КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Февральская революция-1917. Ч.1. На чьей стороне были бы депутаты Чеботарев, Писной, Афанасьев, Ищенко, Самсонов



За монархию, наверное. Ну да, меня больше всегда царь прельщал

В эти дни Россия вспоминает Февральскую буржуазно-демократическую революцию, которая началась 23 февраля по старому стилю и 8 марта по новому. Массовые протестные выступления петроградских рабочих и солдат привели к свержению монархии, этот порыв поддержало большинство политических сил страны. В Саратове революция оказалась бескровной: солдаты окружили Думу, арестовали видных чиновников и полицейских, создали собственные органы власти. Интересно, что саратовские депутаты разделились на 2 лагеря: кадеты заняли выжидательную позицию, эсэры, социалисты и большевики поддержали новую власть. Спустя 100 лет ИГ «Четвертая Власть» спросила у саратовских депутатов, на чьей стороне они бы были в дни Февраля. 

Артем Чеботарев, депутат Саратовской городской думы, «Единая Россия»
«За белых или за красных? Не знаю. За монархию, наверное. Ну да, меня больше всегда царь прельщал. Не знаю, мне кажется, если брать по развитию нашу страну в целом, наверное, самый большой экономический рост был при Сталине и при царе. Самые, наверное, правильные были. Я так считаю».

Сергей Афанасьев, депутат Саратовской областной думы, КПРФ
«В любом случае был бы за большевиков. Ну, это естественно. Берем февраль. Что представляет из себя Российская империя на то время? Берем социальный состав: 80% – это крестьяне. Из этих 80% порядка 67% не имеют наделов земли, которые позволяли бы им сводить концы с концами.
Когда мы говорим, какую Россию мы потерял, вспоминаем хруст французской булки, пятое-десятое, то мы почему-то себя воспринимаем дворянами, студентами из мещан, на худой конец… Но вы реально вообще-то понимаете, какие противоречия были в стране? Идет империалистическая война, продовольствия не хватает. Не хватало даже продуктов питания в армии. С одной стороны было это, а с другой – люди видят, как в кабаках,  ресторанах гуляет высшее общество. Эти противоречия просто сумасшедшие. Мы должны объективно к этому подходить, революция просто назревала. Из крупных европейских держав, по сути, только мы и Австро-венгерская империя отстали от остальных в развитии. Поэтому, на мой взгляд, революционные события однозначно объективны.  Никуда от этого не денешься. Возьмите смену общественно-экономических формаций. Власть никогда не передается людям с улицы. Кто возглавлял первое временное правительство? Князь Львов. Рюрикович! Керенский в этом правительстве находился с самого края и считался социалистом. Процесс движения до октября проходил постепенно, и левые отодвигали правых. Потому что те, кто сверг царя, не решили основную проблему. Они самого главного – землю не дали. Почему выиграли большевики? Большевики выиграли декретом о земле. Это единственная партия, которая не просто говорила, а, получив власть, действовала – их первыми декретами были о земле, о мире. Они сразу получили поддержку этих 80% населения. Вот эти вещи надо понимать, а не то, что говорят, мол, большевики узурпировали власть. Как это узурпировали? На февраль 1917 года они были шестым по численности из всех партий. Процесс революционный, который происходил, начиная с февраля по октябрь – это великая российская революция. И завершился он сменой социально-экономической формации, когда большевики взяли власть в октябре 1917 года».
Леонид Писной, депутат Саратовской областной думы, «Единая Россия»
«В февральскую революцию я бы разделял позицию социал-демократов. А вообще я полагаю, что февральская революция была неизбежна. В том виде монархия, как она существовала на тот момент, наверное,  существовать дальше уже не могла, поэтому демократические преобразования назрели сами собой».

Антон Ищенко, депутат Саратовской городской думы, ЛДПР
«Я вообще против революции. Что в 17-м в XX веке, что в 17-м в XXI веке. Вряд ли бы я выступал на стороне тех революционеров. Я за стабильность и развитие демократического пути. Наверно, на тот момент можно было бы сохранить империю и монархию, но при этом ввести и некоторые демократические процедуры, которые, например, достаточно эффективно работают в Великобритании. Поэтому я, наверное, был бы все-таки в большей степени за стабильность, за сохранение преемственности, за сохранение традиций. Ни в коем случае нельзя ломать до основания, а потом строить заново.
Там, наверное, есть позитивные и правильные аргументы и с той, и с другой стороны. Но, наверное, там, в большей степени, присутствует элемент слабости самого императора. Если бы была заявлена четко его позиция, если бы не было заявлено о сложении с себя короны, то тогда мы, наверное, сохранили бы страну, великую Страну».

Максим Самсонов, депутат Саратовской городской думы, «Справедливая Россия»
«Навскидку так и не скажешь. Там и народ практически пополам был. Я читал недавно, а в Учредительном собрании, которое большевики потом все-таки собрали, потом разогнали, там было 40% у эсеров, но это не «Справедливая Россия» партия, а левая социал-демократическая партия, которая больше на стороне земледельцев и собственников земли была, 20% большевиков было, за ними тоже крупные города были, где промышленность. Не знаю, ну пусть я буду, наверное, монархист, за конституционную монархию».

Мнения Александра Ванцова, Александра Анидалова, Николая Семенца, Сергея Наумова и Аллы Лосиной читайте во второй части.

Источник: http://www.4vsar.ru/articles/aktyalnyi-kommentarii/85913.html