КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Под вой сирен-2



ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 6 (420) от 21.02.2017

Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «…так золотуха». В том смысле, что то одно что-то плохое случится, то другое – не лучше.

В прошлый раз мы писали о том, как Саратовская область оказалась в центре скандала в связи с тем, что сотрудники похоронной службы приехали к больной женщине раньше медиков. Тема очень понравилась федеральным СМИ, им вообще нравится всякая «чернуха», – ну и началась шумиха. Резонанс был настолько велик, что областные власти вынуждены были как-то реагировать. Отреагировали единственным доступным им методом – собрали совещание. Губернатор, занятый важными делами своего второго срока, как водится, от проблемы дистанцировался, солировал заместитель председателя правительства Иван Кузьмин.

На вид Иван Георгиевич вполне добродушный человек, да и прошлое у него, как бы сказать… в общем, не силовик. Учителем был. Министром гуманитарных направлений – культуры и печати. Цирком долго заведовал, стало быть, должен, по идее, любить людей и животных. Но на этом совещании проявил себя г-н Кузьмин сущим диктатором. Именно от него прозвучало предложение отрезать «хотелки» людям, подозреваемым в попытке изнасиловать фельдшера «Скорой помощи». Кастрация пока не входит в число уголовных наказаний в нашей стране, но разгневанного зампреда это не остановило.

Следующей его жертвой стал главный врач городской «Скорой помощи» Олег Андрущенко. Обвиняли г-на Андрущенко в основном в том, что он поздно отреагировал на вопиющий случай, не подал сразу заявление в полицию. Главврач попытался за себя постоять, и в ходе этой горячей дискуссии как-то забылось, что главная тема это не сроки подачи заявлений в МВД, а тесное сотрудничество медиков и, простите, могильщиков. И это не только саратовская проблема.

Считается, что в целом по стране примерно треть вызовов похоронных служб приходится не на родственников умерших людей, а на медиков и сотрудников правоохранительных органов. У медиков даже придумана оправдательная теория на этот счет: мол, родственники в шоке от случившегося, зачастую не знают, что делать, тут самое время подсказать им нужный телефон. Здесь обязательно надо заметить несколько важных моментов. Первый: отнюдь не только врачи «Скорой помощи» грешат контактами с ритуальными службами, но и сотрудники больниц. Момент второй – подобные контакты содержат признаки нескольких статей Уголовного кодекса: нарушение врачебной тайны, разглашение персональных данных, превышение должностных полномочий. И самое важное: соучастие медиков и их помощь растерянным и расстроенным родственникам имеет твердую таксу. В Саратове это 4 тысячи рублей.

Еще представляется, что в горячей дискуссии, имевшей место на том совещании, как-то забыли о других участниках этой скандальной истории – о представителях похоронного бизнеса. Ведь именно они вознаграждают медиков этими пресловутыми тысячами рублей. (Оборот налички – свидетельство наличия неучтенных средств и «черной» бухгалтерии – не так ли?) Можно даже предположить, что похоронщики провоцируют медиков и сотрудников МВД на противозаконные действия. Есть такая статья в УК «Коммерческий подкуп», не наш ли это случай? Но об их вине никто – по крайней мере, на том совещании – не говорил. Хотя директор МУСПП «Ритуал» Михаил Шулекин ничего не скрывал: «У нас происходила следующая ситуация. В адрес «Ритуала» поступило сообщение о смерти женщины от городского специализированного похоронного бюро. Оно не имеет спецтранспорта и пригласило моего сотрудника. Было установлено, по данным агента, что женщина жива, я разговаривал с агентом. Изначально информация поступила от станции скорой помощи, отэсэмэсил диспетчер» (цитата по материалу ИА «Свободные новости»).

Пока расходились круги по воде, в Саратове произошел еще один подобный случай. В Заводском районе «Скорая приехала» тогда, когда у подъезда уже стоял катафалк. Министру здравоохранения Саратовской области Владимиру Шульдякову пришлось давать комментарий ТАСС: «Факт зафиксировали сотрудники скорой помощи. Они прибыли на место вовремя (на самом деле через 39 минут при нормативе 20. – Д.К.), но похоронная служба уже была на месте. К сожалению, врачи сумели только зафиксировать гибель женщины». Со ссылкой на ТАСС информацию опубликовало несколько крупных федеральных изданий.

Начинало казаться, что это – какой-то замкнутый круг. Но в понедельник пришла благая весть: пресс-служба областной прокуратуры сообщила, что установлена причастность одного из сотрудников «Скорой помощи» к передаче данных ритуальным службам, по всей видимости, речь идет о втором эпизоде. «Установлена причастность конкретного сотрудника станции скорой помощи к предоставлению сторонним лицам данных, составляющих врачебную тайну» – говорится в сообщении прокуратуры. Теперь осталось понять: это единичный случай или система? Хотя мы знаем ответ.

Источник: https://fn-volga.ru/newspaperArticle/view/id/6262