КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что не стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Золотые тельцы национального скотоводства



ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 20 (434) от 06.06.2017

экономика

Остап Бендер по сравнению с российскими чиновниками выглядел бы теленок теленком со своими способами отъема или увода денег

Расценки на ветеринарные услуги в сельских районах Саратовской области искусственно завышены – об этом редакции рассказал один из ветврачей региона. Чиновники пользуются незнанием и запуганностью жителей, которым ничего не остается, как платить, иначе они не смогут легально продать скотину. Тех же, кто осмелится качать права, ждут неприятности. Всё это происходит на фоне заявления губернатора Радаева о необходимости развития личных подсобных хозяйств в регионе. «Газета недели» на условиях анонимности поговорила с владельцами нескольких ЛПХ.

Большая разница

О том, что цены на услуги региональной ветеринарии завышены, редакция узнала из слухов. Чтобы проверить их, мы связались с сотрудником ветстанции одного из районов Саратовской области. «Цена завышена», – подтвердил он. В качестве примера специалист привел расценку на процедуру биркования скота: «Сама бирка стоит 12 рублей, причем это еще выходная цена. Закупают ее, возможно, вообще рублей по 5. К этому прибавляется 38 рублей за установку бирки. То есть 50 рублей нужно отдать просто за то, чтобы поставить бирку на ухо. А мы этих бирок столько ставим – у меня от биркача мозоль набивается. Получается, 50 бирок поставили – 2,5 тысячи с населения взяли». При этом количество поставленных бирок никак не сказывается на зарплате ветеринара. По словам собеседника, его оклад составляет около 7 тысяч рублей, и за эти деньги он встает в пять утра и возвращается домой в пять вечера.

Другой пример завышенных цен – взятие анализов крови. «Они ссылаются на то, что реактивы дорогие, – объясняет ветврач. – Но, насколько я знаю, реактивы закупаются, грубо говоря, сразу на тысячу исследований. То есть это должно стоить копейки». Специалист рассказал, что он уже поднимал данный вопрос на ветстанции, однако должного ответа не получил: «Я просил: «Сделайте калькуляцию, подсчитайте реальную долю затрат в цене!». Но никто этого сделать не может». Завышенные расценки ветеринар объясняет просто: «Кто-то хочет на бедном крестьянине карман себе набить. Думаю, что и областные, и районные власти отщипывают себе по куску с этого общего пирога».

Сельские схемы

Помимо этого, чиновники придумывают и другие схемы по сбору средств с населения. Например, по словам ветврача, те же бирки на скот вовсе не обязательно должны покупаться у ветеринарии: «Нет такого закона. Человек может поехать в Саратов, купить там бирки по другой цене и повесить их на свою скотину. И ветеринария обязана будет внести их в свой список. Но людей так прозомбировали: что бирки обязательно должны быть именно от ветстанции». Хитрость используется и при выписке справки на поросенка, за которую взимается почти 100 рублей. «Выписывать бланк за деньги нельзя, – углубляется в тонкости ветеринар. – Он должен быть бесплатным. И поэтому в прейскуранте такая услуга везде пишется как консультация. Управление ветеринарии дало негласную установку: проводить это как консультацию, чтобы дополнительно получать деньги».

В то же самое время цены на ветеринарные услуги еще и растут. «Раньше раз в год росли, а сейчас – чуть ли не два раза в год, – поделился наблюдением ветврач. – Но если даже раз в год поднимаются, то сразу на 100–150 рублей». Факт роста цен редакции подтвердил и другой владелец ЛПХ из Саратовской области: «Раньше кровь на анализ стоила, если мне не изменяет память, в пределах 76 рублей. Сейчас же она выросла, кажется, до 270 рублей». По словам собеседника, рост цен он заметил с прошлого года.

Страх, месть и прейскурант

Конечно, происходящее сельчанам не нравится, но они разобщены и «зашуганы» – объясняет ветврач. К тому же сильно зависят от ветеринарного ведомства: «Куда жаловаться-то: человек приходит на станцию, ему показывают прей­скурант, утвержденный управлением ветеринарии. Не хочешь – не обращайся. А ему надо сдавать молоко на продажу, корову на мясо. И всё это нужно делать официально. Вот и деваться некуда».

С теми же, кто сильно возмущается, могут поступить жестко. Об этом «Газете недели» рассказал еще один владелец ЛПХ из Саратовской области. Его противостояние с ветеринарией привело к тому, что его перестали пускать на бойню. «Я привожу скотину. Выходит мой знакомый и тихо говорит: «Сказали, чтобы твою скотину на бойню не завозили и чтобы сам ты сюда вообще не заходил», – рассказывает крестьянин. – Мол, ты воюешь с ветеринарией, вдруг что-нибудь заснимешь здесь и потом скинешь в интернет или телевидению передашь». Как считает заводчик, таким образом ему пытаются «перекрыть кислород»: бойня одна на весь район, а забивать скотину по правилам можно только на таких пунктах.

Неудивительно, что все собеседники издания согласились на общение на условиях анонимности – они боятся проблем со стороны всесильного ветеринарного ведомства. Проблемы могут создаваться даже на уровне ветврача. «Например, ты ему где-то нагрубил, – рассказывает один из владельцев ЛПХ. – Потом ты его вызываешь – и он может к тебе прийти дней через пять. Или просто проигнорировать тебя. И никто не несет абсолютно никакой ответственности». Ветеринар может навредить и более радикальным способом, «выявив» у скотины несуществующие заболевания. «Люди держали корову, и после взятия крови у нее обнаружился лейкоз, – вспоминает собеседник. – Они с результатами не согласились и сделали независимую экспертизу, которая лейкоза не нашла. А на самом деле это было просто препятствие со стороны ветврача, чтобы загубить поголовье».

Скотская экономика

Может показаться, что лишние несколько сотен рублей за ветсправку и анализы не способны повлиять на благосостояние владельца ЛПХ. Однако в пересчете на поголовье скота и вкупе с другими расходами это выливается в заметные суммы. «Я купил поросенка, закупил зерна, – перечисляет один из заводчиков. – Животное достигает ста килограмм, пора его сдавать на забой. Чтобы забить, разрубить и опалить тушу, бойщик берет 600 рублей. Ветврач берет где-то 170 рублей только за справку. Потом я еду на рынок. Грузчики, чтобы вытащить товар из машины и донести его до прилавка, берут 150–200 рублей. И на рынке, кстати, я тоже плачу за справку. Выходит, около 1000 рублей только за то, чтобы забить скотину и поставить мясо на продажу. И это не считая мой труд, потраченный на то, чтобы ее вырастить. К тому же рынок есть рынок: продавцы ищут изъяны, чтобы как-то скинуть закупочную цену».

«Конечно, всё это дорого, – оценивает затраты на ветуслуги другой заводчик. – Представьте, если собрать все расходы на этого поросенка: корма купи, услуги пастуха оплати, ветеринару заплати, за воду и свет заплати. Людям уже практически ничего не остается. А если цена на зерно (идет на корм скоту. – Прим. ред.) достигает 10 тысяч рублей за тонну, то ты вообще в минус уйдешь». Причем такая цена на зерно, по словам одного из собеседников, устанавливается «постоянно».

Дотации и пиары

В 2016 году губернатор Саратовской области Валерий Радаев сообщил, что параллельно с внедрением крупных комбинатов в регионе необходимо развивать и сектор личных подсобных хозяйств. При этом Радаев признал, что ЛПХ находятся в «зоне риска» из-за удорожания кормов, ветеринарных заболеваний и пр. «Через систему грантов мы должны поддерживать такие хозяйства», – отметил губернатор и поручил главе облминсельхоза разработать «соответствующие предложения».

Государственная поддержка ЛПХ действительно не помешает. Тем более что, по словам одного из заводчиков, сейчас он ее не ощущает: «Знаю, что помогают крупным хозяйствам, а вот на мелких частников внимания не обращают. Губернатор, чиновники – они только пиары себе делают: мол, мы помогаем. Но никакой реальной помощи не видно». Владелец ЛПХ рассказал, что общался со знакомыми из других регионов России и узнал, как скотоводам помогают там: «На дойную корову, бывает, 5 тысяч рублей дают, на поросенка – 2 тысячи. А у нас по 500 рублей лет пять назад давали – и всё».

По данным правительства Саратовской области, в ЛПХ содержится свыше 60 процентов всех сельскохозяйственных животных региона.

https://fn-volga.ru/newspaperArticle/view/id/6630