КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



«Показывал при помощи рук решетку»



«Показывал при помощи рук решетку» - Общественное мнение Саратов Новости Сегодня
Практика превращения потерпевшего в подозреваемого в нашей уголовно-процессуальной системе достаточно заезжена. Особенно когда речь идет о двух встречных заявлениях о преступлении. В райцентре Саратовской области случай свел двух молодых людей не в то время и не в том месте. Оба так или иначе вышли из конфликта с травмами, оба перед лицом следствия обвинили друг друга. Но теперь им обоим нужно, только чтобы полиция от них отстала. Из ситуации, в которой не совсем понятно кто прав, кто виноват, когда обеим сторонам друг на друга наплевать, система может выйти только одним образом. А именно посадить кого-нибудь из них. Вернее, могла бы и отпустить всех с миром, но тут выходит на сцену инстинкт, который от веку двигал отечественной правоохранительной системой — желание подзаработать. По крайней мере, об этом рассказывает один фигурантов событий, речь о которых пойдет ниже. В этом случае логика понятна: из двух участников конфликта виноватым становится наиболее платежеспособный.

Бита против «розочки»
История эта началась 1 августа прошлого года в Краснокутском районе, когда 26-летний аспирант философского факультета Саратовского госуниверситета, уроженец этих мест Дмитрий Харченко приехал отдохнуть с ночевкой на природу недалеко от села Лавровка. В этом довольно засушливом районе поволжской степи, есть живописные места на берегу Гашона – правого притока реки Еруслан. С ним в машине была его подруга Дарья. Если верить версии, представленной Харченко, под утро их разбудил стук в дверное стекло. Снаружи стоял крепкого телосложения парень позже выясниться, что речь идет о 24-летнем Тимуре Сигаеве. Пришелец якобы был неадекватен, находясь будто бы под действием наркотиков, и пытался со смесью нецензурной брани и нечленораздельных звуков извлечь из авто его обитателей. После того как Харченко открыл дверь, незнакомец без лишних предисловий два раза ударил его в шею чем-то вроде отбитого горлышка бутылки. Затем, по словам молодого человека, Сигаев, приговаривая что-то угрожающее, занес руку для третьего удара, но Харченко удалось выбить у него импровизированное оружие.
- После нанесенного мной удара мужчина показал мне неприличные жесты обеими руками, и стал убегать, – рассказывает Дмитрий Харченко. – Я убрал с переднего сидения набор ключей и шторку от багажного отделения автомобиля на заднее сидение, освободив водительское место. Далее я сел за руль своего автомобиля, позвонил в полицию, и сообщил о случившемся, попросил немедленной помощи. После чего по совету дежурного сотрудника полиции, мы последовали за мужчиной, напавшим на нас, чтобы проследить за ним, и указать сотрудникам полиции его местонахождение. В скором времени мы увидели его бегущим в начале села Лавровка. Во время бега указанный мужчина споткнулся и упал. Не доезжая несколько метров до указанного мужчины, я остановил автомобиль. Пока нападавший лежал, он показывал нам неприличные жесты, но мы сидели в автомобиле и ждали приезда сотрудников полиции, боялись к нему подходить. Я несколько раз звонил в полицию и просил их приехать как можно скорее, – говорит он. Слова Дмитрия частично подтверждаются записью видеорегистратора автомобиля.
Нам удалось разыскать самого Тимура Сигаева, который сейчас живет и работает в Москве, по его словам — в приличной фирме. Его версия событий звучит иначе.
- Я возвращался под утро от друзей домой, – рассказал он. – Там машина стояла, я спросил время (было 4 утра, парень и девушка спят в автомобиле на пустынном берегу, – «ОМ»). Он начал мне грубить, хамить. Я в этом селе давно живу, мне было неприятно — какой-то непонятный человек так со мной общаться. Начали препираться, разговоры за разговоры, в результате он вышел из машины начал битой махать. Сами знаете, против биты я хоть спортом и занимаюсь, но ничего не смог сделать. Я не знаю, что он хотел и какие цели преследовал. Продукты наркотического содержания я никогда не употреблял. В тот вечер я выпил поллитра живого пива. Обычно я не пью, так как занимаюсь бодибилдингом, алкоголь здесь неприемлем.
В местном отделе Харченко написал заявление о нападении. К его удивлению, полицейских заинтересовал не кусок стекла оставшийся на месте инцидента, а бита находившаяся в машине. Дальше начались странности. Понятые будто бы рассказали Дмитрию, что полицейские предлагали им написать что на бите есть, отсутствующие в реальности, следы крови, от чего те отказались.

Участковый по прозвищу Халк
Стражи порядка не стали вызвать медиков пострадавшему, у которого из шеи продолжала сочиться кровь, и заявили, что на него составят протокол о хулиганстве и выпишут штраф. Поняв что творится неладное, парень начал набирать номер родственников, но опер Нурлан Жандалиев приблизившись к его лицу крикнул, чтобы потерпевший немедленно убрал телефон.
- Я попросил Жандалиева не кричать на меня, тогда он сказал мне, что он ещё не кричит, а если закричит то у меня “уши опухнут”, я ответил ему – “не опухнут и разговаривать со мной так не надо”, после чего он повторил – опухнут, и вышел из кабинета, – рассказывает Дмитрий Харченко.
Добавим, что сцена эта происходила в кабинете участкового капитана Максима Лощинина. По словам Харченко, с будущим полицейским и его компанией он не ладил еще подростком: все они жили недалеко друг от друга в райцентре Красный Кут. Наш собеседник уверяет, что за Лощининым до сих пор водится кличка «Халк», а сам он известен своими выходками в местном кафе «Золотой теленок». С тех пор конфликты межу ними возникали постоянно. Друзья же и коллеги участкового якобы не скрывали, что неприязнь к Харченко вызваны завистью. Последний считает, что в его уголовной истории плачевную роль сыграли натянутые отношения с одними правоохранителями, и желание других незаконно подзаработать.
- Когда у меня у первого в городе появился Outlander Xl Mitsubishi они меня начали доставать, требовать денег в наглую, – вспоминает он. – Мы, говорят, всю жизнь работаем и нет авто таких, а ты молодой ещё на таких машинах ездить. Потом того кто непосредственно требовал денег, а это сотрудник ДПС, я послал и стал писать жалобы. В итоге он доигрался и его посадили эфэсбешники.
Теперь же, оказавшись в интимной обстановке полицейского участка, Максим Лощинин, как говорит Харченко, доверительно сообщил что собирается его посадить, так как он «подозревается в совершении преступления, человек лежит в больнице, весь переломанный». Речь шла об утреннем госте – Тимуре Сигаеве, у которого оказался закрытый перелом, возможно полученном при падении, когда тот убегал от автомобиля. По крайней мере, эксперт позднее допустил, что травма могла быть получена при падении с высоты собственного роста.

«Продавай машину и собирай деньги»

После препирательств и угроз, беседа переместилась в кабинет главы районного отдела участковых уполномоченных подполковника Алексея Ануфриева.
- Он стал меня уговаривать чтобы я изменил своё заявление, на что я ему ответил отказом, объяснив это тем, что я написал всю правду, и врать не буду, – говорит Харченко. – Тогда Ануфриев стал переводить тему, и пытался напугать меня говоря, что я находился в автомобиле с несовершеннолетней девушкой, и что это ненормально. Хотя моей знакомой на тот момент было 17 лет, и кроме как просмотром фильма мы ничем не занимались. Далее Ануфриев мне сказал, что это вообще моя знакомая Дарья мне ногтями поцарапала шею, а не напавший на нас мужчина. Я понял в этот момент, что Ануфриева настроил на такой разговор со мной Лощинин.
Тем самым, молодого человека продержали в отделе с 7 утра до 15 часов, а потом отвезли в районную больницу для обработки раны. От врачей он узнал, что его утренний оппонент, госпитализированный туда же, находился в состоянии сильного алкогольного и наркотического опьянения.
На следующий день Дмитрий Харченко вернулся в полицию, чтобы получить направление на медэкспертизу. Там от него сперва открестились: «пусть сначала рана заживёт у него, а потом ничего он не докажет» – услышал он якобы краем уха. Направление удалось выбить только со скандалом.
Вскоре, как рассказывает молодой человек, к его матери на рынке Красного Кута, где она работает продавцом подошли люди, представившиеся сотрудниками полиции, и требовали 200 тысяч рублей. В случае отказа обещали посадить сына. Женщина отказала, объяснив что денег у нее нет, а Дмитрий ни в чём не виноват. «Тогда они сказали ей чтобы я продавал машину и собирал деньги, и ушли», – говорит Харченко.

«Характеристика у меня всегда была отличной»

19 августа Дмитрия опять вызвали в полицию, сообщить что он стал подозреваемым по уголовному делу о причинении умышленного вреда здоровью средней тяжести — статья подразумевает лишение свободы на срок до трех лет. Через несколько дней полиция наведалась к его девушке Дарье.
- Оперуполномоченный Нурлан Жандалиев сказал матери Дарьи, чтобы она не верила мне, так как я плохой человек, и что надо написать в допросе, так как они скажут, иначе они сильно пожалеют, – пересказывает Дмитрий Харченко. - Со слов Дарьи я также узнал, что Жандалиев и Лощинин выражались нецензурной бранью в мой адрес. И моя девушка, и ее мать были очень напуганы.
30 августа тот же капитан Лощинин пишет отказ в возбуждении дела о нападении на Харченко и его подругу. По мнению участкового, в действиях Сигаева не было состава преступления. Свое решение капитан обосновал тем, что якобы у него не было возможности повторно опросить Харченко для уточнения обстоятельств произошедшего 1 августа на берегу реки. Полченные Дмитрием повреждения он во внимание не принял. По версии полиции порезы на шее нанес себе либо сам молодой человек, либо его зачем-то исцарапала девушка, хотя медэксперт посчитал что раны представляли опасность для жизни в случае если бы не были касательными. Дмитрий также настаивает на том, что слышал от Сигаева явственные угрозы убийством, что также попадает под статью.
После этого Харченко по непонятным основанием объявляют в розыск. Он сам пришел в отдел чтобы выяснить причины. Там его привели к дознавателю Деминой для дачи показаний. Допрос был в присутсвии назначенного адвоката, несмотря на то, что Дмитрий устно и письменно отказался от его услуг. По словам потерпевшего, а теперь подозреваемого, дознаватель не вносила в протокол рассказ Харченко об обстоятельствах нападения Сигаева, и тем самым по его мнению укрыла преступления. При этом, она якобы нецензурно ругалась в присутствии подозреваемого, добавляя что его «убить мало», а напоследок взяла с него подписку о невыезде. Благодаря тому, что Харченко записывал происходящее на диктофон (записи он предоставил редакции), впоследствии УСБ ГУ МВД по Саратовской области отреагировало на его жалобу, и пообещало что Демина будет за ненадлежащее поведение наказана. Меру пресечения же Краснокутский районный суд отменил как незаконную. В деле же тем временем появилась негативная бытовая характеристика на Харченко, подписанная все тем же Лощининым, который работает на другом территориальном участке. «Характеристика у меня всегда была отличной. Тем самым Лощинин оклеветал меня», – считает Дмитрий Харченко.

«Предлагал нормально разойтись»
В нынешнем, 2016 году уголовное дело против Харченко перешло к органу следствия.
- 22 марта я был вызван в отдел полиции следователем Владимиром Тереховым для проведения очной ставки между мной и напавшим на меня Сигаевым, – говорит Харченко. – В ходе очной ставки Сигаев пояснил, что он “впервые видит меня”, и меня ему “показали на рынке” уже через некоторое время “после того как ему сломали руку“. Как я и предполагал, Сигаев не помнит как я выгляжу по причине того, что 1 августа он находился в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Это подтверждается рапортом оперативного дежурного Краснокутского ОМВД и объяснением дежурного врача райбольницы. Кроме того из акта судебно-медицинского освидетельствования следует, что Сигаев, попав в больницу четыре дня был в реанимации с диагнозом: «Отравление неизвестным веществом. Алкогольное опьянение. Зрачки на обеих глазах расширены. Во времени путается, не знает даты». Также в ходе проведения очной ставки Сигаев в присутствии следователя Терехова а сказал мне, что он не имеет никаких ко мне претензий, а “заявление его заставил написать Лощинин”.
Тимур Сигаев, которого на эту очную ставку прямо с работы доставили на машине из Москвы сотрудники краснокутской полиции, опровергает, что на него давили с целью оговорить Дмитрия Харченко.
- Я этому человеку предлагал нормально разойтись чтобы я заявление забрал, он заявление забрал (напомним однако, что отказ на заявление Харченко был оформлен еще в августе прошлого года, – «ОМ»), – говорит Сигаев о своем оппоненте. – Он не хочет этого. Заявление меня ни участковый Лощинин, ни кто другой не принуждал писать. Я достаточно взрослый человек и отвечаю за свои действия. Представьте, вас избили, очнулись вы в реанимации. Рука сломана и не двигается. И тут приходит полицейский и говорит что тот человек уже на меня заявление написал. Меня месяц таскали в полицию – что случилось, как случилось, может что-то вспомнил. Я ходил туда как на работу, все что помнил им рассказал. У меня никаких претензий нет, мне ни денег, ничего не надо, я хочу только чтобы это закончилось. Но он настаивает, чтобы я был виновен, ищет какую-то правду. Хочет выйти из этой истории чистым.

«Из-за жалоб меня посадят»
В редакцию попала аудиозапись этой очной ставки. В ее ходе Дмитрий Харченко говорит, что Тимур Сигаев в своих первых показаниях сказал что вообще не помнит что с ним произошло и как он получил перелом, однако в какой-то момент начал говорить совершенно другое. Сигаев расплывчато отвечает что не помнит никаких разногласий в своих показаниях и вообще плохо помнит то время, так как прошло восемь месяцев. «Ты на меня напал и этого не признаешь. Если ты сейчас признаешь что ты виноват, я откажусь от претензий к тебе и уголовное дело возбуждать не будут», – говорит ему Харченко. «Я лежал в реанимации, сомневался чтобы писать. Меня заставили, грубо говоря. Сотрудники полиции», – признается на аудиозаписи Сигаев.
- Кто эти показания писал, Лощинин за тебя?, – спрашивает Харченко.
- Лощинин, да.
- Ты получил травму, потому что на меня напал. Если бы такое случилось с тобой, ты бы тоже защищался. Я защищался, – обращается Харченко уже к следователю. – Возможно я ему сломал руку, может он упал и сломал. Ну, напал так напал, я к нему претензии не имею. Но если он настаивает, я в суде я все докажу.
Звука, с которым проводящий очную ставку следователь набирает текст на клавиатуре, при этом не слышно. Как рассказал «ОМ» Харченко, следователь Терехов вскоре понял что дело против него возбуждено незаконно и его от греха подальше стоит прекратить. Якобы по этому поводу он неоднократно подходил к заместителю прокурора района Дмитрию Орлову, на что тот отвечал, что раз Харченко написал на его действия жалобу, то дело не прекратят, а напротив его посадят.
- Они в наглую мне говорят, что я не виноват и это все знают, но из-за жалоб меня посадят, – поясняет Дмитрий Харченко. – Если прокуратура напишет что менты виноваты то влетит прокуратуре за плохое осуществление надзора за МВД. Если Орлов признает, что незаконно меня привлекли к уголовному преследованию менты то влетит ему, он давал согласие на возбуждение уголовного дела.
Через некоторое время следователь вызвал Харченко для ознакомления с материалами уголовного дела. Несмотря на его протесты, в этом участвовал назначенный адвокат.
- Терехов сказал адвокату чтобы он ознакамливался с делом и подписывал всё игнорируя моё мнение, – рассказывает Дмитрий Харченко. – Тогда я достал свой мобильный телефон и предупредил Терехова о том, что я буду делать видеофиксацию о том как он нарушает мои права. Я достал телефон и включил запись, после чего Терехов накинулся на меня, стал заламывать мне руки, выхватил у меня мой телефон и кинул специально на пол, после чего части от телефона разлетелись в разные стороны, а второй следователь Кокурин схватил без моего спроса батарею от моего телефона и на мои просьбы отдать мне принадлежащую мне вещь, никак не реагировал. Адвокат видя всё это постоянно говорил, что следователь прав всегда. Терехов в тот момент был в состоянии алкогольного опьянения, и при мне он выпил три рюмки водки. После чего он на следующий день приходил к моей матери на рынок снова в состоянии алкогольного опьянения и говорил, что если я не приду к нему и не подпишу документы которые ему нужно, то он меня посадит, а также сообщит в СГУ, где я прохожу обучение, что я плохой человек и на меня возбудили уголовное дело. Говоря всё это, он показывал при помощи рук решётку.
Харченко говорит, что в последнее время он с удивлением узнал, что второй раз подряд объявлен в розыск, хотя ни от кого не скрывается. Все его жалобы в прокуратуру Краснокутского района игнорируется: по его словам, прокурора Тиграна Аветисяна и главу местной полиции Андрея Чепурного связывает простая человеческая дружба. Впрочем, по последней информации, уголовное дело изъято для изучения Главным следственным управлением ГУ МВД по Саратовской области, что оставляет какую-то мизерную надежду на благополучное завершение вышеописанной эпопеи.

Источник: http://www.om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/20-april-2016-i35725-pokazyval-pri-pomoshchi-ruk-r