КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Допрос Юрия Виткина по делу Сергея Вилкова



Допрос Юрия Виткина по делу Сергея Вилкова

4 августа прошло очередное заседание суда по делу против журналиста “Общественного мнения” Сергея Вилкова, который обвиняется в клевете на депутата Сергея Курихина. Был допрошен свидетель стороны обвинения – друг потерпевшего Курихина, член Общественной палаты Саратовской области, бизнесмен Юрий Виткин. В суде прозвучала информация о том, что Виткин отбывал срок за распространение порнографии, а также о том что он якобы фигурирует в расследуемом сейчас деле о мошенничестве в крупном размере. Кроме того, Юрий Виткин заявил что якобы передавал никак не учитываемые деньги от Сергея Курихина для финансирования “Общественного мнения”, правда сильно разошелся с потерпевшим в цифрах. Ниже представлена стенограмма его допроса с незначительными сокращениями.

Судья Артем Григорашкин спрашивает, знает ли свидетель кого-то из потерпевших или подсудимого.

Свидетель Юрий Виткин: Знаю только Курихина, никаких неприязненных отношений ни к кому не имею.

Прокурор Андрей Склемин: Знакомились ли вы с информацией о нападении на Сергея Вилкова?

Виткин: Я читал в Интернете об этом.

Склемин: Уточните, на каких информационных ресурсах вы знакомились в этой информацией.

Виткин: Не могу вспомнить, на каком. Но первым делом, я всегда читаю «Взгляд».

Склемин: А сайт «Про Саратов» вам знаком?

Виткин: Да, я слышал про этот сайт.

Склемин: Знакомились ли с информацией на этом сайте?

Виткин: Не помню

Склемин: А информация о нападении на Сергея Вилкова размещалась на этом сайте?

Виткин: Я этого не помню.

Склемин: Уточните, пожалуйста, какого плана информация вам знакома в связи с нападением на Сергея Вилкова? Давал ли он СМИ интервью по этому поводу и какую версию выдвигал?

Виткин: Да, я в Фейсбуке, мы подписаны, по-моему… И кто-то делал перепост, и на Фейсбуке я об этом читал.

Склемин: Ну что вы читали, какую информацию?

Виткин: Я читал, что мнение было у Вилкова о том, что якобы нападение на него было организовано Курихиным.

Склемин: А вот это мнение где-то в прессе, где-то в интервью…

Виткин: После этого оно было растиражировано на других ресурсах. Я не знаю, тиражировали именно этот пост Вилкова, который был опубликован в Фейсбуке, либо были какие-то отдельные журналистские расследования, но попадалась достаточно часто.

Склемин: Попадалось на страницах соцсетей либо СМИ?

Виткин: Я не могу точно сказать. В социальных сетях – точно. А СМИ… ну наверное какие-то сайты… это является же СМИ? Наверное, на каких-то сайтах было размещено.

Склемин: Понятно. А вот эта позиция, эта информация о том, что Курихин является причастным лицом к нападению на Вилкова… Какие-то объективные подтверждения в обоснование этой информации приводились в размещенной информации в СМИ и в соцсетях?

Виткин: Ну Вилков делал упор на то, что лица, на него напавшие, были похожи на тех людей, которых он ассоциировал с группой спортсменов, которые находились в организации, которую спонсировал Курихин. Это какой-то был спортивный клуб при УФСКН.

Склемин: А можете уточнить, это мнение в форме утверждения размещалась?

Виткин: Я не могу помнить акценты. Во всяком случае, это подавалось с 99% уверенности. Во всяком случае, я так это воспринял.

Склемин: А вы не знаете, может, какое-то СМИ публиковало какие-то выводы органов следствия, судебной системы о том, что именно Курихин причастен к нападению на Сергея Вилкова, которые были оформлены в соответствующие документы – постановления о прекращении по нереабилитирующим основаниям?

Виткин: Нет. Только в публикациях Вилкова, когда я читал их, и потом еще в «Общественном мнении» были размещены статьи, где были собраны (не знаю, слухи ли это или какая-то еще информация), где ссылались на якобы существующие какие-то документы, говорящие о какой-то причастности. Там был какой-то компот, что трудно выделить что-то.

Склемин: А публикации о том, что установлен этот факт имели место быть?

Виткин: Именно по случаю с Вилковым? Нет.

Склемин: Знакомились ли вы с публикациями, в которых готовилось о том, что Сергей Курихин создавал русскую диаспору на территории Саратовской области?

Виткин: Про русскую диаспору я ничего не читал.

Склемин: А знакомились ли вы с публикациями, в том числе автором которых являлся Вилков, в том числе в социальных сетях, где содержится мнение о том, что Курихин являлся членом организованной преступной группы и причастен к совершению тяжких особо тяжких преступлений?

Виткин: Да, это неоднократно.

Склемин: Можете уточнить, где, на каких ресурсах вы видели эту информацию? В частности, под авторством Сергея Вилкова меня интересует.

Виткин: Это было на Фейсбуке размещено. И не помню, в «Общественном мнении» было ли это под его именем. Во всяком случае, тематика эта была неоднократно озвучена на сайте «Общественное мнение».

Склемин: А можете пояснить, какие-то официальные данные приводились и выводы следственных и судебных органов о том, что действительно Курихин признан виновным в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, либо состоял в организованной преступной группе?

Виткин: Да, такие утверждения были в статьях, размещенных в «Общественном мнении»

Склемин: Утверждения были. А какие-то официальные данные на приговор суда, постановление следственных органов?

Виткин: Это я не помню. Еще была статья, на которую мне когда-то сам Курихин указал. Это была статья «Скелеты в шкафу»… Это самая первая статья, он мне показал ее, там был собран весь тот якобы компромат на Курихина, который там прозвучал. То есть там было собрано все, что можно.

Склемин: Автором этой статьи помните, кто был?

Виткин: Не помню.

Склемин: Сергей Вилков мог быть?

Виткин: Не помню, не могу сказать.

Склемин: Освещение темы, связанной с незаконной деятельностью Курихина Вилковым, если можете пояснить, она с какого-то определенно времени началась, или в течение длительного времени освещалась эта тематика?

Виткин: Не помню. Я не могу сказать, сколько это длилось, но последние два года точно. Может быть, больше. Не могу сказать.

Склемин: На ваш взгляд, эта информация, связанная с якобы имевшей место незаконной деятельностью Курихина… Как она на его репутацию повлияла? В ваших глазах, в частности.

Виткин: Любая информация, негативная или позитивная, она влияет на деловой имидж человека. Тем более, такого публичного человека как Курихин. Потому что, вы знаете, чтобы создать мнение у людей, достаточно несколько мощных вбросов на определенных ресурсах, после которых у людей складывается негативное или позитивное мнение о человеке. Если человек не пользуется другими источниками информации, то у него складывается однозначное мнение. В данном случае это будет негативное мнение о Курихине как о человеке, бизнесмене, депутате, и, безусловно, это накладывает отрицательный имидж на любой из видов деятельности, которыми он занимается.

Склемин: После того как вы с этой информацией ознакомились – о незаконной деятельности и якобы причастности к нападению на Вилкова и причастности к совершению тяжких и особо тяжких преступлений, – на ваше мнение о Курихине как повлияло? На вас, как жителя Саратовской области?

Виткин: Я думаю, что для публичного человека немаловажным фактором является то, что о нем пишут, даже на форумах в СМИ или в соцсетях. Потому что читает это много людей, и конкретно статьи, которые были опубликованы в этих СМИ, они негативно повлияли на его имидж. Конкретно статьи, которые были опубликованы под именем Вилкова.

Склемин: Вы сказали, что определенная негативна информация была размещена на страницах соцсетей Вилкова. Вы лично как пользователь соцсетей беспрепятственно попали на страницу Вилкова?

Виткин: Да, а что есть какие-то ограничения? Никаких ограничений на странице Вилкова я никогда не встречал. Во всяком случае, я не могу быть уверен на 100%, закрыты ли у него…. Но то, что люди делают перепосты его статей, именно таких очень острых, это совершенно точно. Может, это не конкретно страница Вилкова, но кто-то делает перепост с его страницы.

Склемин: То есть вам известно о перепостах другими?

Виткин: Эти статьи были перепощены другими.

Склемин: Вы как пользователь беспрепятственно попали?

Виткин: Да, беспрепятственно.

Вопросы задает представитель потерпевшего Сергея Курихина Валерий Холоденко

Холоденко: Вы сказали, что знаете только потерпевшего Курихина. А с какого времени вы знакомы с ним?

Виткин: Я знаком с Курихиным где-то с 96-го года.

Холоденко: Были ли у Курихина Сергея Георгиевича какие-либо клички? В частности, была ли у него кличка Мелкий? Называл ли его кто-то когда-нибудь Мелким в вашем присутствии? Известно ли вам что-то об том?

Виткин: Знаете, как рождаются мифы древнего Рима? Точно так же и это. Никогда в кругу моего общения с Курихиным или другими людьми, которые его знают, такого слова никогда не слышал. Его все зовут, общепринятая кличка у него Георгич, если это можно считать кличкой. Все знают в Саратове Курихина под словом Георгич. Под словом Мелкий я вообще никогда не слышал и впервые об этом прочитал в СМИ. На самом деле.

Холоденко: Скажите, пожалуйста, знакомы ли вы с Ольгой Чесаковой? Если да, при каких обстоятельствах познакомились, в каких отношениях состоите?

Виткин: С Ольгой Чесаковой не знаком. Не знаком, и даже не знаю, кто это.

Холоденко: Где находился ваш офис в период с 2008 по 2015 год

Виткин: С 98 года мой офис находится по адресу советская 35.

Холоденко: Находился ли ваш офис когда либо по адресу Мичурина, 45?

Виткин: У меня никогда не было там офиса, я даже не знаю, что это за адрес.

Холоденко: Знакомы ли вы с Колобродовым Алексеем Юрьевичем?

Виткин: С Колобродовым знаком. Отношения ровные.

Холоденко: Известно ли вам о том, чтобы Курихин Сергей Георгиевич оказывал какую-либо финансовую помощь холдингу «Общественное мнение»?

Адвокат Сергея Вилкова Андрей Еремин возражает, но безрезультатно.

Виткин: Да, мне об этом известно. В период где-то в середине 2000-х годов, когда создавался сайт «Общественное мнение» мне Сергей Курихин дал поручение или просьбу о том, чтобы из наших с ним совместных проектов выделялись определенные деньги для создания, а затем и поддержания сайта «ОМ». Что и делалось на протяжении какого-то времени. Кроме того, я знаю, что Курихин еще кроме этого, когда у нас не было возможности в полном объеме оказать материальную помощь, оказывал ее самостоятельно.

Холоденко: В каком размере и в течение какого периода времени оказывалась такая помощь из ваших совместных проектов?

Виткин: Насколько я помню, это где-то около года было. И суммы были порядка 70-80 тыс. рублей в месяц. Это я передавал. Но я знаю, что Алексей Колобродов всегда жаловался, что там чего-то не хватает. Мне высказывал это, и после этого Курихин еще выделял ему еще какие-то дополнительные деньги. Там уже суммы я не знаю.

Холоденко: Как передавались денежные средства? Непосредственно Колобродову или его сотрудникам?

Виткин: Всегда непосредственно Колобродову.

Холоденко: Финансирование «ОМ». Кроме Курихина и кроме вас еще кто-то привлекался к этому процессу, какие-то иные лица? Например, ваши сотрудники.

Еремин просит отводить все вопросы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью медиа-группы как не имеющие отношения к существу предъявленного обвинения. Суд не удовлетворяет его просьбу.

Виткин: Со слов Курихина, я не помню фамилии, но кто-то из строителей тоже оказывал ему помощь материальную. Но я не могу сказать сумму и фамилию.

Холоденко: В вашей фирме был юрист?

Виткин: На постоянной основе у меня не было юриста. У нас был наемный юрист, который приглашался, если нужно было.

Холоденко: Известно ли вам что-либо о том, она участвовала в финансировании, или нет?

Виткин: У нас был приходящий юрист, она просила меня помочь ей разместить где-то рекламу, у нее была небольшая юридическая фирма. Я ей сказал, что если ты хочешь, можешь оказать какую-то материальную помощь сайту «Общественное мнение», и они тебе разместят, может, блог откроют. Но состоялось ли это, я не помню, размещала ли она свою информацию.

Холоденко: А известно ли вам о том, передавала ли она какие-то денежные суммы?

Виткин: Я не помню.

Холоденко: Вот эти денежные средства, передаваемые вами и Курихиным Колобродову, они являлись займом или безвозмездной финансовой помощью или, как говорят в народе, спонсорской помощью?

Еремин безрезультатно возражает.

Виткин: Это чисто спонсорская помощь, которая не подлежит возврату.

Холоденко: Известно ли вам о том, что Курихин прекратил оказывать финансовую помощь ОМу? Если известно, то по какой причине он прекратил оказывать помощь?

Виткин: Мне известно, что там возникли какие-то разногласия, я уж не знаю конкретно какие. И Сергей Георгиевич мне больше не давал установку, чтобы передавать в дальнейшем деньги.

Холоденко: Разногласия с чем?

Виткин: Я не могу точно это вспомнить. Вообще это приближалось к 2008 году. Кризис, возможно, со сложностями финансовыми.

Холоденко: Колобродов приходил к вам в офис по какой-то причине, не связанной с получением денежных средств?

Виткин: Не помню.

Холоденко: Поступали ли к вам предложения от Алексея Колобродова или от других лиц об оказании содействия Колобродову в продаже «Общественного мнения» Курихину?

Виткин: Да, где-то в 2014 году со мной попросил встретиться Сергей Родионов, они с Колобродовым состояли в каких-то деловых или товарищеских отношениях, я не знаю. И он сказал, что у него есть предложение для Сергея Георгиевича Курихина от Колобродова. Предложение купить медиа-холдинг «Общественное мнение» за 50 млн рублей.

Холоденко: Говорили ли вы когда-либо Курихину о том, что к вам поступило предложение о покупке им «Общественного мнения»?

Виткин: Естественно, что на следующий день я встретился в Курихиным и передал ему предложение Колобродова.

Холоденко: Как Курихин отреагировал на это предложение?

Виткин: Да, помню. Это было яркое возмущение предложением. Он сказал, что ему этот медиа-холдинг не нужен даже за рубль.

Холоденко: А помните, говорил ли вам Родионов о том, что будет, если Курихин не купит у Колобродова «Общественное мнение»за 50 млн рублей?

Виткин: Начнем чуть пораньше. Подоплекой всего того события были негативные отношения Колобродова и Курихина, которые выражались в массовых компрометирующих статьях, которые были опубликованы в том числе в «Общественном мнении». Это продолжалось достаточно длительный период, не затихало и, естественно, оказывало негативное влияние на деловую репутацию Курихина и вообще психическое состояние Курихина. И были негативные публикации, связанные с его семьей, что особенно возмущало Курихина. Даже в каких-то других сообществах разбирались между собой мужчины и не трогали членов семей. В данном случае были затронуты члены семей. В общем, воздействовали на них. (Стоит отметить, что в “Общественном мнении” никогда не было публикаций, посвященных членам семьи Сергея Курихина, за исключением отдельных упоминаний о том, что часть его бизнеса или участков земли записана на мать Надежду Шиловскую и гражданскую жену Елену Сухоручкину - прим. ред. ) И когда Родионов сделал такое предложение от Колобродова, он его сопроводил такой информацией, что в случае если Сергей Георгиевич примет это предложение, то, естественно, вся волна негативных публикаций в СМИ прекратится и, более того, семья Колобродова собирается в таком случае уехать из Саратовской области. Эта информация была до меня доведена Родионовым. В случае, если эта сделка не состоится, вся эта волна негатива продолжится, публикации продолжатся. И, более того, есть еще много компрометирующего материала, который ждет своего часа, и он будет выдан в дальнейшем. То есть будет покупка – война остановится., не будет покупки – война продолжится. Во всяком случае, я понял эту информацию так.

Холоденко: Вы об этом сообщали Курихину?

Виткин: Конечно, я сказал в общих словах. Конечно, я не помню дословных слов. Но в тот момент я довел их до Курихина.

Холоденко: А говорил ли вам Родионов о том, что Колобродов хочет продать «Общественное мнение» кому-нибудь кроме Курихина. Или только Курихину?

Виткин: Нет, он такого не говорил. Может быть, и говорил, я тому моменту не придал значения.

Холоденко: Известно ли вам о том, что Сергей Георгиевич когда-либо планировал какую-либо «многоходовку» по обвинению редактора книги памяти Георгия Фролова в фальсификации его фронтовой биографии? Чтобы Курихин такую «многоходовку» планировал, вам известно?

Виткин: Мы с большим уважением относимся в Фролову. В том числе, Сергей Георгиевич очень уважительно к нему относится. Во всяком случае, я его знаю лично. И неоднократно на встречах, в том числе, с Фроловым, где присутствовал Курихин, у нас были самые теплые хорошие отношения. Всегда о нем отзывался очень хорошо. И когда появились статьи в «Общественном мнении» по поводу Фролова он резко отрицательно высказывался по этому поводу.

Холоденко: Известно ли вам о том, передавал или не передавал Курихин какой-то компромат на Георгия Фролова некому Павлу Галактионову?

Виткин: Я не знаю, кто такой Павел Галактионов. Поэтому такой информацией не обладаю.

Холоденко: Известно ли вам о том, чтобы Курихин когда-либо продвигал в политику отдельных русских националистов, Маслова, Галактионова, и чтобы оказывал им информационную поддержку?

Виткин: Мне о таком неизвестно. Я не считаю Сергея Георгиевича националистом по очень многим причинам.

Вопросы вновь задает гособвинитель Андрей Склемин.

Склемин: Можете пояснить хронологически: переговоры о продаже и покупке «Общественного мнения» в какой период времени проводились? Предложение когда прозвучало? И отказ, соответственно.

Виткин: Это осень 14-го года. Я не помню конкретно.

Склемин: А публикации о которых вы сообщили суду, негативные публикации, в которых содержалась информация о причастности Курихина к совершению преступлений, в частности, покушении на Вилкова, кода была размещена в соцсетях и СМИ?

Виткин: Во всяком случае, это было после.

Вопросы задает подсудимый Сергей Вилков

Вилков: Скажите, пожалуйста, в принадлежащих вам ломбардах, микрокредитных финансовых организациях, строительных организациях Курихин имеет долю?

Склемин безрезультатно пытается отклонить вопрос.

Виткин: Нет, не имеет.

Вилков: Как следует из публикаций СМИ, вы были осуждены за распространение порнографии и провели в тюрьме три года по этому обвинению. Почему вы в таком случае скрыли этот факт от следствия и суда?

Склемин: Нас факт осуждения и неосуждения свидетеля Виткина не интересует в рамках дела.

Еремин: Дело в том, что поскольку свидетель скрыл от следствия данный факт, и в графе допроса у следователя о судимости значится “не судим”, значит свидетель дал заведомо ложные показания и грош цена таким показаниям, с точки зрения морально-этических норм. И, соответственно, данные показания не могут быть положены в основу обвинения, так как являются недопустимыми.

Суд отклоняет вопрос.

Вилков: Нашей медиа-группе пресс-секретарь ГУ МВД Дмитрий Рассказов сообщил о том, что вы являетесь подозреваемым в данный момент в хищении в крупном размере (там статья о мошенничестве) в связи с поставками фруктов в саратовские торговые сети. Вы, вроде, даже под подпиской о невыезде по этому делу находитесь. Скажите, проходит ли также по этому делу Сергей Курихин?

Суд отклоняет вопрос.

Виткин: Где вы собираете всю это грязь, а?

Вилков: Я вам сослался на источник.

Суд делает замечание свидетелю.

Вилков: Вы рассказали, что вы совместные ваши деньги с Курихиным носили Колобродову. Правда, Курихин сказал в своих показаниях, что вы ЕГО деньги носили. Какие-либо чеки, расписки, квитанции вы получали при этом, относя эти деньги?

Виткин: Нет. Я не носил деньги. Сам Колобродов приходил ко мне.

Вилков: Вы до этого говорили, что вы носили деньги. Вы не получали квитанции, то есть, получается, что вы вчерную финансировали средство массовой информации? Это отмыв денег, или что?

Суд отклоняет вопрос как повторный.

Вилков: А за что, за какие услуги эти деньги предназначались?

Склемин и Холоденко безрезультатно просят отклонить вопрос.

Виткин: Деньги, которые передавались Колобродову, всегда передавались ему лично у меня в кабинете. Первое. Деньги были спонсорской помощью. Деньги были переданы из доли Курихина из нашего совместного с ним бизнеса. Это не мои деньги.

Вилков: Вспоминая показания потерпевшего Курихина, которые вы подтверждаете, о том, что он передал вам деньги для передачи Колобродову, как вы можете объяснить то, что в медиа-группе эти деньги никто не видел? Может быть, вы их прикарманивали, учитывая что вы сейчас под уголовном преследованием находитесь?

Суд просит переформулировать вопрос.

Вилков: Нам в суде Сергей Курихин рассказал, что передавал вам деньги для передачи в ОМ. Однако в «Общественном мнении», насколько я знаю, этих денег никто не видел. В связи с этим вопрос: не оставляли ли вы эти деньги себе?

Виткин: Нет, не оставлял.

Вилков: По поводу вашего разговора с Сергеем Родионовым. У вас какие с ним отношения?

Виткин: Товарищеские.

Вилков: То есть, вы близко с ним знакомы. Почему вы ему поверили, что именно от Колобродова исходит эта информация? Он что, работник ОМ?

Виткин: У них были с Колобродовым достаточно близкие товарищеские отношения. Кроме того, насколько я знаю, бизнес-отношения.

Вилков: А про бизнес-отношения откуда вы знаете?

Виткин: Не помню. Знаю, и все.

Вилков: Почему вы сами не обратились к Колобродову, чтобы уточнить, исходила ли от него действительно эта инициатива, раз вы с ним знакомы, в нормальных отношениях.

Виткин: Я не думаю, что мне нужно перепроверять слова Родионова, для того, чтобы передать их Курихину. Я передал, а там они пусть сами разбираются.

Вилков: Вы давали показания о том, что Колобродов вымогал деньги под видом продажи «Общественного мнения»?

Виткин: Я такую формулировку не могу понять. Потому что, насколько я помню, на вопрос следователя я сказал, что предложение было сделано от имени Колобродова Родионовым. Причем тут все остальное? Я передал слова Родионова точно так, как он сказал. Как об этом говорил Колобродов, делал ли он усиление своего предложения, акцентировал ли какие-то моменты, я не знаю. Я точно передал слова Родионова.

Вилков: Юрий Семенович, вы фактически обвинили Колобродова в преступлении, но при этом даже у него не удостоверились, было ли такое от него предложение.

Холоденко протестует, оба получают замечания.

Вилков: Лоббировал ли Курихин ваше прохождение в Общественную палату?

Виткин: Нет. я много лет состою членом общественной организации, являюсь председателем попечительского совета в большой организации общественной, поэтому мне для прохождения в Общественную палату не нужно было ничье лоббирование.

Вилков: Насколько мне известно, вы в Общественное палате возглавляете некий неформальный орган, который называется группой оперативного реагирования. Поясните, чем занимаемся этот орган, какие у него полномочия и как этот орган связан с интересами Сергея Курихина?

Склемин протестует, вопрос частично отклонен.

Виткин: Да, я являюсь руководителем группы оперативного реагирования при совете Общественной палаты Саратовской области, группа существует исключительно для того, чтобы оперативно реагировать на те вопросы, которые не могут дождаться сбора совета палаты и связаны исключительно с реагированием на жалобы граждан. Никакого отношения к Сергею Георгиевичу это не имеет.

Вилков: Какие у вас отношения с гражданином Якубом Ильягуевым (саратовский бизнесмен, которого СМИназывали партнером владельца известного московского Черкизовского рынкаТельмана Исмаилова, - “ОМ”)?

Виткин: да…

Суд отклоняет вопрос.

Вопросы задает защитник подсудимого Андрей Еремин.

Еремин: Вы сказали, что читаете «Взгляд» и не назвали другие СМИ, отвечая на вопрос гособвинителя. На каких конкретно страницах интернет-изданий вы видели информацию о Курихине?

После замечания Склемина вопрос отклонен как повторный.

Еремин: Я так понимаю, вы назвали одно единственное СМИ. На сайте «Взгляд-инфо» вы видели негативную информацию о Курихине?

Виткин: Я сказал не только про «Взгляд-инфо», я сказал про «Общественное мнение», про Фейсбук, я сказал: и другие СМИ и социальные сети. Я читаю очень много.

Еремин: Я из вашего ответа понял, что в том числе и на сайте «Взгляд-инфо». Вы можете уточнить: конкретно на каких изданиях вы видели негативную, по вашему мнению, информацию о Курихине?

Виткин: На сайте «Общественное мнение».

Склемин протестует, но безрезультатно.

Еремин: Вы сослались на сайт «Общественное мнение». Назовите конкретные публикации, которые вы видели на этом сайте, в которых содержится негативная информация о Курихине.

Виткин: Я не помню их названия.

Еремин: Не помните названия. Скажите тогда, сколько было этих публикаций, когда эти были публикации, о чем были эти публикации, кто автор этих публикаций, раз вы на них ссылаетесь?

Склемин безрезультатно протестует.

Виткин: То, что я озвучил, я уже озвучил. Другого я не помню. Я не придаю столько значения всему, что пишется в СМИ, чтобы записывать где-то отдельно в тетрадке.

Еремин: Автором публикации, в которой Вилков высказывает предположение о том, что заказчиком нападения на него является Курихин, являлся сам Вилков или другое лицо? Та публикация, о которой вас спрашивал и о которой вы давали показания, отвечая гособвинителю.

Виткин: Насколько я помню, был сам Вилков.

Еремин: А эта публикация где была опубликована?

Виткин: Я читал на Фейсбуке.

Еремин: Отвечая на вопрос гособвинителя, вы сослались на статью «Скелеты в шкафу депутата Курихина». Эта статья был напечатана на сайте ОМ?

Виткин: Не помню.

Еремин: А вы можете утверждать с уверенностью, что автором этой статьи является Сергей Вилков?

Виткин: Я не знаю, кто автор этой статьи.

Еремин: Информация о том, что Сергей Курихин причастен к ОПГ «Парковские» и носил кличку Мелкий, является негативной или позитивной, и почему?

Виткин: Я не знаю. Это информация абсолютна недостоверна, насколько я знаю. Поэтому влияет ли она, становится ли она негативной или позитивной, не знаю, не могу оценить.

Еремин: По какой причине вы скрыли от органов расследования информацию о том, что ранее привлекались к уголовной ответственности и были судимы за уголовное преступление?

После протестов Склемина и Холоденко вопрос отклонен, так как содержит заявление о факте.

Еремин: Скажите, пожалуйста, привлекались ли вы ранее к уголовной ответственности? Если да, за какое преступление, и были ли суждены за данное преступление?

Склемин протестует безрезультатно.

Виткин: 33 года тому назад я привлекался к уголовной ответственности по статье 228 УК за распространение – так называлась статья – порнографии.

Еремин: Считаете ли вы совместимым ваше нынешнее нахождение в Общественной палате и ваш высокий статус члена Общественной палаты с вашим криминальным прошлым?

Суд отклоняет вопрос.

Еремин: Скажите пожалуйста, с какой целью вы оказывали спонсорскую помощь “Общественному мнению”?

Виткин: По поручению Курихина.

Еремин: А цель какая-то была этой спонсорской помощи?

Виткин: Создание сайта “Общественное мнение”.

Еремин: В настоящее время вы или Курихин оказываете какую-либо помощь “Общественному мнению”?

Прокурор безуспешно пытается снять вопрос.

Виткин: Мне неизвестно, оказывает ли сейчас Курихин помощь “Общественному мнению”. Я не оказываю помощь такую.

Еремин: Скажите пожалуйста, является ли Курихин вашим другом?

Виткин: Да.

Еремин: Скажите пожалуйста, связано ли участие в данном деле вас в качестве свидетеля и дача показаний с дружескими отношениями между вами и Курихиным?

Виткин: Я, честно говоря, не улавливаю смысла этого вопроса. Меня просили передать информацию Курихину, я ее передал. Все, на этом заканчивается мое участие в данном деле.

Еремин: Курихин просил вас поучаствовать в этом деле и дать свидетельские показания?

Виткин: Нет, конечно. меня совершенно неожиданно в прошлом году вызвали в ГУВД или в районный, там, на Московской. Вообще даже не предполагал на какую тему.

Еремин: Скажите пожалуйста, а каким образом тогда дознаватель Шашлова Елена Олеговна узнала о том, что есть такой потенциальный свидетель Виткин?

Вопрос отклонен после протеста прокурора.

Некоторое время адвокат Еремин пытается выяснить, каким образом Юрий Виткин был привлечен свидетелем по делу, и не обещал ли ему за это Курихин вознаграждения.

Еремин: Скажите пожалуйста, вот отвечая на вопрос стороны обвинения вы сказали, что передавали деньги “Общественному мнению” по указанию Курихина. Вы являетесь подчиненным Курихина? Почему он давал вам указания, а вы их исполняли?

Виткин: Он давал указания конкретно своих денег. Поэтому мне совсем без разницы, на что он их тратит.

Еремин: Но вы сказали именно не по просьбе Курихина, а по указанию. Он вправе дать вам указания?

Адвокат Курихина Валерий Холоденко протестует, заявляя что адвокат Еремин злоупотребляет своими правами, задавая такой вопрос.

Еремин: Считаете ли вы высказывание Вилковым своего мнения на его личной странице в Фейсбуке обвинением Курихина в преступлении? И, если да, в каком преступлении он обвиняет Курихина?

Виткин: Я считаю, что любая публикация, в том числе и в социальных сетях, она доводится до широкого круга людей. И в этих статьях было конкретно, насколько я помню, сказано, что Вилков считает причастным Курихина к нападению на себя.

Еремин: Кроме этого, Вилков обвиняет Курихина в совершении каких-либо преступлений?

Виткин: Там, насколько я помню, кроме обвинений в организации нападений, были указаны и те факты, якобы факты, из прошлого Сергея Георгиевича на которые в том числе ссылался и Вилков. О том, что он принадлежал к организованной преступной группировки. О том, что… Вы понимаете, настолько много было публикация таких, я уже запутался кто и о чем писал. Вилков указывал… и сам давал информацию, и ссылался на какие-то статьи, где указывал что Сергей Георгиевич принадлежал к ОПГ, ссылался на преступления о которых говорилось в этих статьях. Это связано и с заводом “Серп и молот”, это связано и еще с какими-то фактами. Но я не помню точно.

Еремин: Знакомы ли вы с многочисленными публикациями в других интернет-изданиях, написанными не Вилковым, в которых ранее, задолго до публикации Вилкова, утверждалось что Курихин был в 90-е годы членом ОПГ “Парковские” по кличке Мелкий, а также описывались многочисленные преступления Курихина, коррупционные связи с правоохранительными органами и в криминальной среде?

Виткин: Нет. До этого я читал статью “Скелеты в шкафу”. Больше никакой информации я про Курихина не читал. И считаю, что та волна негативных публикаций, которая поднялась в последнее время, она была спровоцирована именно статьей Сергея Вилкова, где он описывал…

Еремин: Какой именно статьей?

Виткин: В Фейсбуке. Фейсбук читают тысячи людей. И после этого, когда появился интерес к этому, опять начали заново старые статьи опять публиковать в интернете.

Еремин: А, значит были какие-то старые статьи?

Виткин: Наверное были, я не знаю. Просто это спровоцировало всплеск опять вот этой информации. А до этого я читал только одну статью. Но мне достаточно было – там было столько всего. Автор мне не известен. Статья была, думаю, до публикации Вилкова в Фейсбуке.

Еремин: Известно ли вам, кто является заказчиком нападений на Вилкова и Крутова, а кто исполнителем?

Виткин: Нет.

Еремин: Скажите пожалуйста, как вы можете объяснить, что ваши показания, данные на предварительном следствии, идентичны показаниям Стрельцина и Зубатова, с одинаковыми словооборотами, орфографическими ошибками, суждениями?

Вопрос снимается.

Еремин: Договаривались ли вы с ними о том, какие показания давать на предварительном следствии? Был ли у вас заранее написанный текст этих показаний?

Виткин: Я не знаю, копия допроса выдается следователем после допроса? Если не выдается, значит у меня никакого текста на руках быть не могло.

Еремин: Откуда вам известно, что Курихин не являлся членом ОПГ “Парковские”?

Виткин: У меня нет информации, являлся ли он членом. Поэтому ничего другого я сказать не могу.

Еремиин: Знакомы ли вы с интервью экс-губернатора Саратовской области Дмитрия Федоровича Аяцкова газете “Комсомольская правда” в котором он говорит, что Курихин в 90-е годы являлся одним из лидеров “парковской” преступной группировки, и покушение на него может быть связано как с его бурным прошлым, так и не менее бурным настоящим?

Вопрос снимается судом. Также снимаются вопросы по остальным публикациям касающимся Курихина, в том числе блога советника министра МВД генерала Владимира Овчинского.

Еремин: Скажите, известно ли вам что-либо о рейдерском захвате Курихиным Балаковского судоремонтного завода? И если известно, то что именно?

Вопрос снимается судом после протеста прокурора.

Еремин: Известно ли вам, что свидетели по делу об убийстве облпрокурора Григорьева Хабеев, Кузнецов и Чечин дали показания о том, что Курихин состоял в ОПГ?

Виткин: Я не знаю, кто такой Хабеев, кто такой Кузнецов. Не знаю.

Допрос свидетеля продолжает подсудимый Сергей Вилков.

Вилков: Юрий Семенович, вы рассказали, что передавали от Курихина Колобродову ежемесячно 70 тысяч рублей для финансирования “Общественного мнения”. Однако Курихин рассказал на допросе, что передавал через вас “Общественному мнению” ежемесячно 5 тысяч долларов. Куда вы девали разницу, если так все и было?

Виткин: Я передавал 70-80 тысяч, а что еще дополнительно передавал Курихин, я не знаю.

Вилков: Курихин заявлял что через вас передавал эти деньги.

Виткин: Через меня передавалась часть денег.

Вилков: Юрий Семенович, а договор о спонсировании “Общественного мнения” заключался?

Виткин: Нет, не заключался.

Вилков: А чем вообще вы можете доказать сам факт передачи денег Колобродову, кроме своих слов?

Виткин: Я никому ничего не хочу доказывать!

Вилков: А, ну пожалуйста…

Гособвинитель Андрей Склемин сообщает суду, что имеются существенные противоречия между показаниями Юрия Виткина данными на предварительном следствии и его показаниями в суде. Он ходатайствует о зачитывании первых показаний свидетеля. Прокурор зачитывает показания из которых следует, что Виткин на первом допросе подробнейшим образом, с обширными цитатами, передал интервью которое Вилков давал сайту “ПроСаратов”, высказывая предположения о причастности Курихина к нападению на него. Также Виткин тогда называл точные даты, электронные адреса сайтов и страницы Вилкова, а также близко к тексту пересказывал посты Вилкова в социальных сетях. Однако в суде он сказал что не знает конкретики и не говорил об интервью.

Еремин задает вопрос по интервью “ПроСаратову”: Юрий Семенович, так Сергей Вилков давал интервью другому порталу и высказывал свою точку зрения или был автором этой публикации?

Виткин: Я не помню уже того, что было год или полтора года назад. Я не помню, был он автором или давал интервью. На тот момент я это помнил. Но раз я тогда сказал, значит тогда у меня это было свежо в памяти. Адрес страницы я прочел со своего телефона.

Еремин: Вы сказали, что пришли на допрос неподготовленным и даже не знали по какому поводу. Как таким образом вы дословно воспроизвели на допросе тексты публикаций Вилкова и текст его интервью? Тут внушительный объем. Слово в слово. У вас феноменальная память или как?

Виткин: Да, у меня хорошая короткая память. То что было месяц назад я помню. А то что раньше, могу не помнить, если меня это не интересует.

Допрос продолжает судья Артем Григорашкин: Юрий Семенович, вы отвечая на вопрос подсудимого сказали, что Курихин не является участником принадлежащих вам предприятий. В то же время, на допросе вы сказали, что из доли Курихина в вашем совместном бизнесе выделялись деньги “Общественному мнению”. Как это соотносится?

Виткин: Ну, для того чтобы вести совместные проекты, необязательно быть участниками самих этих проектов.

Судья: То есть деловые отношения вас связывают, но они никак не оформлены.

Виткин: Нет, никак не оформлены.

Судья: Вопрос по обстоятельствам на которые свидетель ссылался о продаже “Общественного мнения”, об исходившем на этот счет предложении. Вилков как-то участвовал в этом или упоминался? Может быть потом со стороны Курихина или Родионова?

Виткин: Нет.

Допрос окончен.

http://www.om-saratov.ru/po-sushchestvu/05-august-2016-i39295-dopros-uriya-vitkina-po-delu