КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Конверт для господина Шульдякова



Как известно, на прошлой неделе глава саратовского минздрава Владимир Шульдяков оказался в центре федерального скандала в связи с его приказом сообщать в «органы» о потерявших девственность школьницах, выявленных в ходе гинекологических осмотров. Любопытно, что Следственный комитет, желая повысить раскрываемость педофилии, не так давно обращался с аналогичной просьбой в Минздрав РФ, однако отреагировали на эту крайне сомнительную с точки зрения законности и этики инициативу почему-то только в Саратове. Откуда у местного чиновника такое стремление пойти на поводу регионального СК, пусть даже ценой репутационных потерь? Не попытка ли это «умаслить» силовиков, в зоне ответственности которых находятся далеко не только педофилы, но и наделенные спецстатусом представители власти? Судить об этом рано, но интересно, что «приказ о девственницах» подписан министром 2 июня, в день когда по подозрению в превышении должностных полномочий был задержан Вадим Николаев, до недавнего времени бывший его первым заместителем. Насколько известно, Николаеву вменяется до странности «легкий» для его статуса эпизод — попытка устроить родственника на должность замдиректора Центра планирования семьи. Иногда подобное может означать, что истинная цель задержания спецсубъекта — получение показаний на непосредственного руководителя.
Это не единственное обстоятельство, которое могло бы побудить Шульдякова искать расположения главы регионального СУ СК. Доселе в СМИ еще не звучала относительно недавняя история, бросающая тень на самого министра. Речь идет о деле председателя ЖСК «Капитель-2002» Натальи Рахмановой. В конце прошлого года она была осуждена за хищение 261 миллиона, этой весной облсуд ужесточил ей приговор до девяти лет колонии. Потерпевшие вкладчики кооператива заявили, что ознакомившись с материалами дела, усматривают признаки еще одного преступления. Они полагают, что осужденная Рахманова имела коррупционные связи с нынешним министром здравоохранения Владимиром Шульдяковым. По их мнению, это доказывают записи прослушки телефонных разговоров из материалов уголовного дела. По их же словам, с этими записями давно (но видимо безрезультатно) ознакомлен зампред областного правительства Александр Буренин. Об этом, а заодно о предварительных итогах расследования аферы вокруг «Капители-2002», читайте в этом тексте.

«Выходим в суд и изменяем меру пресечения»
- Андрей, тебя ждет Шульдяков Владимир Анатольевич, главный врач. Ты приходишь к нему туда. Он позвонил туда к нему, говорит, от меня близкий человек подойдет. Нужно с тобой поговорить с глазу на глаз. Говори с ним как есть, я за него ручаюсь. Он говорит, все, пусть подъезжает. Он тебя ждет. Ты говоришь, надо вот решать такую проблему, мы дальше будем решать по суду чтобы изменили меру пресечения. А сейчас надо сделать максимум… заключение чтоб было, что она не может… ну то есть так прям открытым текстом. Я вот даже думаю, может тебе денежку взять сразу, ему дать. Там что-нибудь рублей тридцать-пятьдесят, не знаю. Положить ему прям и сразу сказать, что надо сделать плохое заключение. Я думаю, он этот вопрос вытянет, потому что разговаривать надо с ним… Чтобы заключение плохое, чтобы он наседал на хирургов, там плохо ей, ничего хорошего, это надо чтобы делал только он.
- Ага. Ты думаешь с ним прямо этот вопрос надо обсуждать?
- Я думаю, что прямо с ним, конкретно. Все будет зависеть от него. Если даст команду, значит дадут заключение что она не может содержаться под стражей. Скажи: а дальше у меня уже по суду прихвачено, дальше мы выходим на суд и изменяем меру пресечения. Прям вот так ему говори.
- А ко скольки мне к нему подъехать?
- Он тебя ждет прям с утра, как вот я ему звонил. Сразу говорит, пусть едет, Геннадий Иванович, сразу ко мне. Как выйдешь от него, звони или подъезжай сразу.
- А так-то, если что прям сразу, можно ему что-то положить?
- Он и сказал, все вопросы чтобы решить – это мое лицо, я за него ручаюсь. Это мой близкий, я за него ручаюсь. Прям зайдешь, положишь, я от Геннадия Ивановича скажешь. Конверт положишь, скажешь у меня вот такой вопрос. У меня мама там… туда-сюда (…) Говоришь ее надо продержать как можно дольше, пока ее адвокаты готовят туда-сюда. Если получится запланировать операцию, может быть на десятое число, не раньше. Пока адвокаты готовят документы. И, желательно, самое плохое заключение. А в суде все, скажи, все прихвачено, чтобы не переживал.

Выше – сделанная автором этих строк расшифровка прослушки разговоров сына Натальи Рахмановой – Андрея Морозова, запись которой находится в материалах уголовного дела и предоставлена редакции потерпевшим – дольщиком Олегом Авериным. Морозов – второй из собеседников. Личность первого, упоминавшего фамилию «Шульдяков», полиция почему-то не стала устанавливать, хотя его абонентский номер само собой в деле идентифицирован. Полностью аудиозапись этого телефонного разговора можно прослушать здесь.

За пределами обвинения
Помимо аудиозаписи в деле есть еще и полицейская расшифровка, в которой упомянутая фамилия «контрагента» написана через букву «и» – «Шульдиков», хотя при проигрывании аудиофайла четко слышно «я» – «Шульдяков». Упомянутый Владимир Анатольевич Шульдяков это либо полный тезка, либо сам недавно назначенный министр здравоохранения Саратовской области. В период когда была сделала аудиозапись, 30 октября 2014 года, Владимир Шульдяков работал главным врачом Саратовской областной больницы. В октябре того года, уже находясь под следствием и будучи арестованной по обвинению в мошенничестве в крупном размере, глава «Капитель-2002» Наталья Рахманова проходила повторное медобследование именно в этой больнице, первое не выявило болезней препятствующих нахождению под стражей. По итогам, ей якобы была проведена операция и сделано заключение о наличии семи серьезных заболеваний. Это, в свою очередь, стало одним из оснований для перевода ее из СИЗО под домашний арест. Дольщики считают, что это удалось сделать благодаря взятке, которую по их мнению и обсуждают в приведенном телефонном разговоре. Об этом рассказывает принесший мне материалы дела потерпевший дольщик «Капители» Олег Аверин.
«Когда ее (Наталью Рахманову, – Авт.) «закрыли», она сообщила что у нее имеются тяжелые заболевания костно-мышечной системы. Ее арестовали летом 2014-го года. А потом, когда у нее появились юристы, они сказали как действовать и ее сынок пошел. У нее заболеваний как таковых не было. И там ей накатали целую кучу болезней. Эти болезни, как мы потом поняли, возникли от этого господина Шульдикова. Кто-то их свел, все у них получилось. Сколько они заплатили, я не знаю, но она до ареста имела заболевания свойственные ее возрасту, она 58-го года. Но потом ее из СИЗО отправили в ущелье (по всей видимости Смирновское, где находится областная больница). У нее был отдельный номер, к ней приставили охранника. Потом ее выпустили под домашний арест. Эта телефонная прослушка приобщена к материалам дела. Но полиция сделала очень хитрый финт ушами: прослушка была приобщена, но ей не дали оценку, потому что там какие-то были нарушения (при этом, в предоставленных материалах дела есть санкция суда на прослушивание переговоров). И мы пытались эту прослушку вытащить. Если вы не заявили и не исследовали этим материалы, то нельзя ими оперировать (судя по всему речь о том, что следствие и прокуратура попросту не включили их в число доказательств). Они приобщили ее к материалам дела в самый последний момент, когда уже нельзя было сделать экспертизу прослушки. Но судья должен был дать оценку этому материалу, и если там есть признаки нового уголовного дела, завести отдельное дело. В суде мы заявляли, что там у нас есть элемент взятки. Судья говорит: я не могу опираться на это, потому что это выходит за пределы обвинения», – рассказал он.
По словам дольщика, она давно поставил в курс дела правительство Саратовской области.
Мы ходили на прием к зампреду правительства Александру Буренину месяца два назад, мы отдали ему копии расшифровки прослушки. Я ему распечатал, что все это рассекречено, что все это находится в таком-то томе дела. Он сказал, это о чем? Я говорю, это факт того, что ваши товарищи не так чисты, как вы думаете. А он сказал: это законно?
Надо добавить, что даже если речь шла о главвраче областной больницы и нынешнем министре, само по себе намерение третьих лиц дать Шульдякову взятку еще не означает что она была в реальности предложена и им принята. Однако положительный для мошенницы Рахмановой результат обследования и отмеченное потерпевшими нежелание следствия акцентировать внимание на этом конкретном эпизоде прослушки, подозрения усиливают. С чисто юридической точки зрения, взятка, если и имела место, останется недоказуемой без показаний непосредственных участников сговора. А вот с точки этической и политической, есть о чем подумать.

Меньше ущерб – больше сроки
Вкратце история этого жилищного кооператива такова. Его учредитель Наталья Рахманова 10 лет собирала взносы с инвесторов, для строительства жилого дома на улице Чернышевской возле горпарка – между 3-м Дегтярным и 4-м Волжским проездами. Всего должно было быть 328 квартир – всех их удалось продать вперед. Однако в итоге было выстроено всего несколько этажей одной секции из трех. В уголовном деле указано 274 пострадавших с ущербом 261 миллион рублей. Однако первоначальные дольщики считают, что реально пострадавших всего 160 человек. Остальные якобы фиктивные соинвесторы, а также посредники, сами перепродававшие квартиры. Между ними шла борьба в арбитражном суде. Сама же Рахманова по подозрению в мошенничестве в крупном размере и злоупотреблении полномочиями была арестована летом 2014 года. Октябрьский районный суд приговорил ее к шести годам заключения, после чего, рассматривая апелляцию гособвинителя Андрея Склемина, областная инстанция приняла странное решение. Снизив ущерб до 180 миллионов и одновременно добавив к сроку экс-председательницы кооператива еще три года. При этом, вопреки требованиям пострадавших, людей которые самым активным образом участвовали в махинациях вокруг ЖСК, суд не посчитал нужным привлекать к ответственности. В противном случае он должен был отправить дело на доследование. Правительство региона надеется, что дом будет достроен с привлечением новых инвесторов, однако откуда взять деньги непонятно – все квартиры уже проданы. Главная ценность кооператива – арендованный земельный участок, большая часть которого не была затронута стройкой.
Сейчас приговор состоялся. Но те люди, которые фигурировали, физически против них невозможно возбудить уголовное дело, – рассказывает дольщик Олег Аверин. - Потому что судья не увидел преступлений. Я покупал по ипотеке в 2007 году. У нас получилась такая категория – она сначала продавала за реальные деньги, там у нас получилось 24-22 тысячи рублей за метр. Изначально схема заключается в чем? Выделить землю, сделать маленький проект не на весь участок, завлечь дольщиков, в кооператив никого не включать, потому что член кооператива имеет право контролировать расходы организации. Мы получаемся инвесторами. А потом она поняла, что у нее ничего не получается и пошла на всю катушку. Заключила договоры долевого участия со «своими» лицами по малой цене, а они уже перепродали их по завышенной. Человек покупает квартиру, которая стоит 250 тысяч по договору, но платит миллион, а разницу она забирает себе. Потом, когда наступает момент банкротства, эти все договора переуступает своей фирме, а при банкротстве ЖСК вторая компания торгует и всем вешает лапшу на уши. Когда у нее (Рахмановой) ситуация стала очень плохая, она все что было раскидала на своих родственников. На своего сына. Сын потом уступил все это своим же близким знакомым. Переуступил по ипотеке.
По информации источника близкого к ЖСК, Наталья Рахманова, учредив кооператив, сделала проект и привлекла в качестве одного из основных дольщиков некую строительную фирму, которой за проведение работ отдала определенное количество будущих квартир. Речь идет об ООО «Мегастрой», которому, по версии следствия, Рахманова приписала выполнение несуществующих работ более чем на 42 миллиона, а в обмен оформила на него 60 будущих квартир. Как выяснилось, эта компания была учреждена самой Рахмановой и первоначально называлась «Мое отечество» как и одноименный фонд поддержки ветеранов-афганцев, к которому эта женщина также имеет прямое отношение. Именно о «Мегастрое» говорит Аверин, как о компании, которая «вешает на уши лапшу». На следующий день после банкротства ЖСК был заключен договор на передачу «Мегастрою» доли в будущем доме. Арбитражный суд признал ничтожным передачу всех квартир, кроме 25-ти. Поскольку «Мегастрой» сейчас тоже обанкрочен, суд не может вынести заведомо неисполнимый акт, обязав его оплатить эти доли.

«Рахманова отписывала, а они шли, кидали дальше»
По версии защиты, оставшуюся часть квартир, которые являлись долями в строительстве, Рахманова начала продавать физическим лицам. Деньги, якобы, она получала в кассу. Кроме физических лиц-граждан, доли на нулевом цикле за смешные деньги приобретали риэлторы и другие посредники, потом их перепродав. Разницу между ценой за которую Рахманова продавала квартиры посредникам, и ценой за которую они продали их обманутым клиентам, вменили ей в виде причиненного ущерба. Хотя с конечными покупателями она дела не имела. К слову, в тот же ущерб почему-то включены суммы действительно потраченные на строительство.
Сами же риэлторы стали потерпевшими по делу, а полученные ими средства – неотчуждаемыми, арест с них был снят. Параллельно Арбитражный суд ведет банкротство ЖСК «Капитель-2002» по поданному несколько лет назад заявлению энгельсского застройщика ООО «Строй-Сервис-2». На тот момент компания принадлежала довольно известному энгельсскому предпринимателю Владимиру Кремневу, в прошлом году была продана или, по крайней мере, переоформлена на другого человека – Антона Муляша.
На самом деле, кооператив был признан несостоятельным еще в 2011 году, потом банкротство прекращалось по мировому соглашению. Затем вновь введена процедура банкротства. С тех пор идет чехарда арбитражных управляющих. По мнению нашего осведомленного источника, теперь, если Рахманова признана мошенницей, то сделки которые она заключила – ничтожны и конкурсный управляющий это докажет и возложит выплаты на нее, сняв их с ЖСК. Тем самым дольщики не получат ничего. Их вовсе не будет, так как договоры с ними потеряют силу. Все гражданские иски по возмещению ущерба Октябрьским районным судом на данный момент не удовлетворены. Однако Рахманова сама не сможет компенсировать ни рубля. Она по возрасту пенсионер и работать в колонии ей нельзя.

Для дольщиков эта ситуация выглядит немного иначе.
Из этого приговора получается, все кто участвовал в переуступках они получили индульгенции, все кто попался на переуступке. У нас есть товарищ из колхоза, который отдал миллион восемьсот, купил право потребовать 250. Его развели на 800 тысяч рублей. Миллион у него тупо увели и теперь он даже не может завести уголовку на переуступщика. Потому что этот переуступщик по материалам уголовного дела – потерпевший. На пять миллионов рублей. Он находил желающего, с ним заключал договор. 250 они отстегивали, себе забирали эту сумму. И этот товарищ, я посчитал, он заработал на этом около 8 миллионов. Рахманова им всем доли отписывала, а они уже шли кидали дальше. Она эта девушка очень жадная, алчная. У нее было несколько фирм, в том числе специализирущаяся на торговле жильем. Она туда скидывала квартиры, а потом их перепродавали. Из этого приговора получается, что порядка 100 человек не могут оспорить договор, так как те у кого они покупали – потерпевшие. Их имущество нельзя арестовывать, – говорит Аверин.
При этом дольщики все же утверждают, что существенная часть пресловутой разницы от переуступок оседала в карманах самой Рахмановой – через тот же «Мегастрой», а также на счетаз некоей риэлторской компании «Альянс». В суде многие потерпевшие, купившие будущие квартиры «с рук», сказали, что обращались по объявлению именно туда.

Кроме того, представитель обманутых дольщиков «Капители» считает что за кооперативом и той плачевной ситуацией в которой оказались его многочисленные мелкие соинвесторы, могут стоять застройщики имеющие серьезный политический вес. Аверин намекает, что Рахманова, по его мнению, не являлась конечным бенефициаром схемы, либо пользовалась выоским покровительством вначале своего предприятия:
«Ее окружение ее сперва защищало. А потом все от нее отошли и она оказалась одна. Строительное лобби там скорее всего – Писной и господин Курихин (по видимому речь идет о депутатах областной думы Леониде Писном и Сергее Курихине, крупных застройщиках). Они захотели видимо ее кинуть. Почему я так думаю? Юрист который у нас в этом деле участвует – Шалаков Андрей Сергеевич скорее всего – я поглядел по судебным делам – участвовал по судам на стороне Писного. Это юристы, как я понимаю, которые специализируются именно на этом деле. Они заходят в кооператив.. .он сперва ее посадил на бабки, дал ей лично миллиона два, а может быть и три. Она ему отписала 38 квартир, потому что не смогла отдать. Часть из них он переуступил людям, а часть из них он предъявил как ущерб в 50 миллионов, и с этими 50 миллионами пошел банкротить дочерние организации. Понимаете, такая схема. И посмотрел где он участвовал, это «Гермес-97» , «Восток» по моему ЖСК, это на Блинова. И он везде выступал как третья сторона, не заявляющая собственных требований. Мы с ним пообщались, он предлагает начать строительство. Ну, знаете как? Подоить дольщиков еще, а потом тупо всех их кинуть».
Опять же, в уголовном деле, насколько можно судить, нет никаких следов причастности депутатов. Поэтому эта версия остается лишь мнением дольщиков, и пока, надо сказать, достаточно слабо аргументированным. Упомянутый же юрист Шалаков мог действовать как самостоятельно, так и нет, а правовую оценку его операциям может дать только суд.

Компания старых друзей
По словам Аверина, на него по собственной инициативе выходил Леонид Писной, предложивший продолжить строительство при условии сбора дополнительных средств с дольщиков. Кроме того, контакт с инициативной группой якобы искал представитель принадлежащей Сергею Курихину компании «Сарград».
Он (Писной) сказал: «Я могу их всех выкинуть, дольщиков». У нас дом три очереди – на одну очередь документация есть, на другие нет. Он говорил, что можно избавиться от тех дольщиков, которые приобрели во второй и третий очереди. Это было года два назад. Но у нас все плохо, потому что на землю кто-то положил глаз, – говорит мой собеседник.
Любопытно, что по заявлению источника близкого к адвокатам осужденной мошенницы Рахмановой, возбудить уголовное дело против председателя «Капители», еще работая в областном правительстве требовал Дмитрий Федотов – глава минстроя и зампред. Позже он перешел на работу в мэрию, а в сентябре 2015 года внезапно стал директором компании «Саратовоблжилстрой», принадлежащей Леониду Писному. Полиция тогда, по словам моего собеседника, около 10 раз отказывалась возбуждать дело, однако материал возвращали следствию по поручению бывшего зампрокурора Саратовской области Вячеслава Симшина. Дополнительным звеном в цепочку совпадений можно включить то, что теперешний министр Шульдяков много лет водит близкую дружбу с уже упомянутым депутатом-застройщиком Курихиным. Недавно, выступая в суде, где Курихин проходит потерпевшим от якобы клеветы, последний сам подтвердил это, назвав министра здравоохранения своим товарищем. Неизвестно насколько такому откровению будет рад сам Шульдякв

Бывший замминистра инвестиционной политики Саратовской области, а ныне юрист-правозащитница Гелена Алексеева видит подвох в истории “Капители”. После общения с адвокатами осужденной она в своем мнении укрепилась.
На дело Натальи Рахмановой я обратила внимание, когда в СМИ появилась новость об усилении наказания, аж на целых 3 года к назначенным шести…Когда я сама пережила добавку в полтора года и совершенно четко знаю, кто и за что мне ее «заказал», – рассказывает она. - Посмотрев тот минимум информации, который был в СМИ, я посчитала нужным ознакомится с материалами арбитражного судопроизводства по банкротству этой самой Капители. И у меня не осталось никаких сомнений, что длительная посадка Рахмановой нужна исключительно для «правильного» банкротства в интересах «нужных» людей. Ведь, когда Рахманова признана уголовным судом мошенницей, все сделки заключенные ей, в течение ближайших лет будут признаны арбитражным управляющим ничтожными, ущерб возложен на нее, как на причинителя и дольщиков никаких не будет. Все эти граждане – потерпевшие будут взыскивать непосредственно с нее, она будет девять лет сидеть, а через какое-то время все вообще забудут про этот самый “Капитель” . После разговора с адвокатом, мои мысли в общем то подтвердились: Рахмановой вменили все, что когда – либо было получено в кассу кооператива, забыв при этом исключить расходы этого самого “Капителя”. Мы же видели в СМИ, что дом построен до восьмого этажа? Эти расходы кто нес? Кроме всего прочего, Рахмановой вменили даже тех дольщиков, которые приобретали доли не в ЖСК, а обычных перекупов, посчитав, что этим товарищам Рахманова причинила материальный ущерб. Более подробно, комментировать судебные решения будет возможно, когда они появятся на сайте суда, а пока я могу с уверенностью, предсказать, что ожидает эту немолодую и, как говорят, не очень здоровую женщину в ближайшие шесть лет: Мордовия, отсутствие тепла, еды, элементарных бытовых условий, отсутствие воды, постоянные унижения и издевательства, много смерти вокруг, дураки и пьяницы… поможет ли это тем потерпевшим, которых установил суд? На мой взгляд, очень вряд ли! – считает Алексеева.

Конверт для господина Шульдякова Конверт для господина Шульдякова Конверт для господина Шульдякова
Конверт для господина Шульдякова Конверт для господина Шульдякова Конверт для господина Шульдякова

Источник: https://www.om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/14-june-2017-i49863-konvert-dlya-gospodina-shuldya