КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Радаев не проехал



 

Ветеран Великой Отечественной войны Анна Емельяновна Лысогорская живет в поселке Мергичевка Саратовского района уже 90 лет, с самого рождения. Воду в этот населенный пункт, который находится в десяти километрах от Саратова, провели к 65-летию Победы, а газ — к 70-летнему юбилею, всего год назад. К ветерану, которая беседовала с маршалом Жуковым и встречала известие о капитуляции Германии у Бранденбургских ворот, во время распутицы не может доехать “скорая”, а до ближайшей больницы можно добраться только пешком.

Анна Емельяновна на жизнь не жалуется. Это такое свойство всех долгожителей: чтобы сохранить ясный ум и здоровье, нужно поменьше ворчать.

Радаев не проехал

— Когда началась война, я работала в колхозе, потому что больше некому было трудиться — всех мужчин забрали на фронт, — рассказала ветеран. — В 1944-м меня призвали и полгода обучали в снайперской школе в Подольске. А потом мы освобождали Белоруссию, Польшу. И вот немца угнали за Одер — все девчонки радовались! Тут пошло известие, что наши позиции вот-вот посетит Георгий Константинович Жуков. Он и в самом деле приехал, поговорил с нами как с родными. Мы спросили: “А что, война теперь закончилась?” А он стал серьезным и говорит: “Нет, девчата, врага нужно добить в его логове”. Так я и встретила победу у Бранденбургских ворот в Берлине. Меня уговаривали остаться, но я ни в какую. Сулили хорошую зарплату, гражданскую должность. Но домой хотелось неимоверно.

Раньше в поселке вода была только в колодце, а дома топили дровами. Благо, что за два юбилея великого праздника эти проблемы были решены — в 21-м веке, когда наши корабли уже давно бороздят космические просторы. Соседи уверены, что если бы не Анна Емельяновна, не видать им этих “удобств” еще сто лет. Впрочем, и сейчас воду в дом ветерану так и не завели, а поставили колонку возле калитки.

На медицинское обслуживание у Лысогорской жалоб нет:

— Меня часто приглашают в больницу, чтобы “прокапаться”. Но “скорая помощь” сюда весной и осенью не доедет.

Местный житель Михаил Комиссаров уже несколько лет добивается того, чтобы власти сделали дорогу в поселок. Все дело в том, что существуют две Мергичевки — старая и новая. Новая — это элитный поселок, своего рода закрытый клуб “только для своих”. Туда от Усть-Курдюмского шоссе ведет неплохая асфальтовая дорога. Но проехать насквозь в старую половину поселка нельзя. Дорогу перегораживают бетонные блоки и шлагбаум. Впрочем, даже если бы препятствий не было, все равно старый поселок, который раньше назывался Филипповка, отделяет от “большой земли” грязевое поле.

Радаев не проехал

— Кому я только ни жаловался, в какие только инстанции ни писал, — Михаил показывает пухлую папку, набитую бумагами. — Но больше всего меня порадовали ответы из администрации президента. Понятно, что они спускают обращения на местный уровень. А наши чиновники дезинформируют президента.

Комиссаров жаловался на то, что в поселок не ходит общественный транспорт. В ответ ему привели целый список маршрутов, которые останавливаются в Усть-Курдюме.

— Да, остановка есть. Но чиновники забыли “маленькую” деталь: если идти от конечной остановки напрямую, прямо через овраги, то до нашего села чуть больше километра, — смеется Михаил, — а если следовать по некоему подобию дорог, то все три с половиной будет.

В ответе из администрации президента от 28 октября 2014 года сельчан заверяли, что руководство Усть-Курдюмского муниципального образования провело работы по отсыпке грунтовой дороги, ведущей в Мергичевку, песчано-гравийной смесью.

Радаев не проехал

В 2016-м Комиссаров снова писал в Кремль. Пассаж, который пришел в ответ на эту жалобу, нуждается в цитировании: “По информации администрации Саратовского муниципального района области транспортное сообщение д. Мергичевка с сетью дорог общего пользования осуществляется по автомобильной дороге местного значения, относящейся к V категории, тип дорожной одежды — “облегченный”, вид дорожного покрытия — “асфальтобетон”, количество полос движения — 1 шт.”.

— Похоже, что от года к году у нас дорога все лучше, — улыбается Михаил, — скоро, глядишь, до хайвея дойдем.

Мы стоим посреди чистого поля. Дорога, отсыпанная гравием, обрывается за полкилометра до старой Мергичевки. По левую руку — тот самый “закрытый элитарный клуб”, где на самом деле есть асфальт. На поле стоит “Нива”, которую Комиссарову дали друзья из саратовского клуба внедорожников. Машина специально подготовлена для езды по жидкой грязи — она выполняет роль своеобразного парома для связи с цивилизацией.

По полю идет целая сеть “дорог”. Их накатали здешние автолюбители. Сильнее всего впечатляет колея, покрытая желтой глиной. Здесь может утонуть даже “Урал”.

Радаев не проехал

— Сюда высыпали девяносто “КамАЗов” глины и опоки. Зачем они это сделали, ума не приложу, — пожимает плечами Михаил. — Видимо, это и есть наше “облегченное покрытие”, о котором поспешили отчитаться президенту. На деле все это мгновенно превратилось в глиняное месиво, опока разрушилась. И получились две колеи глубиной сорок сантиметров. А люди продолжают ездить по грязи и траве, лишь бы в эту ловушку не попасть.

Навстречу нам попадается мужественный парень на “Ладе Калина”. Он безрассудно устремляется в поле.

— Пропал человек, — комментирую я.

— Не, он проскочит, — улыбается Комиссаров, — у него опыт знаете какой? По краешку, по траве, с разгона…

Автомобиль “скорой помощи” обычно останавливается там же, где стоит на приколе наш “паром”. Дальше врачам остается надеяться, что кто-то дотащит больного или прорвется сквозь “облегченное дорожное покрытие”. Но Анна Емельяновна не тужит:

— Обо мне заботятся дети, а с тех пор как здесь появился Михаил, я ничего не боюсь. Он помогает.

Попутно сосед Лысогорской делится с нами особенностями местного здравоохранения:

— Получить направление в детскую областную больницу практически нереально. У дочки было подозрение на пневмонию, нас направили в районную больницу в Жасминке. А там по телефону сказали, что запись только через два месяца. Когда я сказал, что у нас серьезный случай, ответили, что все равно у них воды нет, надо звонить через два-три дня. Тогда мы сами поехали в областную детскую. Нам и говорят: “Без проблем, идите в кассу”. Я сказал, что мы граждане Российской Федерации, есть полис медицинского страхования. Врач позвонил в Жасминку и сказал, что нас там примут. Я при нем на громкой связи перезвонил туда же, после чего мне опять выдали отказ в записи.

Но в целом местные жители довольны своей малой родиной. Воздух свежий, птички по утрам поют, зайцы в огороде шныряют. Да и Волга в двух километрах. Вот только два раза в год их наглухо отрезает от цивилизации. Попасть в школу и на работу в чистой одежде в это время практически нереально. Стариков жалко — они в такие периоды вынуждены жить практически автономно.

Радаев не проехал

— У меня все губернаторы были в гостях, — улыбается Анна Емельяновна. — Аяцков тут пасеку держал, так мы с мужем за ней присматривали. Особенно внимательными все на юбилей становятся. Ко мне должен был Радаев приехать, но на 9 Мая пошел дождь и его визит отменили.

P.S.

Мы продолжаем следить за ситуацией в Мергичевке. Хочется верить, что ветеран войны, дошедшая до самого Берлина, в подарок от властей получит нормальную дорогу до цивилизации из родного села раньше чем на 80-летие Великой Победы.

Источник: http://nversia.ru/rubric/view/id/8994