КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



PR на калачах. Избирательные кампании в России превращаются в фарс



ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 5 (419) от 14.02.2017

политика

Фирменные калачи – для выставок и высоких гостей

Не так давно в одном из текстов мы уже приводили цитату из работы Лилии Шевцовой «Трамп-парадокс и раковая опухоль политического постмодерна» о состоянии современного мира и о том, что миром сейчас правит постмодерн. Но не грех и повторить. «Политика стала игрой в эклектику, размывающей прежние стандарты, которые когда-то обеспечили победу либеральной демократии над коммунизмом. Начали растворяться границы между законом и беззаконием, между суверенитетом и вмешательством во внутренние дела, между войной и миром, реальностью и фикцией.

Приведу только последние примеры постмодерна в политике. Война в Украине, где Россия одновременно является и участником, одним из арбитров и модератором мирного процесса… Когда ливийский диктатор Каддафи спонсировал Лондонскую школу экономики – это был также пример постмодерна. Когда Герхард Шредер, бывший германский канцлер, начал работать на Газпром – это было проявление постмодерна».

Кому-то эта цитата может показаться сложной. Тогда попробуем сделать картину яснее с помощью еще одной цитаты:

«– Что это такое – постмодернизм? – подозрительно спросил Стёпа.
– Это когда ты делаешь куклу куклы. И сам при этом кукла».
Виктор Пелевин «Числа»

Или пытаясь объяснить еще проще, скажем: пришло такое время, когда абсолютно непонятно, кто кукловод, а кто кукла; когда размыты, стерты все границы, как об этом пишет Шевцова. В том числе – нет уже границ между фарсом и серьезным, между комедией и трагедией.

Владимир «шесть попыток»

Казалось бы, уж настолько серьезное дело выборы президента Российской Федерации. Страна в глубоком системном кризисе – кто тот человек, который сможет (в очередной раз) поднять ее с колен? А теперь смотрим, кто уже заявил о своей готовности.

Григорий Явлинский первый раз баллотировался на этот пост в 1996 году, потом в 2000-м, в 2012 году не допущен ЦИК.

В шестой раз готов стать статистом Владимир Жириновский, который первый раз выдвигался на президентский пост еще в 1996 году.

В скором времени должен подтянуться и товарищ Зюганов – после решения пленума ЦК КПРФ. Для него это будет пятая попытка.

Вполне возможно, присоединится к ним и Сергей Миронов – две попытки, оба раза – последнее место.

Главный претендент – и это тоже обычно – хранит молчание, заявляя, что с принятием решения определится позже. Для точности добавим, что будущая попытка станет для Владимира Путина четвертой – и все удачные.

Обозреватели уже гадают, каков будет состав претендентов в 2024 году. И сходятся во мнении, что никаких перемен ждать нет оснований. А теперь скажите: всё происходящее – это серьезная политика или пародия на нее, фарс?

День сурка в городе Кирове*

«Но если не Путин, то кто»? – обычно говорит российский обыватель. «Они всё закатали в асфальт, сквозь который никто не сможет пробиться» – говорит российский либерал. И это, пожалуй, ближе к истине.

На прошлой неделе Ленинский районный суд города Кирова повторно рассмотрел дело Алексея Навального и Петра Офицерова по делу о хищениях в «Кировлесе». Первый раз это дело рассматривали, когда Алексей Навальный решил баллотироваться на пост мэра Москвы. Там еще была странная история: реальный срок – пять лет – в последний момент заменили условным, и Навальный смог-таки принять участие в выборах.

Эксперты считали, что таким образом Кремль хотел создать видимость борьбы и тем самым придать избранию Сергея Собянина легитимный характер. Но создать одну лишь видимость не удалось – борьба развернулась всерьез: Навальный набрал 27 процентов голосов. И вот недавно Навальный объявляет о своем решении бороться за президентский пост. Власть решает больше не рисковать: тут же вновь всплывает дело «Кировлеса». Формально поводом к повторному рассмотрению стало решение Европейского суда по правам человека, который установил, что на первом процессе Навального и Офицерова признали виновными в действиях, не отличимых от обычного ведения бизнеса.

И начался день сурка в Кирове. Фабула обвинения никак не изменилась, те же свидетели обвинения, которые, как и в прошлый раз, «ничего не могли вспомнить»; те же отказы судьи Алексея Втюрина вызвать свидетелей защиты и экспертов. 8 февраля был зачитан приговор. Алексей Навальный сравнил в социальных сетях новый приговор со старым: «Совпадает на 100%. Вот я смотрю старый. Дословно совпадает в орфографических ошибках, в последовательности перечисления свидетелей, в опечатках… Я думаю, это такая специальная демонстрация безнаказанности».

Вслед за чтением слово в слово прошлого приговора суд повторил в точности и решение – пять лет условно Навальному, четыре – Офицерову. Навальный, правда, заявил, что будет продолжать бороться: «Я буду участвовать, эта кампания не прекратится и не остановится». Но обвинительный приговор не позволит ему участвовать в президентских выборах в 2018 году. Чего, собственно, власти и добивались. Теперь скажите: это действительно правосудие или пародия на него, фарс?

*(«День сурка» – американский фильм, в котором постоянно повторяются события одного и того же дня)

Почти как Португалия

До выборов президента, а они состоятся в марте 2018 года, – больше года. Гораздо раньше состоятся выборы, если можно употребить это слово, губернатора Саратовской области. По большому счету, интриги здесь нет: будущий губернатор нашей области определится в схватке столичных политических гигантов – Вячеслава Володина, опекающего нашу область, и администрации президента, которая стремится поставить во главе регионов (не только нашего) своих людей.

Но не будем пытаться постичь кремлевские тайны, тем более что и возможности такой у нас нет. Закрепим как факт одно положение – то, кто будет губернатором области, нисколько не зависит от его личных усилий. Тем не менее, нынешний глава региона Валерий Радаев активно ведет предвыборную кампанию. Возможно, преждевременно, определенно – не очень умело. И это выглядит, на наш взгляд, по меньшей мере курьезно.

На конец января – начало февраля пришлись два объемных выступления губернатора. Сначала часовое телевизионное интервью (смотри прошлый номер нашей газеты, статью Елены Микиртичевой «Они бегают по кругу»). В середине прошлой недели – на активе области (мероприятие до боли напоминает партийно-хозяйственные активы времен советской власти, собственно, оттуда оно и заимствовано). В обоих случаях речи губернатора представляли развернутый перечень значительных успехов, достигнутых под его руководством. Как всегда, мы узнали, что по ряду направлений наши показатели превышают среднероссийские. Думается, если суммировать все эти «превышения общероссийских показателей», не получится ли, что Саратовская область живет уже в два раза лучше, чем вся остальная страна? Живет почти как Португалия.

Понятно, что не смог Валерий Васильевич удержаться от прославления своего нового детища – агломерации. Преимущества агломерации растут как на дрожжах. Если прежде волшебная агломерация должна была таинственным образом повысить производительность труда на 40 процентов, то теперь «За счет того, что агломерация объединит почти половину населения области – один миллион двести тысяч жителей, в разы повысится производительность труда». В чем тут магия – губернатор не рассказал. Зато заметил, что среди его знакомых есть много людей, мечтающих переехать в Саратов. И мы этих знакомых губернатора тоже знаем: вице-губернатор Пивоваров, министр культуры Гаранина. Однако оставим изучение победных речей специалистам.

Тем временем в сети разгорается полемика: это действительно развитие области или пародия на него, фарс?

Мастера репризы

А для «электората» – хлеб погрубей и пожестче
А для «электората» – хлеб погрубей и пожестче

Предвыборный штаб губернатора, понятно, неофициальный, работает не только крупными формами. Не гнушаются и мелочами, так сказать, репризами. (Реприза – в цирке и на эстраде короткий шуточный номер, исполняемый между основными выступлениями.) Все помнят знаменитую историю о 7 iPhone, выпуск которого губернатор обещал наладить в Саратове. Шума было на всю страну и даже дальше. Недавно политолог Дмитрий Чернышевский, комментируя эту историю на «Открытом канале», назвал ее очень удачным приемом по популяризации саратовского губернатора: «Его узнаваемость повысилась в разы». (Точно как производительность труда в агломерации.) Хотелось бы напомнить г-ну Чернышевскому, что прием не нов, еще Антоном Павловичем Чеховым описан в рассказе «Радость». Там главный герой Митя Кулдаров в подпитии попал под лошадь. О чем и написали в газетах. Радостный, он прибежал домой и объявил родным: «Ведь теперь меня знает вся Россия! Вся!»

Как бы то ни было, результат гипотетическому штабу понравился, и опыт было решено повторить. Губернатор вновь заявил о намерении производить iPhone, только уже 8-ю модель. Но итог оказался печальным: никакого шума, лишь пара упоминаний на федеральных лентах с подтекстом «Опять этот чудит». Креативнее надо быть, господа.

Попробовали. Не так давно в телепрограмме «Поле чудес» принял участие обласканный вниманием власти певец Андрей Берестенко. Буквы не угадал («играл, не угадал ни одной буквы»?). Зато смог вручить ведущему Леониду Якубовичу символы нашей области – калач и гармошку. (Как свежо! Как неожиданно!) И – это главное – приникнуть к микрофону федерального канала. И что мы услышали? «От губернатора Саратовской области Валерия Васильевича Радаева». Такой вот пиар на калачах.

И все-таки – это избирательная кампания или пародия на нее, фарс?