КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Плеваться запрещено



Плеваться запрещено
В саратовской блогосфере набрел я на высказывание некоей Валентины Бессоновой. Прозвучала ее горькая и громкая тирада на заседании Общественной палаты. Г-жа Бессонова была представлена как эксперт по туризму и преподаватель СГСЭУ. То есть компетентность вроде бы заявлена, а в искренности сомневаться не приходится — сказанное ею очень эмоционально и явно о наболевшем.
Я процитирую: «Мы остаемся глухой провинцией, к сожалению. Что мы будем позиционировать? У нас есть только гармошка и калач, замучили уже ими, надо что-то новое давать». (…) «Увек — это единственный памятник наряду с местом приземления Гагарина, который может позиционироваться как памятник всемирного культурного значения. Но чтобы получить этот статус, нужно проделать огромную работу, в том числе финансовую, нужно пройти экспертизу на все соответствия. Вот приезжают москвичи на Увек, замечательно, а у нас там нет объекта туристского посещения. У нас там место археологических раскопок. Чтобы это было привлекательно для туристов, там должна быть инфраструктура. Это слезы, это позор для региона, позор России!».
Возражать Валентине Бессоновой по сути, хотя и трудно (много в ее тирадах безнадежной правды), но можно. Объяснив, например, что пресловутые «гармошка» и «калач» — вовсе не туристические заманухи, не бренды даже в коммерческом понимании, а региональные символы, знаки идентичности. И сарказм по их поводу — попросту некорректен. Можно сказать, что немалое количество наших соотечественников, да и зарубежных гостей ценят в путешествиях не комфорт и налаженную индустрию, а именно обаяние и своеобразие «глухой провинции», где запущенность и неустроенность выглядят даже определенной фишкой. Равно как заметить, что увлеченность своим краем, его историей, мифологией и лирикой — сильный сам по себе инструмент вовлечения; турист — существо восприимчивое и, обращенный местными патриотами в новую веру, начинает смотреть влюбленными глазами на наши пейзажи и ландшафты… Но, думаю, подобная аргументация становится бессмысленной, поскольку преподаватель Бессонова финальной визгливой нотой разрушила собственные небесспорные, но здравые заявления. Это же надо — «позор России»…
В случае этого «позора» мы имеем дело с целой философией, чрезвычайно характерной для саратовского обывателя. (И преподаватель университета может быть обывателем, и вообще ничего тут зазорного). История появления данной идеологии «самооплевывания» любопытна и весьма принципиальна. Тренд этот вообще относительно свеж: всяческое унижение малой родины стало популярно, когда известные бизнес-кланы принялись засматриваться на власть и обзавелись медийными арсеналами. Диагнозы — один страшней другого, с пророчествами скорого апокалипсиса местного значения, больно били по властям разных уровней, а значит, считались эффективным политическим оружием. Превращались в постоянную звуковую волну, единый смысловой фон. И прочно оккупировали сознание обычного потребителя информации. В этом смысле Валентина Бессонова, конечно, никакой не самостоятельный идеолог, а банальная жертва многолетнего информационного прессинга.
Важна была интонация — именно такая, со слезой и подвизгом, как бы не оставляющая пространства для нормальной дискуссии. Идеологи и ретрансляторы данного направления любили цитировать «Кто живет без печали и гнева, тот не любит Отчизны своей». Вроде не поспоришь, но со временем сделалось ясно, что любви тут никакой нет, а печаль и гнев слишком наиграны и легко программируются. Если жестокая правда говорится без любви, она превращается в ложь.
Но тут не только этические категории, есть измерение и вполне материальное — реальность предстает именно такой, какой мы ее видим. Я не раз сталкивался с таким вот парадоксом: гости Саратова категорически не принимают нашего краеведческого сарказма, длинных мазохистских монологов о том, как все плохо и беспредельно… У иных глаза лезут на лоб, другие запальчиво пытаются убедить саратовцев, в каком интересном городе они живут. И в ход идут не дежурные калачи, гармошки, Радищевский и Гагарин, но Волга, зелень, уют и солнце, аргументы как поэтические, так и бытовые…
Словом, прежде чем выстроить туристическую инфраструктуру, нам необходимо очистить головы от мусора. Самим посмотреть и поездить, чтобы иметь возможность сравнивать, а то ведь смешно, как люди, годами не покидающие один район Саратова, уверены, что живут в самом запредельном мордоре. Федор Михайлович Достоевский в «Дневнике писателя» будто нас имел в виду: «Да, самонадеянность-то нам, может быть, и всего нужнее теперь! Самоуважение нужно, наконец, а не самооплевывание…».
А то ведь дооплевывались так, что дальше некуда.
http://www.om-saratov.ru/publikacii/16-june-2016-i37528-plevatsya-zapreshcheno