КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Что-то с памятью у них стало…



(начало: «ОМ», 2016, №1-4, 8-10)

Патриотические пике «афганско-тихоокеанского сокола»
В первой части своей статьи (см. «ОМ», 2016, №9-10) о саратовских носителях чужих наград я задался вопросом, почему люди, подобные Борису Рачкову и Раису Файзлиеву, оказываются непотопляемыми? Почему на протяжении десятилетий они, никого не боясь и ничего не стесняясь, продолжают свою публичную и — как бы потактичнее выразиться — не вполне благородную деятельность? Почему, будучи разоблаченными в одной ветеранской организации, эти люди благополучно «перекочевывают» в следующую и как ни в чем ни бывало продолжают нести свою «патриотическую миссию»? И почему лидеры серьезных и влиятельных ветеранских организаций Саратова, прошедшие «через огни и войны» и знающие истинную цену боевым наградам, не торопятся выводить подобных типов на чистую воду?
Ответ на эти вопросы прост и сложен одновременно. Лично я бы дал следующее объяснение подобным нравственным аномалиям: сомнительные ветераны и лжеорденоносцы уже давно стали неотъемлемой частью общественно-политической жизни Саратова. Если угодно, прочно вписались в местный общественно-патриотический бомонд. И надолго «прописались» в нем, образовав устойчивый социальный патриотическо-паразитический симбиоз. И произошло это, как мне представляется, по двум основным причинам.
Первая: оба выбранных мною для примера лжеорденоносца — Рачков и Файзлиев — имеют родственников в областных властных структурах. Борис Михайлович доводится свояком депутату Саратовской областной думы Николаю Семенцу (они были женаты на родных сестрах), который с 1994 года бессменно пребывает в региональном парламенте. Некоторое время назад Семенец возглавлял Пенсионный фонд Саратовской области. Что касается Раиса Файзлиева, упоминание о его супруге я встретил в газете «Побратим» (орган ООО «Инвалиды войны в Афганистане»):
«Награды нашли героя
Летчик Раис Файзлиев в Афганистане был тяжело ранен и лишь благодаря мастерству военных медиков и собственной силе воли после четырнадцати месяцев лечения вернулся к активной жизни. За боевые подвиги был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды (двумя), орденом «Солнце Афганистана». А не так давно ему вручены еще одна Красная Звезда и медаль «За боевые заслуги», которые искали героя почти двадцать лет. Ныне гвардии подполковник в отставке работает военруком в Саратовском железнодорожном техникуме.
Самой большой для себя наградой судьбы Раис Файзлиев считает семью. Галина Михайловна — не только любимая жена, но и верный друг. Ныне она председатель комитета по защите прав военнослужащих при правительстве области. Супруги воспитали трех сыновей. Старшие пошли по стопам отца — стали офицерами: Рустам служит в воздушно-десантных войсках, Наиль — в морской пехоте. А младший Алексей, окончив с красным дипломом Саратовский государственный университет, учится в аспирантуре
». (Газета «Побратим», №13 (104) за декабрь 2007 года)
В данном номере «Побратима» делам в саратовской региональной организации ИВА посвящен центральный разворот — четвертая и пятая полосы. Как вспоминает ветеран Афганистана Владимир Кунчикалеев, к 2007 году в Москве, в центральном правлении ООО «ИВА» пришли к выводу, что Борис Хотов вывел саратовскую региональную организацию в число передовых, и этот новаторский опыт надо осветить в прессе. В Саратов лично прибыл первый заместитель главного редактора газеты. Он и стал автором очерка «Добро творящий», главным героем которого выступает Борис Хотов. Борис Исмелович обеспечивал столичного журналиста информацией о себе самом и людях своей организации. «Герой России» Сергей Бородкин и «кавалер Красной Звезды» Борис Рачков в ближайшем окружении Хотова в то время еще не появились. Однако военный летчик Тихоокеанского флота и якобы кавалер четырех советских и одного афганского боевых орденов Раис Файзлиев по суммарному пиаровскому эффекту воспринимался ничуть не хуже Рачкова и Бородкина вместе взятых. Как видим, опыт использования лжеорденоносцев для создания благоприятного имиджа в саратовской региональной организации «Инвалиды войны в Афганистане» появился примерно десять лет назад и с тех пор шлифовался и совершенствовался.
Второй причиной повышенной живучести лжеорденоносцев в местном публичном пространстве является их чрезвычайная электоральная востребованность. Использование в ходе избирательных кампаний увешанных наградами «ветеранов войн и локальных конфликтов» стало в наше время таким же обыденным и расхожим явлением, как и понятие «свадебный генерал» в царской России. Конечно, ветераны, как и все прочие граждане нашей страны, вольны иметь свои политические предпочтения, могут поддерживать агитационную кампанию той или иной партии или даже пытаться создать новую: все зависит от лидерских качеств или интересов конкретного индивида.
Посмотрим, как проявили себя на областном политическом поле некоторые наши герои.
Начать пожалуй, стоит, с Раиса Файзлиева.
Оставим за скобками вопрос, как военный летчик Тихоокеанского флота попал на войну в Афганистан. Насколько мне известно, в этой войне военнослужащие ВМФ не участвовали. А вот Раис Зиннатович якобы провоевал в Афганистане шесть лет (упоминание об этом встретилось мне в интернете), то есть три четверти общего срока, что в этой восточной стране находился контингент советских войск. И заслуги его в шестилетней афганской эпопее, как теперь выясняется, были отмечены орденом Красного Знамени и тремя орденами Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», а также афганским орденом «Солнце Афганистана».
Хотелось бы дать небольшое пояснение: орден «Солнце Афганистана» действительно существовал. Был он учрежден в 1919 году лидером «младоафганцев», эмиром Афганистана Амануллой-ханом и просуществовал весь монархический период в истории этой страны, то есть до тех пор, пока последний монарх Афганистана Захир-шах в 1973 году не был свергнут Мухаммадом Даудом. Что касается периода афганского коммунистического эксперимента (с 1978 по 1992 годы), в это время в Афганистане также существовал орден с похожим названием — «Солнце Свободы». Это была одна из высших наград нашего южного соседа. Вручалась она крайне редко. Из советских граждан орденом «Солнце Свободы» были награждены лидеры СССР Леонид Ильич Брежнев, Юрий Владимирович Андропов, а также министр обороны СССР Дмитрий Устинов и министр иностранных дел СССР Андрей Громыко. Орденом Афганистана «Солнце Свободы» кроме того были награждены и пятеро советских космонавтов, причастных к совместному советско-афганскому космическому полету транспортного корабля «Союз-ТМ-6» на орбитальную станцию «Мир» с 29 августа по 7 сентября 1988 года. Ордена получили Владимир Ляхов, Валерий Поляков, Владимир Титов, Муса Манаров и Анатолий Березовой. В этот ряд и решил вписаться Раис Файзлиев.
Но и «на гражданке» наш земляк не успокоился. Работа в Саратовском железнодорожном техникуме стала для него базой, позволявшей широко пропагандировать свои мифические подвиги. А еще Раис Зиннатович создал в упомянутом учебном заведении молодежную организацию «Боевого братства» из числа студентов и на правах наставника и лидера вместе с подопечными вступил в реальное «Боевое братство». И лишь благодаря руководителю этой организации Сергею Авезниязову был изобличен и исключен.
Подполковник Файзлиев весьма активен в социальных сетях. В «Одноклассниках» в качестве места своего обитания он почему-то указывает не Саратов, а далекий шахтерский город Черемхово Иркутской области. Фотографий и коллажей Файзлиева, выложенных в «Одноклассниках», более пяти тысяч. Их тематика и направленность самая разнообразная. Есть с антиамериканской риторикой и выпадами против Обамы. Но мне больше понравились те, на которых Раис Зиннатович напрямую общается с Иисусом Христом и Девой Марией. В «Одноклассниках» я встретил и его призыв к созданию новой партии. Вот этот текст:
«Нынче всяких организаций, партий — пруд пруди. Есть «Офицеры России», «Патриоты России» и т.д. Но нужна партия, РЕАЛЬНО защищающая. В 1-ю очередь, интересы военных пенсионеров… Но только МО РФ. Девизом должны быть слова Александра Третьего: «У России только два союзника — ее АРМИЯ и ФЛОТ». Я не против представителей других силовых ведомств. Но жизнь показывает, что приглашение их, особенно, из МВД — кроме развала и бардака ничего хорошего не приносит. Яркий пример тому — «БОЕВОЕ БРАТСТВО», созданное «афганцами». В тех регионах, где руководящие, ключевые позиции заняли бывшие сотрудники МВД, как в Саратове, прошли раздробление и развал».
Время от времени я как журналист посещаю саратовское отделение «Боевого братства». Офис организации прекрасно оборудован для работы, рабочих встреч с ветеранами и прочими посетителями. Организация стабильно работает. В текущем году при активном участии местного «Боевого братства» в Саратове были открыты мемориальные доски в честь Героя Советского Союза Бориса Всеволодовича Громова и Героя России Анатолия Александровича Романова. В октябре 2016 года состоялся визит в Саратовскую область сенатора, председателя правления Российского союза ветеранов Афганистана Франца Клинцевича. Вместе с лидером саратовского отделения «Боевого братства» Сергеем Авезниязовым Франц Адамович посетил Вольск и принял участие в патриотической акции вместе с воспитанниками местного детского дома. Никакого развала не наблюдается.
А вот господин Файзлиев в настоящее время вновь оказался в «Офицерах России», возглавляемой так не любимым им представителем «других силовых ведомств» — отставным подполковником КГБ Владимиром Незнамовым.

«Кавалер Красной Звезды» в роли политического трансформера
Активность псевдоорденоносцев лучше всего отслеживать в период выборов. Естественно, наши герои поддерживают не только потенциальных избранников, но и демонстрируют собственные политические взгляды и пристрастия. Не обходится и без публичной демонстрации «наград» — старых и новых.
К примеру, уже известный читателю «военный журналист» и «кавалер Красной Звезды» Борис Рачков.
В интернете первое упоминание о его политической деятельности имело место 9 лет назад. На сайте регионального отделения партии «Справедливая Россия» я обнаружил сообщение «Соглашение с ветеранами». Информация датирована 5 июля 2007 года. Иными словами, соглашение было заключено за четыре месяца до выборов в Государственную и областную думы. Напомню, что в 2007 году эти выборы проходили в декабре. Приведу небольшую цитату из данной заметки:
«О своей поддержке программы «Справедливой России» заявил председатель организации воинов-интернационалистов «Щит Отечества» Борис Рачков. Выступающий также прочел свои стихи, в которых призвал любить и беречь Россию».
В общем, ничего этакого.
В начале 2011 года в Саратове развернулась кампания по выборам в городскую думу 4-го созыва. В числе кандидатов в депутаты по одному из округов Кировского района был местный застройщик и по совместительству лидер Кировской районной организации «Единой России» Алексей Березовский. Естественно, выпускалась газета, рассказывающая о достоинствах и достижениях этого кандидата. В числе лиц, агитировавших избирателей за единоросса Березовского был и наш герой. Газета сообщала:
«Борис Михайлович Рачков — потомственный офицер, участник локальных войн и военных конфликтов, служил в артиллерийских и ракетных войсках, имеет много иностранных наград, награжден орденом Красной Звезды. Сегодня он активно занимается общественной работой, являясь заместителем председателя комитета ветеранов военной службы городского совета ветеранов».
Как видим, в качестве аргумента, способного вызвать доверие к ветерану Рачкову, в этой газете упомянут и советский орден Красной Звезды, которого у Бориса Михайловича, как мы теперь точно знаем, никогда не было. А также множество иностранных наград. Причину политической трансформации Борис Михайлович подробно разъясняет в упомянутой избирательной газете:
«С Алексеем Алексеевичем Березовским я познакомился пять лет назад при следующих обстоятельствах. Пришел поддержать его конкурента на предыдущих выборах в депутаты гордумы, но, выслушав того и другого, посчитал, что доводы Березовского более убедительны. И потом я не раз убеждался, что оказался прав. Алексей Алексеевич очень серьезно относится к депутатской работе, он — человек слова. И от других я слышал о нем только положительные отзывы. Все отмечают его деловой настрой при решении любых проблем. Он не делит их на большие и малые, а решает все по мере поступления. В частности, он помог и моей дочери, когда она оказалась в трудном положении и обратилась к нему с просьбой.
Принимал меня Алексей Алексеевич и в партию «Единая Россия». У меня с партией до этого были сложные отношения. Сначала я не поддерживал ее, так как был не согласен с решением о монетизации льгот. Но потом убедился, что ничего в этом страшного нет, наоборот, для многих это выгодно. Изучив программы разных партий, понял, что это действительно партия дела. Доказательством послужило и восстановление в Октябрьском районе заброшенного мемориала воинской славы, который именно благодаря «Единой России» оперативно был приведен в порядок
».
Агитационная газета Алексея Березовского была сдана в печать в феврале 2011 года. Стало быть, знакомство Рачкова с Березовским состоялось в 2006 году. Кто был пресловутым конкурентом господина Березовского и какую политическую партию представлял на выборах 2006 года Борис Рачков, он, к сожалению, не уточняет. Симпатия к Алексею Березовскому закончилась вступлением Бориса Михайловича в «Единую Россию». Даты вступления он нам не сообщает. Поэтому нельзя с полной определенностью ответить, сотрудничал наш герой с «СР» в тот момент или нет.
Но «ЕР» и «СР» политические пристрастия Рачкова не ограничиваются. В первой части этой статьи (см. «ОМ», 2016, №9-10) я писал, как в сентябре 2008 года майор Борис Рачков выступил в областной газете «Богатей» со статьей «Липовый» полковник». Материал был направлен против лидера ветеранской организации завода приборных устройств Станислава Ботова. Член «Единой России» Борис Рачков поставил в вину своему коллеге непочтительное отношение к … Владимиру Ильичу Ленину.
«Находясь на Театральной площади и наблюдая за тренировкой частей к параду 9 Мая, С.А. Ботов, показывая на памятник В.И. Ленину, произнес: «Когда этого… (далее последовало нецензурное слово) уберут с площади?».
Забыл, наверное, что был коммунистом, в какой армии служил, при какой власти получил образование, чьи труды изучал. Какая уж здесь честь офицера! А присяга? А где их патриотизм?
».
Насколько мне известно, «Единая Россия» позиционирует себя как консервативная буржуазная партия, находящаяся в антагонизме с коммунистической идеологией. А в случае с Борисом Рачковым нам приходится наблюдать нечто обратное.
Возможно, не стоить придавать данному выпаду особого значения. Но конфликтом со Станиславом Андреевичем коммунистические симпатии Бориса Михайловича не исчерпываются. Я уже писал, что в номере газеты «Ветеран Саратова» за май-июнь 2013 года на первой полосе под рубрикой «Официально» было опубликовано сообщение «За верность присяге», состоящее всего из одного предложения:
«В соответствии с решением Центрального Совета Союза советских офицеров (Москва) председатель комитета ветеранов военной службы и участников боевых действий и военных конфликтов при Кировском совете ветеранов, член Союза журналистов России, специальный корреспондент регионального информационно-аналитического издания «Ветеран Саратова», гвардии майор в отставке Рачков Борис Михайлович награжден медалью «За верность присяге». («Ветеран Саратова», №5-6 (87-88) за май-июнь 2013 года)
Всезнающая «Википедия» сообщает, что «Союз советских офицеров» — это межрегиональная общественная организация, возникшая в 1996 году. Изначально декларировала своей целью восстановление СССР. Связана с КПРФ. В основе ее идеологии лежит триада: коммунизм, патриотизм, интернационализм».
Что касается медали «За верность присяге», в настоящее время эту «награду» предлагают приобрести вместе с незаполненным удостоверением примерно полдюжины различных сайтов, специализирующихся на заочной торговле. Может приобрести любой — было бы желание. Цена такой «награды» колеблется от 650 до 800 рублей, плюс некоторая сумма (от 80 до 100 рублей) за доставку заказчику в любую точку России.
Есть и еще один любопытный факт. Заметку о награждении Бориса Рачкова медалью «За верность присяге» сопровождает фотография награжденного. На ней на мундире гвардии майора Рачкова, чуть ниже ордена Красной Звезды, красуются две памятные медали КПРФ. Одна из них выпущена в честь 130-летия со дня рождения И.В. Сталина. Вторая, дизайн которой напоминает до степени смешения советский орден Красного Знамени,— в честь 90-летия советской армии. В этой связи мне на ум приходит некогда хрестоматийная поэтическая гипербола из поэмы Владимира Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Помните, как поэт предлагал выставить в музее плачущего большевика? А здесь перед нами живой «единоросс», самолично выставивший себя не только с чужим орденом, но и с коммунистическими медалями.
Так кто же он такой — Борис Рачков? Каковы на самом деле его политические убеждения? И в чем секрет его многолетней непотопляемости? Ответы на эти вопросы я получил там, где совершенно не ожидал их обнаружить.

Родственные связи и подмоченный сахар
О том, что гвардии майор Рачков имеет влиятельного родственника в региональной элите, я слышал и раньше. Но документальных подтверждений этому не было. И вдруг неожиданная удача. Пару месяцев назад один знакомый ветеран, зная мой интерес к краеведческой литературе, преподнес мне неожиданный подарок — том мемуаров депутата Саратовской областной думы Николая Семенца «Жизненные вехи».
В начале 90-х годов Семенец возглавлял областную организацию «Российского союза офицеров запаса». Однако начиналась эта организация гораздо раньше, с создания коммерческого фонда, провозгласившего своей целью материальную помощь военнослужащим и членам их семей. Название фонду дали соответствующее — «Защита». Организаторами этой структуры стали уволенные из армии в запас сам Николай Семенец и другой отставник — бывший начальник политотдела одной из военно-строительных частей Станислав Бойко. Впоследствии Станислав Иванович Бойко получит должность управляющего делами в правительстве губернатора Дмитрия Аяцкова и просидит в этом кресле до момента отставки последнего в 2005 году. На излете правительственной карьеры Станислава Ивановича в отношении него будет возбуждено уголовное дело, связанное со строительством в Октябрьском ущелье Саратова грандиозного особняка для его шефа Аяцкова и его новой супруги. После отставки Аяцкова это дело будет спущено на тормозах, а сам Бойко канет в политическое небытие.
Как пишет в своих мемуарах Семенец, помимо него и Станислава Бойко учредителями фонда «Защита» стали в основном командиры воинских частей и начальники военных училищ: В.И. Фарфилов (на тот момент военный комиссар области), Ю.К. Усынин, В.В. Фадеев, В.А. Бирюков, И.Б. Андык и другие. Военный прокурор Саратовского гарнизона полковник Владимир Николаевич Нестеров тоже решил войти в состав учредителей «Защиты». Итак, чем же прославились в начале 90-х наши герои? Вот что об этом пишет Николай Семенец:
«Начали с малого. В Доме офицеров провели несколько выставок картин, написанных армейскими художниками, запустили лотереи. Провели также аукцион, на который выставили армейское имущество, разрешенное к продаже. Все это было сделано в рамках устава фонда и законодательства. (…) Себе за работу никто не взял ни копейки, да и устав запрещал перераспределять доходы фонда между его членами.
Стало понятно, что одноразовыми мероприятиями доходность не обеспечить. Приняли решение создать при фонде предприятие, которое назвали «Согласие». Директором стал Станислав Иванович Бойко. Брали под реализацию товар, который распродавали, где могли, в том числе по районам. Так, к примеру, в субботу и воскресенье мы выезжали к моей тете Лиде в Ртищево с Людмилой
(супруга Семенца.— Авт.), ее сестрой Надей и мужем Борисом Рачковым, где с нашей машины «ГАЗ-69» торговали на местном рынке. Ходовым товаром был текстиль из Белоруссии (нам его доставляли офицеры из военной приемки авиазавода), а также плакатная и календарная продукция с военной картонажной фабрики. (…)
Как тяжело приходилось нам содержать фонд и помогать людям! Однажды зимой Бойко с Рачковым выехали на КамАЗе в Воронежскую область: нужно было привезти для военного продовольственного склада сок в стеклянных трехлитровых банках, а заодно приобрести по заказу военнослужащих сахар. На обратном пути их застала снежная буря, грузовик съехал в кювет. К счастью, не перевернулись, но разбилось несколько ящиков с соком, который намочил мешки с сахаром. Я томился в ожидании помощников, прошли все сроки, мобильной связи в то время не было. Приехали они в Саратов в полночь с субботы на воскресенье. Мороз усиливался. Температура на шкале термометра перевалила за минус 30. Вот-вот должны были начать лопаться банки. Выручил нас полковник Юрий Романов, который разрешил поставить машину с грузом в теплом боксе на заводе. Только в три часа ночи я привез Бойко и Рачкова к себе домой, они настолько промерзли, что пришлось согревать их не только чаем, но и крепким спиртным
». (Семенец Н.Я. Жизненные вехи. ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия», 2015. с.130-132)
Итак, были созданы благотворительный фонд «Защита» и дочернее коммерческое предприятие «Согласие». Чем в 90-е характеризовалась деятельность подобных предприятий? Как вспоминает председатель правозащитного фонда «Солидарность» Александр Никитин, в те годы были полностью освобождены от уплаты налогов благотворительные фонды и их дочерние структуры, учрежденные ветеранскими организациями («афганцами»), отставными военными и Русской православной церковью. Но если церковные фонды и «афганцы» довольно неплохо «приподнялись» на торговле алкоголем и табачными изделиями, то у бывших военных, как это можно понять из книги «Жизненные вехи», была иная стезя. Включив в число учредителей своих коммерческих структур практически всех командиров воинских частей и начальников военно-учебных заведений (вплоть до военного прокурора гарнизона) Семенец и Бойко обеспечили этим структурам преимущественное положение в секторе военного снабжения. Как свидетельствует приведенная выше история с поездкой в Воронежскую область за сахаром и соком, коммерческое предприятие Станислава Бойко «Согласие» стало конкурентом профессиональным военным интендантам. Но если в фонде «Защита», как пытается убедить нас в своих мемуарах Николай Яковлевич, зарплата сотрудникам фактически не выплачивалась, то про коммерческое предприятие «Согласие» этого сказать нельзя.
Впрочем, даже имевшиеся налоговые преференции и связи коммерческих структур «офицеров запаса» с действующими воинскими начальниками не стали дорожкой к счастливому и обеспеченному будущему. Путь к политическому успеху для Николая Семенца и Станислава Бойко лежал в иной плоскости — в тесной политической спайке с Дмитрием Федоровичем Аяцковым. Семенец в своих мемуарах пишет об этом довольно откровенно:
«С первых дней становления неоценимую поддержку нам оказывал Дмитрий Федорович Аяцков, будучи вице-мэром Саратова, а затем губернатором области. В числе первых он стал членом союза, вошел в областной совет РСОЗ. Ни одно значимое мероприятие не обходилось без его участия. Но и союз многое сделал для него.
Мы поддержали Аяцкова на выборах в Совет Федерации, мы были в числе инициаторов выдвижения его в губернаторы Саратовской области. Первые десять лет — годы нашей совместной плодотворной работы
». (Там же, с.133)
Интересно, кто же эти люди, которых Николая Яковлевич, скромно маскирует «мы»? В книге «Жизненные вехи» на странице 140 приведен список из 54 фамилий тех лиц, которые активно и добровольно помогали Семенцу в «Российском союзе офицеров запаса». Список не алфавитный, поэтому, возможно, место в нем соответствует роли, которую тот или иной имярек сыграл в деятельности саратовской организации РСОЗ и самого Николая Яковлевича. Так вот, имя Бориса Рачкова находится на шестом месте. Чуть ниже Семенец сообщает:
«Такая масштабная деятельность немыслима без людей, работающих на постоянной основе. Но за работу, причем хорошую, надо платить, а собственных средств в РСОЗ не было. Выкручивались, как могли. Когда я стал депутатом Саратовской областной думы и появились ставки помощников депутата, то их заняли Чистяков Борис Павлович и Макарова Галина Иосифовна. Их роль в союзе не оценить. Вся текучка лежала на них. Работали они как безотказные. В разное время в штабе мне помогали Борис Рачков, Анатолий Тонких и другие». (Там же, с.141)
За два десятилетия пребывания в Саратовской областной думе к наградному иконостасу Семенца добавились два ордена современной России — орден Дружбы и орден Почета. А вот соратник и свояк Семенца Борис Рачков удостоился лишь шестого места в списке верных деятелей РСОЗ. Да еще упоминания в мемуарах, что он бесплатно помогал в штабе возглавляемой Семенцом организации. Однако родственные связи с депутатом позволили Рачкову на протяжении многих лет безнаказанно носить чужой орден Красной Звезды.

Миражи из санатория имени Лиходея
Впрочем, другими видами материального поощрения наш гвардии майор обижен не был. Во всяком случае, в 2013 году Борис Михайлович сумел отдохнуть в специальной здравнице, предназначенной для лиц, получивших ранения и увечья в ходе боевых действий. Это «Центр восстановительной терапии имени М.А. Лиходея» в Рузском районе Московской области. Изначально главными целями создания данного санатория были лечение и реабилитация инвалидов Афганской войны. Хотя в настоящее время круг пациентов лечебного заведения расширился, основной профиль санатория остался неизменным — кроме собственно «афганцев» сюда стали поступать и люди, получившие инвалидность в результате боевых действий в других местах.
Есть и еще одна примечательная особенность данного санатория: подбором и направлением в него потенциальных пациентов занимаются не государственные органы, а всего одна-единственная общественная организация. Применительно к нашему региону — это Саратовская региональная организация инвалидов войны в Афганистане и военной травмы («Инвалиды войны»). Возглавляет ее подполковник Борис Хотов, которого я уже упоминал в первой части этой статьи (см. «ОМ», 2016, №9-10) как человека, который принял в свою организацию лже-Героя Российской Федерации Сергея Бородкина. После чего другой «ветеран боевых действий» — майор Рачков — начал пропагандировать «геройский имидж» Бородкина в газете «Ветеран Саратова». Впрочем, тот же лжеорденоносец Рачков активно «раскручивал» положительный имидж и нынешнего лидера «инвалидов Афганистана» Бориса Хотова вкупе с его героической супругой Ниной Федоровной.
В том же «Ветеране Саратова» я обнаружил две статьи Рачкова на эту тему. Первая публикация «Подполковник Хотов и его боевая подруга» появилась еще в марте 2010 года. А в июне 2012 года (то есть в разгар кампании по «раскручиванию» Сергея Бородкина) под заголовком «Военно-полевой роман» вышла еще одна статья. Формально эта вторая публикация приурочена к профессиональному празднику — Дню медицинского работника. В ней романтично рассказывается о «фронтовом романе» Бориса Исмеловича. Журналистские заслуги Рачкова были вознаграждены бесплатной путевкой. И хотя Борис Рачков никогда не принимал участия в боевых действиях, а последние шесть лет своей военной карьеры вплоть до выхода в отставку (с 1973 по 1979 гг.) прослужил преподавателем на военной кафедре гражданского вуза, это нисколько не помешало его отдыху в подмосковном санатории имени Лиходея.
По возвращении о своем отдыхе он рассказал в газете «Ветеран Саратова», в заметке «Боевые подруги»:
«Проходя лечение в Центре восстановительной терапии (ЦВТ) имени Лиходея для воинов-интернационалистов в Московской области, я познакомился с участницей Великой Отечественной войны, летчицей, командиром звена пикирующих бомбардировщиков Кульковой Еленой Мироновной. На ее груди награды: орден Боевого Красного Знамени, орден Красной Звезды, два ордена Великой Отечественной войны и множество медалей.
(…) В одном из боевых вылетов Елена Мироновна была тяжело ранена, но, преодолевая боль, посадила самолет на одном полевом аэродроме и… потеряла сознание. Очнулась в госпитале. «Выжила благодаря тому, что попала в руки опытного хирурга»,— сказала она.
Прощаясь с мужественной летчицей, я сказал, что у нас в Саратове живет Лукина Елена Ивановна, участница войны. «Да это же моя однополчанка, комсорг авиаполка Леночка Лукина»,— обрадовалась Елена Мироновна. Она написала ей письмо, которое я обязательно передам, о чем я уже позвонил Лукиной Елене Ивановне
». («Ветеран Саратова», №5-6 (87-88) за май-июнь 2013 года)
Статья была проиллюстрирована фотографией двух пожилых женщин в военных френчах без каких-либо знаков различия. На груди у каждой множество боевых наград. Подпись к данной фотографии извещает: «На фото: боевые подруги Елена Мироновна Кулькова и Елена Ивановна Лукина».
Елена Ивановна восемнадцать лет возглавляла совет ветеранов Волжского района, занималась общественной деятельностью. Ее фото можно найти и в интернете, и во многих изданиях. А вот кто вторая дама на этой фотографии — неизвестно. Очевидно, что не Елена Мироновна Кулькова. У реальной Кульковой — ордена Красного Знамени, Красной Звезды, несколько орденов Отечественной войны. А у дамы на газетном фото из боевых наград только медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Да еще и юбилейный орден «Отечественной войны». Тоже, конечно, вызывает уважение. Но только ясно, что воевала она не в офицерском звании, а потому не могла быть пилотом пикирующего бомбардировщика Пе-2.
Да и из текста статьи следует, что о Лукиной, проживающей в Саратове, Елена Мироновна Кулькова, проживающая в Санкт-Петербурге, вспомнила только после общения с Борисом Рачковым в подмосковном санатории. Очевидно, что после войны пути женщин разошлись, и они потеряли друг друга из виду. Ясно и то, что в преклонном возрасте однополчанки по 125-му гвардейскому авиационному бомбардировочному полку Лукина и Кулькова не только не встречались, но и не знали, жива ли вообще боевая подруга, ведь к тому времени обеим летчицам было уже за 90. Так что лично у меня нет никаких сомнений — опубликованная в «Ветеране Саратова» фотография является очевидной фальшивкой.
Как на эту ложь должна была реагировать Елена Ивановна Лукина?
К сожалению, она уже никогда не сможет ответить на этот вопрос. В январе 2015 года она ушла из жизни. А спросить стоит автора заметки Бориса Рачкова или главного редактора «Ветерана Саратова» Нину Ущеву, чью фотографию они разместили в газете в качестве иллюстрации к статье «Боевые подруги». Впрочем, активность на «патриотической ниве» Нины Аркадьевны — это отдельная тема.

Иван Васильевич меняет профессию…
Борис Рачков отнюдь не единственный ветеран и офицер, который, не имея боевых ранений, сумел отдохнуть в санатории имени М.А. Лиходея. Живет в Саратове еще один настоящий полковник Иван Васильевич Баканов. Я познакомился с ним примерно пятнадцать лет назад. В то время Иван Васильевич, будучи военным пенсионером, еще и подрабатывал — возглавлял отдел распространения местной газеты «Совфакс». Иногда в «Совфаксе» за подписью Ивана Баканова появлялись небольшие статьи. Поэтому я воспринимал его исключительно как коллегу, хотя и более старшего по возрасту. И лишь спустя несколько лет случайно узнал, что Иван Васильевич Баканов имеет звание полковника военно-космических сил, и что большую часть своей военной карьеры он провел на космодроме Байконур. Кроме того, полковник Баканов еще и орденоносец. Причем настоящий. Иван Васильевич был награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени. Однако в боевых действиях в горячих точках (в том числе и в Афганистане) полковник Баканов участия не принимал. А потому и боевых ранений иметь не может. Но при этом Иван Васильевич не только стал членом Саратовской региональной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы («Инвалиды войны») (лидер подполковник Б. Хотов), но и членом комитета Саратовской региональной организации «Российский союз ветеранов» (лидер полковник Г. Фролов). И еще, как сообщили мне ветераны-афганцы, Иван Васильевич Баканов неоднократно вместе с супругой выезжал отдыхать и поправлять здоровье в реабилитационном санатории «Русь» (он же ЦВТ им. Лиходея). Как же случилось, что люди, за время своей многолетней военной карьеры не побывавшие ни в одной «горячей точке», беспрепятственно ездят в ЦВТ? И почему этот санаторий остается недоступным для многих заслуженных саратовских «афганцев», отдающих немало сил военно-патриотической работе?
Как появилась подобная практика, мне рассказал подполковник авиации Владимир Кунчикалеев. В последние годы, вплоть до своего удаления из организации Хотова, Владимир Николаевич отвечал за подготовку документов для кандидатов на поездку в ЦВТ имени Лиходея. Подполковник Кунчикалеев также ветеран Афганистана. В 1990-е годы ему довелось повоевать в Таджикистане против мятежников-исламистов. Вернувшись в Саратов в 2003 году, Владимир Николаевич вступил в организацию «Инвалиды войны», которую в ту пору возглавлял действительно инвалид Афганистана, кавалер ордена Красной Звезды Николай Телегин. Владимир Николаевич вспоминает о тех событиях:
«В организации я познакомился с подполковником Борисом Хотовым. Мы довольно быстро сошлись с ним, поскольку наши биографии оказались во многом схожи. Так же, как и я, Борис Исмелович принимал участие в начальном этапе операции по вводу советских войск в Афганистан. Как и я, он служил в этой стране в самом начале восьмидесятых. При этом Хотов открыто носил орден Красной Звезды и орден «За службу Родине в ВС СССР» III степени. Такие же ордена за Афганистан имею и я. Поэтому я искренне доверял Хотову и не видел в его действиях никакого подвоха. Через какое-то время Хотов убедил меня, что такую серьезную общественную организацию, каковой являются «Инвалиды войны», должен возглавлять старший офицер, а не отставной рядовой (имелся в виду Николай Телегин). Сейчас я искренне раскаиваюсь, что поверил Хотову и помог ему отстранить Телегина от руководства организацией».
Правда, после того как в октябре 2003 года лидером «Инвалидов войны» стал Борис Хотов, дела у организации формально пошли в гору. Если в начале «нулевых» саратовские инвалиды-афганцы отправляли в санаторий «Русь» по 5-7 человек в год, то в конце десятилетия эта цифра увеличилась кратно: стали ездить примерно по 30-40 ветеранов с членами семей. И это не предел. В 2014 году (если верить утверждениям Бориса Исмеловича) более ста инвалидов и членов их семей прошли курс реабилитации в ЦВТ имени Лиходея. Подбором кандидатур инвалидов и ветеранов-афганцев для предоставления бесплатных путевок в санаторий «Русь» Владимир Кунчикалеев занимался с 2005 по 2013 годы. То есть как раз в то самое время, когда резко возросло количество мест, выделяемых нашей региональной организации. Сегодня он вспоминает, как начинали возникать прецеденты отправки в центр имени Лиходея «людей со стороны» (то есть не афганцев):
«Одним из первых «левых реабилитантов», которого наша организация направила в санаторий «Русь», был один подполковник. Фамилии я его сейчас не припомню, но знаю, что он постоянно выступает в качестве конферансье на всевозможных патриотических тусовках, проводимых во Дворце культуры «Россия». Я сначала сомневался, опасаясь, как бы такой выбор не вызвал скандала. Для прояснения ситуации даже позвонил московским коллегам. Но они мне пояснили, что они уважают наше решение и готовы в качестве исключения принимать и просто ветеранов военной службы, если у нас нет на примете достойных инвалидов или «афганцев». Потом мне объяснили, что москвичи очень боятся, что места в санатории будут пустовать, поскольку это может привести к уменьшению федерального финансирования.
Через некоторое время подобные «исключения» в нашей организации стали повторяться и множиться. Причем из «неафганцев» Хотов умудрялся подбирать в основном таких людей, которые имели определенный вес в СМИ, в других общественных организациях или иным образом могли оказаться полезными. Например, отставной полковник Иван Васильевич Баканов ездил в ЦВТ не менее трех раз».
С этим утверждением трудно спорить. Например, тот же Борис Рачков в разное время позиционировал себя в качестве лидера организации «ветеранов событий в Чехословакии» под названием «Щит», заместителя председателя комитета ветеранов военной службы при городском совете ветеранов, председателем комитета ветеранов военной службы и участников боевых действий и военных конфликтов при Кировском совете ветеранов. Это помимо главной его функции «специального корреспондента регионального информационно-аналитического издания «Ветеран Саратова». Что касается Ивана Баканова, помимо должности заведующего отделом газеты «Совфакс» он считается лидером саратовского регионального отделения «Межрегиональной общественной организации ветеранов космодрома Байконур». Как рассказала мне ветеран Афганистана Ольга Капустина, определенную лепту Иван Васильевич внес в пропаганду в СМИ героической супруги Бориса Хотова. Несколько лет назад в еженедельнике «Совфакс» была опубликована статья «Подвиг медсестры». Главной героиней данного материала, вышедшего за подписью Ивана Баканова, стала нынешняя супруга Бориса Хотова Нина Федоровна. Если верить статье, главный подвиг медсестры Нины Ильиной заключался в том, что она на поле боя, фактически под душманскими пулями, спасала жизни раненым бойцам. Иными словами, в «Совфаксе» Иван Баканов тиражировал те же героические легенды, что и Борис Рачков в «Ветеране Саратова». И оба «военных журналиста» без каких-либо препятствий получали путевки и поправляли здоровье в ЦВТ имени Лиходея. Надо думать, это происходило благодаря широте души Бориса Исмеловича Хотова. Но на каком-то этапе даже эта широкая душа начинала вводить ограничения по проявляемой ею доброте. А стало быть, и по возможности получения путевок для определенных лиц.

Де-юре и де-факто
Удивительно, но многие саратовские «афганцы» не могут получить путевки в санаторий. Особенно это касается активистов «конкурирующих» афганских организаций — «Боевого братства» и РСВА («Российского союза ветеранов Афганистана»). Вот что рассказал мне нынешний руководитель регионального отделения «Боевого братства» и одновременно председатель правления саратовской областной организации РСВА Сергей Авезниязов:
«В то время, когда нашу организацию возглавлял ныне покойный подполковник Фарухитдин Рахманов (середина «нулевых» годов.— Авт.), Борис Хотов также являлся членом региональной организации «Боевого братства». И вот среди «афганцев» пошли упорные разговоры, что путевки в санаторий имени Лиходея распределяются как-то странно. Туда неоднократно ездили сам Борис Исмелович, его супруга и другие приближенные к Хотову люди. А многие «афганцы», которым это нужно по делу, не могли туда попасть. Собрали правление с намерением пригласить на него Хотова и поговорить на эту тему. Однако разговора не получилось. Борис Исмелович изобразил оскорбленную невинность и предпочел за лучшее покинуть ряды «Боевого братства». С тех пор попасть в санаторий «Русь» ветеранам-афганцам из числа членов возглавляемых мною организаций стало еще сложней. В последнее время дошло даже до судебных разбирательств».
Инцидент, послуживший основанием для последующего судебного разбирательства, о котором в нашей беседе упомянул Сергей Климентьевич, произошел относительно недавно — всего два года назад.
С конца 80-х годов, фактически одним из первых, Александр Борисенко начал вести в Саратове патриотическую работу по увековечиванию памяти погибших в «Афгане» товарищей. Благодаря его настойчивости и инициативе в родном для него Ленинском районе был установлен памятник с 30 фамилиями погибших на той войне земляков. Ныне Александр Владимирович возглавляет организацию РСВА Ленинского района Саратова и продолжает активно проводить различные мероприятия военно-патриотической направленности среди подрастающего поколения. В частности, он является одним из инициаторов ежегодного молодежного конкурса авторской песни «Отчизну славим и героев», проходящего при содействии администрации Саратова с 2011 года. Участниками конкурса являются дети и юношество от 7 до 25 лет, всего по четырем возрастным категориям.
И вот летом 2014 года товарищи решили поощрить Александра путевкой в санаторий «Русь». В Москву в адрес руководства ООО ИВА («Инвалиды войны») была послана соответствующая заявка. Но, прекрасно зная отношение Хотова к представителям иных «афганских организаций» и предвидя его возможную реакцию, Сергей Авезниязов дополнительно обратился с письмом, содержащим просьбу о путевке для Александра Борисенко, непосредственно к лидеру РСВА Францу Клинцевичу. Однако Франц Адамович лично не распоряжается путевками в ЦВТ. Поэтому ему пришлось переадресовать просьбу саратовских коллег заместителю председателя ООО ИВА («Инвалиды войны») Геннадию Саксонову. И вскоре о заявке из Саратова стало известно Борису Хотову, который отреагировал на эту информацию в свойственном ему стиле. 1 июля 2014 года в Москву на имя Геннадия Саксонова было отправлено письмо №87 за подписью Бориса Исмеловича и на официальном бланке его организации. Вот его текст:
«Уважаемый Геннадий Сергеевич!
На ваш адрес поступила заявка исх. 212/р от 15.06.2014 г. от Российского союза ветеранов Афганистана о принятии на лечение в ЦВТ им. Лиходея М.А. 21.07.2014 года Борисенко Александра Владимировича. Саратовская региональная организация инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны» против принятия Борисенко А.В. в ЦВТ им Лиходея М.А., так как он зарекомендовал себя в саратовской организации с отрицательной стороны, взял в организации плазменный телевизор на временное пользование и не вернул его, а также вел подрывную деятельность против организации. За что и был исключен из МРОООИВА».
Прошло девять месяцев, и данный документ стал предметом судебного иска о защите чести и достоинства, который Александр Борисенко подал во Фрунзенский районный суд Саратова. Рассмотрение гражданского дела по иску Борисенко состоялось в апреле 2015 года. В итоге суд удовлетворил исковые требования и признал не соответствующей действительности и порочащей честь и достоинство истца информацию о телевизоре и «подрывной деятельности». В резолютивной части решения суд обязал Саратовскую региональную организацию Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы («Инвалиды войны») направить опровержение в адрес центрального (московского) офиса этой организации, в Российский союз ветеранов Афганистана и самому Александру Борисенко. Суд постановил взыскать с региональной организации «Инвалиды войны» в пользу Александра Борисенко в качестве компенсации морального вреда 10 тысяч рублей. Такую же сумму региональная общественная организация «Инвалиды войны» под руководством Бориса Хотова должна была возместить в качестве компенсации по оплате услуг юриста, представлявшего интересы Борисенко.
Интересна и подоплека выплеснувшегося в судебную плоскость конфликта между Александром Борисенко и Борисом Хотовым. Собственно, конфликта в прямом смысле этого слова и не было. А что же тогда было? Почему возникли попавшие в официальное письмо обвинения в «подрывной деятельности против организации»? В разговоре со мной Александр Владимирович поведал свою версию событий. Из его рассказа я узнал, что Борисенко не только является лидером организации РСВА Ленинского района Саратова. Долгое время он сотрудничал с региональной организацией «Инвалиды войны», был ее членом. Более того, несколько лет возглавлял в организации Хотова комиссию по этике.
«В региональную организацию «Инвалиды войны», которую возглавлял Борис Хотов, я пришел потому, что искренне считал: общими усилиями нам будет легче и проще проводить мероприятия по военно-патриотическому воспитанию молодежи. В то время офис «Инвалидов войны» занимал просторную квартиру в центре города — на улице Театральной. В этой квартире был большой просторный зал, где было очень удобно проводить уроки мужества и другие военно-патриотические мероприятия с детьми. Там я и стал работать, приложив немало усилий для соответствующего оформления и оборудования этого зала. Например, один из спонсоров нашей районной организации РСВА, депутат городской думы Олег Константинович Комаров подарил нам плазменный телевизор. Как и положено, данный телевизор был поставлен на баланс в районной организации РСВА. Однако в какой-то момент я решил, что будет целесообразно перевезти этот телевизор в офис «Инвалидов войны» и использовать для целей военно-патриотического воспитания. «Уроки мужества» проходили более плодотворно, когда рассказы о боевых подвигах сопровождались показом кинофильмов. Никаких возражений и препятствий со стороны Бориса Исмеловича моя инициатива не встретила. В результате я привез подаренный Комаровым телевизор в офис «Инвалидов войны» на Театральную. Там он некоторое время благополучно использовался по прямому назначению. До тех пор, пока не был выведен из строя».
Борис Исмелович Хотов имеет одно любопытное хобби. Он очень любит комнатные растения, ухаживает за ними. Особенно нежные чувства к своим зеленым любимцам Борис Хотов проявлял, когда находился «под мухой». А вечеринки со спиртным в региональном офисе «Инвалидов войны» случались довольно часто.
Как рассказали мне лидер регионального «Боевого братства» Сергей Авезниязов и ветеран Афганистана Ольга Капустина, жалобы соседей по дому на доставляемое беспокойство стали главной причиной, почему администрация Саратова посчитала за благо переселить «Инвалидов войны» в старое офисное здание на улице Чапаева (туда, где находятся городской земельный комитет и множество иных организаций). После чего в офис на Театральной и переехало «Боевое братство». Но продолжу рассказ Александра Борисенко:
«Поскольку я практически не пью, мне в организации Хотова приходилось выполнять функции «разводящего» и «развозящего». То есть в случаях возникновения скандалов между участниками вечеринки я стремился успокоить их и развести конфликтующие стороны по разным углам. А в случае, если кто-то из участников дружеского застолья сильно напивался и в результате испытывал трудности с самостоятельным передвижением, я принимал меры к его доставке домой. Так было и после очередной вечеринки, когда у нас случилась неприятность с телевизором. Когда я покинул офис, выполняя свои традиционные функции, Хотов еще оставался там. А когда на следующий день пришел в офис, обнаружил телевизор перевернутым и залитым водой. Не знаю, получилось ли это нечаянно, когда Хотов перед уходом стал поливать цветы. Нельзя исключить и того, что это мог быть вполне осознанный поступок. Таким шагом Борис Исмелович пытался спровоцировать личный конфликт со мной и добиться моего удаления из организации. Дело в том, что в это время у Хотова разгорелся серьезный конфликт с другим активистом «Инвалидов войны», подполковником Владимиром Кунчикалеевым. Тот, ознакомившись с подлинными документами из личного дела Хотова, начал открыто высказывать обоснованные сомнения в достоверности ряда ключевых моментов боевой биографии лидера саратовских «Инвалидов войны». В ответ Хотов начал проводить «индивидуальные беседы» с членами и активистами организации, стремясь дискредитировать Кунчикалеева.
Я, как председатель комиссии по этике, не мог не вмешаться. И предложил Хотову, если он имеет претензии к Кунчикалееву, открыто их высказать на заседании комиссии по этике. Аналогичное предложение получил и Кунчикалеев. Однако Бориса Хотова подобное развитие событий явно не устраивало. Как я думаю, это мое предложение скорее всего и было расценено Хотовым как «подрывные действия против организации», о чем он и сообщил своему московскому начальству. Так или иначе, но очевидно одно: я стал неугоден Борису Исмеловичу так же, как и Кунчикалеев. А инцидент с телевизором был прекрасным поводом спровоцировать меня на скандал и убрать из организации.
Только скандалить я не стал. Я просто тихо забрал телевизор и отвез его в ремонтную мастерскую. В случае, если бы телевизор удалось отремонтировать, счет за эту работу можно было бы предъявить Хотову или его организации. Однако специалисты из мастерской написали мне справку, что телевизор ремонту и восстановлению не подлежит. Попыток как-то компенсировать Ленинской районной организации РСВА стоимость телевизора Борис Исмелович не предпринимал, а я его ни о чем не просил. Но справку из мастерской я сохранил на всякий случай. Впоследствии она фигурировала на судебном процесс по защите моей чести и достоинства, который я выиграл у организации Хотова».
Остается лишь подвести промежуточные итоги. Александр Борисенко одержал победу в суде, но получить путевки в «афганский» санаторий не смог. Смею предположить, что стоимость этих путевок в несколько раз превосходит те 10 тысяч рублей, которые Борисенко получил в качестве компенсации морального ущерба.
Однако Александр Борисенко — все-таки обычный «афганец», хотя и возглавляющий РСВА в одном из наиболее крупных районов Саратова. И то, что он не смог получить путевку в специализированный санаторий, наглядно демонстрирует принципы и подходы, которые использует в своей работе Борис Хотов. Другое дело, что Борисенко далеко не единственный.
Путевки не могут получить люди, имеющие боевые ранения и контузии, полученные в Афганистане. В частности, с 2003 года, то есть с того момента, как региональную организацию «Инвалиды войны» возглавил подполковник Хотов, ни разу не смог съездить в санаторий «Русь» его предшественник Николай Телегин. А ведь Николай Иванович не имеет ноги. Награжден орденом Красной Звезды. Отказано в предоставлении путевки и «афганцу» Юрию Пселу. В Афганистане Юрий воевал в качестве водителя БМП, имеет ранение и контузию. Хотов умудрился отказать даже лидеру регионального «Боевого братства» Сергею Авезниязову. Свой отказ обосновал тем, что Сергей Авезниязов имел судимость.
Подобное заявление Хотова имеет под собой определенные основания. В начале нулевых Сергей Климентьевич привлекался к уголовной ответственности за незаконное хранение оружия. Однако та старая судимость уже давно погашена, а потому де-юре не может приводить к какому-либо ограничению в правах. Сергей Авезниязов, являвшийся командиром СОБРа Приволжского РУБОПа, был судим за хранение партии оружия, которое использовалось его подчиненными в ходе многочисленных командировок на Северный Кавказ. В противном случае за этим оружием пришлось бы заезжать на склад в Самару. И этот дополнительный «крюк» протяженностью несколько сотен километров серьезно изматывал подчиненных Авезниязова и, кроме всего прочего, создавал угрозу опоздания СОБРа к месту назначения и срыва предстоящей операции. Формальным доказательством успешности выполнения возложенных на Авезниязова как командира СОБРа боевых задач является награждение его двумя орденами Мужества, а также медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» и «За отвагу». Это не считая медали «За боевые заслуги», полученной за Афганистан. После расформирования в 2001 году РУБОПов этот незарегистрированный арсенал СОБРа был затоплен в одном из прудов Саратовского района, не причинив никому никакого вреда.
Так что если формально Сергей Авезниязов и нарушил закон, де-факто его действия привели лишь к благим результатам. Помимо сэкономленных государству средств его действия давали дополнительные шансы на успешное выполнение боевых операций. А, стало быть, и на сохранение человеческих жизней. И если Борис Хотов на самом деле является боевым офицером, не понимать подобного он просто не мог.
Вот только является ли Борис Исмелович боевым офицером? Чтобы ответить на этот вопрос, следует досконально изучить биографию этого человека.

(продолжение следует)

Источник: https://www.om-saratov.ru/publikacii/23-december-2016-i44266-chto-to-s-pamyatu-u-nix-st