Фейтлихер. Сайт развязал против предпринимателя грязную кампанию, Фейтлихер инициировал возбуждение уголовного дела в отношении создателя “Шалтая” сразу по двум статьям УК (в тогдашней редакции) – “Клевета” и “Оскорбление”. Ныне этот создатель трудится все в том же филиале.

В отношении еще одного птенца филиала Бегуна возбуждено уголовное дело о клевете, сопряженное с обвинением в совершении тяжкого преступления. Сейчас он проходит по делу обвиняемым.

И всегда находятся те, кто будут осуждать победившего истца или заявителя за его попытку восстановить справедливость, особенно если этот человек бизнесмен. Почему-то априори считается, что писать недоказанные гадости про человека небедного это нормально, а подавать в суд на написавшего – моветон. Но судиться с такими “профессионалами” – совсем не то же самое, что с обычными журналистами, честно выполняющими свою работу. Водораздел здесь должен быть четкий.

 

Бегун в СИЗО, но дело его…

У всех на слуху опыт “деятельности” самарского блогера Дмитрия Бегуна, который добегался до того, что был арестован в Самаре. Бегун, наверное, тоже считал себя “независимым журналистом” и предположительно по заказу самарского губернатора публиковал в интернете компромат на высокопоставленных федеральных политиков. Но его арест показал, что клевета – дело уголовно наказуемое, и корочкой “пресса”, взятой напрокат, лучше не прикрываться.

Бегуна взяли, но дело его живет. В Саратове у Дмитрия есть последователи, которым он успел передать все секреты мастерства, пока работал в саратовской мэрии. И они этими секретами активно пользуются.

Помнится, попытки создать фейковый сайт предпринимал и один высокопоставленный член саратовского областного правительства, тезка Дениса Полишинеля, но был вскоре партийными товарищами разоблачен, посрамлен и от идеи теневого информационного управления отказался. И не исключено, что оно и к лучшему, тем более когда пытаться управлять можно практически официально – через Владимира-однофамильца и сайт “Новости Саратова”.

Некоторые, с позволения сказать, СМИ имеют только ситуативных издателей и зарабатывают деньги, собирая компромат на потенциальных рекламодателей. Или просто вымогают деньги за отсутствие негативных публикаций. Все местные политические и бизнес-персоны делятся на тех, кого можно трогать и кого нельзя. Нельзя тех, кто платит деньги или дает рекламу, в отношении остальных действует принцип: “Вы еще нам не заплатили? Тогда мы идем к вам”. Отсюда всевозможные стоп-листы, списки персон нон грата и т.п. Многие известные в Саратове люди наверняка удивились, увидев свои фамилии в одном таком списке, опубликованном недавно. А может быть, и не удивились, потому что о нем догадывались.

Вообще, работа “под журналиста” не пыльная, поле для деятельности непаханое – людей, дорожащих своей репутацией и готовых за нее заплатить, всегда довольно много. Откупиться от “редакции” всегда легче, чем пытаться с ней сражаться.

За деньги можно не только очернять, но и обелять. Мы знаем примеры, когда проплачиваются целые информационные кампании в защиту себя любимых, в надежде увести под шумок деньги дольщиков или уйти от уголовного преследования, прихватив с собой за границу несколько сотен миллионов рублей. Достаточно вспомнить как яростно велись кампании по защите осужденного создателя финансовой пирамиды Сергея Белостропова (более 2000 обманутых вкладчиков, в основном пожилых людей), амнистированного “ветерана” чеченской войны Василия Синичкина. Как защищали хладнокровных убийц Руслана Маржанова (это преступление привело к “восстанию Пугачева”) и Михаила Савченко (дело о покушении на депутата Сергея Курихина), игорную мафию, организаторов подпольного НПЗ, дважды судимого и обвиняемого в мошенничестве беглого главу администрации Саратова Алексея Прокопенко, осужденную за коррупцию замминистра Гелену Алексееву, заставляя поверить читателей, что черное это белое и даже золотое. Неужели вся эта информационная “милось к падшим” осуществляется по душевной доброте? Вряд ли.

Черные технологии немыслимы без черных касс. И что удивляться, если после таких кампаний у “журналиста” появляются неучтенные доходы, в разы превышающие официальную зарплату, или иные активы. Или, к примеру, предлагается трудоустройство жен как часть вознаграждения. Является ли это поводом задуматься? Или это мелочь, на которую не стоит обращать внимание?

Итак, должны ли руководители СМИ подавать декларации о доходах и имуществе, включая членов своих семей?

 

Лидия Златогорская, председатель регионального Союза журналистов России:

– Я считаю, что не стоит смешивать настоящих, подлинных журналистов, и тех, кто ими не является. Давайте отделим этих людей, давайте не будем их называть журналистами, а назовем политтехнологами, пиарщиками – как угодно, только не журналистами, чтобы не было вот этой путаницы. Потому что иначе получится, что все журналисты у нас продажные, а это далеко не так. Эти люди мимикрируют под журналистов, это хамелеоны. Большинство журналистов, работающих в обычных редакциях, и в своих методах работы, и в своих доходах абсолютно прозрачны, с моей точки зрения, скрывать им нечего. А если уж отчитываться, то надо начать с тех, кого мы считаем “звездами”. Пусть отчитаются Дмитрий Киселев, Владимир Соловьев, на НТВ пара-тройка громких имен найдется. Вот они пусть и поддержат предложение президента, пусть первые отчитаются, начнут с себя. А заставлять отчитываться редакторов районок – это вызовет только раздражение и уныние. И так экономическая ситуация не очень, зачем еще усугублять?!

Конечно, если председатель Союза журналистов России Богданов решит идею президента поддержать, саратовское отделение примет аналогичное решение. Но в любом случае заставить здесь никого нельзя, можно только рекомендовать. Иного механизма, кроме добровольного, не существует.

 

Наталья Линдигрин, министр информации и печати Саратовской области:

– Думаю, декларирование доходов журналистами под эгидой профессиональных объединений – вполне оправданный шаг. Если журналист занимается разоблачением других, привлекает общественное внимание к коррупционным проявлениям, другим значимым проблемам, то логично предъявлять к себе те же требования, что и к критикуемым. Хотя вопрос этот, скорее, лежит в этической плоскости, а не юридической. Что касается того, могут ли журналисты быть нечистоплотными в профессии, нарушать закон, то думаю, что журналисты, как и представители других профессий, конечно, тоже могут ошибаться и оступаться в жизни.

Мне не известны факты, что кто-то из местных журналистов занимается злонамеренным очернительством на возмездной основе. Но когда журналист злоупотребляет профессией и использует некорректные приемы, уверяю, это заметно всем его коллегам. Моральные качества журналиста в таких случаях являются секретом Полишинеля.

 

Денис Ястребов, политолог:

– Когда президент говорит о коррупции, он имеет в виду не только чиновничью среду и членов крупных госкорпораций, борьба с коррупцией должна быть всесторонней. А значит, и журналисты тоже должны быть честными, прежде всего перед самими собой. Заказные и проплаченные публикации стали печальной традицией нашей журналистики. Есть издания и даже целые регионы, где найти журналиста, готового провести расследование без предварительной оплаты, невозможно. И получается, что борьба с коррупцией в СМИ избирательна: сначала появляется человек с деньгами, указывает мишень и проплачивает расследование, и после этой проплаты начинается так называемая борьба.

Если брать опыт других стран, состоявшихся демократий – США и Западной Европы, там журналист за такие штучки теряет профессиональное уважение и часто даже работу, по крайней мере в центральных изданиях. Да и в остальных это моветон.

Когда мы говорим о свободе слова, это означает, что пресса должна быть по-настоящему независима. А значит, независима и финансово. А так получается – кто дал деньги, у того и “борьба с коррупцией”.

Я не являюсь фанатом “Молодой гвардии”, но одна акция мне очень понравилась. Лет пять назад это было. Они зашифровали текст с ключевыми словами “коррупция”, “воровство”, “взяточничество” и пошли с деньгами по нескольким известным центральным изданиям, и все как один их опубликовали. Это были разные статьи, о разных отвлеченных вещах, но все они были за деньги. Потом, когда публикации вышли, они это все вскрыли. Фактически они всех купили, понимаете? Всех!

Конечно, не все так работают. Можно найти журналистов не продажных, которые берутся за тему не за деньги, а потому что она вызывает интерес или общественный резонанс. Но, к сожалению, таких людей можно пересчитать по пальцам.

Я провел не одну избирательную кампанию, и мне часто доводится работать с будущими журналистами – студентами, аспирантами. Они приходят ко мне уже развращенными. Они не представляют, что можно заниматься журналистикой или политическим пиаром, не занимаясь коррупцией и подкупом в редакциях. Они даже не знают – а как это так? Вот наш способ ведения дел часто шокирует европейцев и американцев. Это касается и оппозиционных изданий, и лояльных, это наша большая проблема.

Я провел не одну избирательную кампанию, и мне часто доводится работать с будущими журналистами – студентами, аспирантами. Они приходят ко мне уже развращенными. Они не представляют, что можно заниматься журналистикой или политическим пиаром, не занимаясь коррупцией и подкупом в редакциях. Они даже не знают – а как это так? Вот наш способ ведения дел часто шокирует европейцев и американцев. Это касается и оппозиционных изданий, и лояльных, это наша большая проблема.

Что касается техник информационных войн, я электоральными кампаниями занимаюсь уже 25 лет и эту кухню знаю давно. Все эти методы совершенно не новые, просто теперь с распространением интернета аудиторией стала вся планета. А раньше для этой цели издавались газеты-однодневки, делались публикации в другом регионе с последующими распечатками и т.д. В начале девяностых еще был такой метод “заводской многотиражки”, когда в ничего не значащей газете публиковали какую-нибудь гадость, а потом распространяли ее уже в других, более уважаемых изданиях со ссылкой. Так что все методики стары как мир.

Но есть тонкая грань между двумя вещами. Одно дело личная позиция автора или редакции и другое – прямой подкуп и коррупция. Это разные вещи. Одно дело, когда человек приходит и говорит, кого нужно очернить и сколько это будет стоить, и другое, когда у редакции есть некая партийная позиция или позиция есть у собственника СМИ, и она традиционно для себя делает материал в определенном идеологическом и стилистическом ключе. Не секрет, что в Соединенных Штатах СМИ делятся на три части – условно республиканские, условно демократически и неприсоединившиеся. “Вашингтон пост” – это одна тема, “Нью-Йорк таймс” – другая. И они без всяких денег придерживаются своей линии, потому что это позиция собственников, и коллектив журналистов таким образом подбирается, что они так видит мир, так видят события. Но при этом деньги им никто не заносит. Так же и на ТВ. Есть канал “Фокс”, прореспубликанский канал, а есть каналы глазами демократов, они другие. Так что весь вопрос в том, как найти эту грань между личной позицией журналиста, редакции и коррупцией. Может, декларация эту грань поможет найти. Правда, декларация всех проблем тоже не решает, мы же знаем, как это все обычно делается… Но шансы есть.

 

Алексей Калямин, политтехнолог, журналист:

– СМИ в Саратове давно перестали быть заказными, а стали учредительскими. И никакие ситуативные заказы не могут конкурировать с глубинными интересами учредителей. Если заказ хорошо оплачивается, но идет вразрез с этими глубинными интересами, то такая информация опубликована не будет.

Полагаю, что открывать свои доходы должны не рядовые журналисты, а медиа-менеджеры, такие как Доренко, Киселев, Соловьев. Как главный врач перестает быть врачом, а становится менеджером, так и эти люди перестают быть собственно журналистами, а становятся управленцами медиа-процессов. И вот раскрывать свои доходы, а главное, расходы для таких менеджеров может быть крайне болезненно. Что касается обычных редакций, то конкурировать с магазином по продаже бытовой техники они явно не могут. Поэтому показывают они свои доходы или нет – дело двадцать девятое. Никаких скелетов из шкафов не повыпадет, если только это не скелеты менеджеров.

 

Дмитрий Петров, генеральный директор “ГТРК-Саратов”:

Речь в путинском документе, насколько я успел этот текст прочитать, шла о главных редакторах и генеральных директорах крупных федеральных телеканалов. Если говорить простым языком, то это, видимо, способ понять, а не находится ли кто-либо у кого-либо на подкорме. Я не соглашусь, что с федеральными каналами все и так понятно. Стопроцентным пакетом акций государство владеет только у одного канала – ВГТРК. По Первому каналу у государства большой пакет акций, но есть и частные акционеры. Остальные каналы в свободном полете.

Понятие “журналист” сегодня расплывчатое, как и понятие “черный пиар”. Тот, кто держит ручку, микрофон или диктофон, – это журналист, и тот, кто руководит каналом, вроде тоже журналист, но разница огромная.

Что такое черный пиар, что такое серый, что такое белый – кто скажет? Но если человек занят чем-то действительно неподобающим и при этом живет хорошо, то это уже повод.

Во всем цивилизованном мире люди декларируют свои доходы, и не только чиновники, но и журналисты, это абсолютно нормально, не вижу в этом проблемы. Я, правда, не знаю, есть ли смысл отчитываться региональным филиалам. Мне, например, сложно декларировать свои доходы – контролирующие органы и так все про это знают. Если только я вдруг захочу пойти во власть…

 

Ольга Радина, главный редактор радиостанции “Эхо Москвы в Саратове”:

– В опубликованном документе не указана цель – для чего требуется обнародовать доход журналистов. Догадки разные. Дата публикации антикоррупционного плана – 1 апреля, поэтому первая моя версия – чтоб посмеяться. Пару лет назад, после очередной декларационной кампании, мы попросили главу города Олега Грищенко прокомментировать “Эху Москвы в Саратове” информацию о том, что его супруга имеет годовой доход в полсотни миллионов рублей. Олег Васильевич тогда с гордостью ответил: “Это вы еще декларацию моего старшего сына не видели!”. Не думаю, что большинство коллег из региональных СМИ сможет так же похвастаться перед широкой общественностью своими доходами. Средняя по экономике региона зарплата и жилье в ипотеку могут вызвать разве что смех или сочувствие. Другое дело государственные СМИ, которые получают субсидии из федерального бюджета. К примеру, телеканал Russia Today в прошлом году только по программе “Информационное общество” Минкомсвязи РФ получил субсидию, сопоставимую с годовым бюджетом Саратова. Налогоплательщики имеют право знать доход руководителя телеканала, который распоряжается таким бюджетом, уверена, эту цель и преследует план Путина. Кроме того, будет хороший пиар: защищаешь информационные “рубежи Родины” – имеешь официально солидный доход. Открытость для людей публичной профессии – это, безусловно, плюс. В том числе и открытость финансовая. Уверена, что представленный документ нуждается в широком обсуждении в Союзе журналистов, в том числе и в его региональных отделениях.

http://www.vzsar.ru/special/2016/04/20/cenz-bezyprechnosti.html