КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ждет ли нас эпоха обскурации



Рассказывают, что новый куратор внутренней политики в Администрации Президента (АП) Сергей Кириенко столкнулся с некоторыми трудностями по перенастройке политической системы, которая была выстроена его предшественником Вячеславом Володиным.  Выяснилось, что модернизация системы возможна только при смене консервативного-реакционного вектора развития. Если его не менять, то систему перестроить едва ли возможно. Поскольку такой замечательный повод, каким были выборы в Государственную Думу оказался недоступен для нового куратора внутренней политики, вся надежда на переформатирование модели теперь возлагается на предстоящие президентские выборы

 

Справитесь, Сергей Владиленович?
Справитесь, Сергей Владиленович?

Наблюдатели вынуждены констатировать, что политическая активность в стране находятся на отметке около нуля. Политическая система, считают они,  оказалась в руинах. Самым ярким показателем стали выборы в Госдуму. Большая часть избирателей отказалась играть по предложенным им правилам.

Это только для тех, кто завладел мандатом депутата, кажется, что при реальной явке чуть больше 20% избирателей ничего страшного не произошло, законодательный орган власти сформирован, прошел через все процедуры и, стало быть, является легитимным. Те, кто более или менее разбирается в хитросплетениях политики, полагают, что такая легитимность носит чрезвычайно зыбкий характер. Она, конечно, может сохраняться и даже работать, но при малейшем дуновении ветра, система рискует оказаться в состоянии турбулентности со всеми вытекающими из этого последствиями.

При этом те, кто сменил Володина в АП уже поспешили обвинить его в создании весьма косной политической системы, главной особенностью которой является ее глубокий отрыв от избирателя. Иными словами, система власти сегодня существует отдельно от электората, а электорат – отдельно.

Опосредованные звенья, к которым в политической системе относится оппозиция, как системная, так и несистемная, по сути, ликвидированы. В ходе выборов в Госдуму поражение потерпели, как лояльные партии, так и партии, которые пытались примерить на себя рубище радикальной оппозиции.

Гражданские институты, типа Общественной палаты, разного рода НКО с посреднической задачей явно не справляются, хотя и пытаются имитировать бурную деятельность в этом направлении. В глубоком подполье оказался и так называемый Общероссийский Народный Фронт (ОНФ), который так и не справился с задачей стать новой реинкарнацией ленинского Рабкрина (рабоче-крестьянской инспекции) или тем более легендарного позднесоветского Народного Контроля.

Нас опять нае...обыграли!
Нас опять нае…обыграли!

По всей вероятности, это связано с тем, что большая часть так называемых общественных институтов, от Общественной палаты до ОНФ и разного рода разрешенных НКО – выросли не снизу, а были, по сути, навязаны сверху. Раз так, то они обречены на имитацию бурной деятельности. Особенно такую бурную деятельность имитируют различные структуры с приставкой “при”. На примере Саратовского региона такими имитаторами выступают все уполномоченные, от уполномоченного по правам ребенка, до уполномоченного по правам предпринимателей, которые, как известно, не могут существовать не “при губернаторе”.

Разумеется, что в такой политической системе рано или поздно начнут формироваться структуры, главной особенностью которых будет инициатива снизу. Это закономерный процесс, который неизбежен в тех случаях. когда власть теряет связь с избирателями. На первых порах власть будет пытаться перехватить инициативу в таких, возникающий снизу органах, но это будет продолжаться ровно до тех пор, пока такие случаи будут единичными, как например, случай с дальнобойщиками, которые попытались протестовать против системы “Платон”. Но если  процесс приобретает лавинообразный характер, управлять им вряд ли получится. В таком случае влияние на систему может быть утрачено и тогда ничего иного не остается, как прибегнуть исключительно к репрессивным методам.

В принципе, власть уже сделала все возможное, чтобы затормозить развитие процесса именно в этом направлении. Приняты множество законов, которые сурово карают за проявление гражданской инициативы. Тем не менее власть должна иметь в виду, что может возникнуть такая ситуация, когда репрессивные законы будут не подавлять, но поощрять протест, когда этот протест будет разворачиваться вопреки ограничениям и запретам.

И нас то ли на... то ли о...
И нас то ли на… то ли о…

Теперь вы понимаете, с какой проблемой столкнулся новый куратор. Другое дело, как сложилась сама эта система и насколько она обязана предшественнику Кириенко в АП?

В 2016 году мы должны были жить в условиях, когда во главе государства должен был оказаться президент-консерватор – Дмитрий Медведев.

Поясним. Согласно не нами отмеченной закономерности, в любой, даже имеющей все признаки тоталитарности системе, впервые избранный лидер приходит, как новатор-реформатор. Там, где существует темпорально ограниченная власть (строго установленные сроки правления) в первый раз лидер выступает, как новатор. Это подтверждается всем опытом истории. Что интересно, буквально в любой стране мира, где есть институт сменяемости лидера и даже там, где его нет. Например, в СССР консерватора Сталина сменил реформатор Хрущев, первый срок правления которого был связан с проведением масштабных реформ. Консерватора Брежнева (если пропустить краткосрочные сроки правления Андропова и Черненко) сменил новатор-реформатор Горбачев.

Первый президент РФ Борис Ельцин, на первом сроке правления известен, как реформатор, достаточно привести в качестве примера его борьбу с привилегиями, на втором сроке Борис Ельцин – уже консерватор и не только в силу постигшего его недомогания и болезней.

Особенно хрестоматийными являются примеры такой закономерности в США, где на первом сроке президент, как правило, реформатор, а на втором – консерватор. Взять, хотя бы Барака Обаму. А вот избранный президент США Дональд Трамп сегодня уже заявлен, как реформатор. Наконец, стоит отметить, что система реформатор-консерватор действует не только на уровне главы государства, но и на всех управленческих уровнях, в том числе и в хозяйственной сфере. У нас о руководителях первого срока говорят: “Новая метла  по-новому метет”.

Десять лет тому назад законы Яровой могли присниться только в страшном сне
Десять лет тому назад законы Яровой могли присниться только в страшном сне

В РФ, начиная с 2000 года, эта закономерность нашла свое подтверждение. Например, избранный в марте 2000 года   президент Владимир Путин выступил, как реформатор. Здесь нет смысла перечислять те реформы, которые были проведены Путиным во время его первого срока правления – они очевидны.

На втором сроке правления Путин выступил уже, как консерватор. Консерватор – это не ретроград или реакционер. Согласно нашей закономерности,  лидер сперва проводит реформы, а затем (на втором сроке) стремиться их закрепить. Ограничение двумя сроками в большинстве стран связано с тем, что третий срок может привести к новому явления, когда лидер становится реакционером, т.е. противником изменения, как в политической. так и в экономической сферах.

На смену Путину-консерватору в 2008 году пришел реформатор Медведев. Мы сейчас не будет оценивать характер медведевских реформ. Мы скажем, что эти реформы были, что подтверждает выведенную здесь закономерность.

Если бы Медведев был бы избран на второй срок, мы могли бы наблюдать его, как консерватора, но поскольку этого не произошло, сегодня мы наблюдаем на посту главы государства Путина-реакционера.

Историю обмануть невозможно. Даже четыре года спустя (Путин в первый срок правления Медведева занимал пост премьер-министра в течение всего срока правления последнего), Путин не мог выступить, как новый реформатор. Грубо говоря, с 2012 года в России наступило время реакции. Это никак не связано с характером лидера. Это историческая закономерность. Как смена дня и ночи, как восход и заход солнца. Нюансы, конечно. могут быть, но реакционный вектор изменить невозможно.

Так называемое “закручивание гаек”, начатое сразу же после подавления “Болотного восстания”, самым наглядным образом это подтверждает. Оно находит свое подтверждение и в принятии целого пакета “репрессивных законов” от законов карающих за экстремизм, до пакета законов Яровой. Оно подтверждается и в нежелании что-то менять в экономической сфере, даже несмотря на то, что эти перемены уже давно назрели, а местами и перезрели.

Наконец. стоит иметь в виду, если лидер становится во главе страны и в четвертый раз, то на смену реакционеру приходит – обскурант

Так вот, та политическая система, которая стала выстраиваться с приходом к власти Путина-реакционера, выстраивалась именно под Путина-реакционера. Со стеклянной ясностью она нашла свое подтверждение в консервативнй формулировке: “Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России”.

Теперь, мы надеемся вам стало понятным, почему новый куратор внешней политики АП столкнулся с такими глубокими сложностями в модернизации политической системы. Понятно и то, что такая модернизация невозможна без выбора нового главы государства, который придет, как реформатор и начнет расчищать завалы, которые оставил ему его предшественник – реакционер.

Если сам нынешний президент понимает, что третий срок для него будет означать начало эпохи обскурантизма, то он, по всей вероятности, должен уступить место новой кандидатуре. Сам Путин уже намекал на то, что понимает необходимость смены лидера, когда говорил о том, что новый президентом будет человек “молодой, но с опытом” , а также тогда, когда намекнул на то, что он хотел бы спокойно закончить свою карьеру, чтобы начать затем путешествовать.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=10&ELEMENT_ID=3458