КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что не стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Вера Шулькова: “Федеральные банки отвечали про структуры Курихина – мы с бандитами иметь дело не хотим”



Вера Шулькова: “Федеральные банки отвечали про структуры Курихина – мы с бандитами иметь дело не хотим”

На очередном заседании суда по обвинению журналиста “Общественного мнения” Сергея Вилкова в клевете на депутата Саратовской областной думы от партии “Единая Россия” Сергея Курихина дала показания предпринимательница, финансовый директор компании “Партнеры” Вера Шулькова. Шулькова, в частности рассказала суду, что ее отец ранее работавший в контрразведке и ФСБ, а в последние годы бывший главой службы безопасности местного филиала компании ТНK-BP, лично имел отношение к оперативным разработкам “Парковской” преступной группировки, в которую по ее словам и входил нынешний депутат. Кроме того, как заявила Шулькова, она как финансовый аналитик, имела доступ к внутренним документам служб безопасности нескольких федеральных банков, в которых Курихина якобы называли бандитом, а с его структурами не рекомендовалось сотрудничать.
Напомним, центральным пунктом обвинений в адрес Вилкова стало то, что 16 февраля 2015 года он опубликовал в Фейсбуке документы которые он считает оперативными справками, где Курихин назван одним из лидеров саратовской ОПГ “Парковские” по кличке “Мелкий”. В выложенных Вилковым бумагах, напомним, также говорится о том, что Курихин якобы в 90-е годы был причастен к наркобизнесу, убийствам, вымогательствам и рэкету. На прошлом заседании о достоверности этих бумаг заявил свидетель – бывший сотрудник РУБОП Алексей Мурзов. Кроме того,журналисту вменяется публичное высказывание подозрений о причастности Сергея Курихина к организации его избиения, произошедшего за месяц до пресловутого поста в соцсетях – 13 января.

Мой папа – кадровый офицер контрразведки госбезопасности, который позже был переведен в территориальный отдел ФСБ, – рассказала Вера Шулькова, отвечая на вопрос об источниках ее осведомленности насчет якобы криминального прошлого Курихина, - В частности он занимался преступностью. Я могу предоставить документы моего отца, я их принесла сюда. Отец по переводу сюда занимался в том числе пресечением хищений оружия. Он в частности неоднократно говорил мне, что есть некий депутат, который принадлежит к этой группировке. Непосредственно депутат Курихин. Группировка “Парковские”. Я могу представить суду записи из его ежедневника, где четко говорится, что Курихин является членом ОПГ по кличке “Мелкий”. Я хотела бы, чтобы это осталось здесь. Потому что тут на этой странице есть еще информация о причастности к убийствам других людей, чья вина не была доказана. В отношении Курихина много раз звучал вопрос – почему же все-таки его не привлекли к ответственности. На что мой отец, ныне покойный, говорил: из-за попустительства, из-за халатности руководителей отдельных силовых структур. Он указывал конкретно прокуратуру Октябрьского района, на тот период времени ее возглавлял Чечин и, соответственно, от попустительства его коллег из Следственного комитета и из полиции. Отец неоднократно говорил, что если бы не полиция, Сергей Георгиевич вообще не имел бы никакого продвижения. Плюс умение Сергея Георгиевича Курихина договариваться с отдельными гражданами. Я могу представить в суде эту запись (ежедневник отца, – “ОМ”) и его удостоверение офицера ФСБ. И могу представить трудовую книжку. До конца своей жизни в 2009 году он занимался деятельностью связанной с предотвращением попадания во власть тех, кто ее так или иначе использует (…) Источниками были также внутренние документы, которые я получала как финансовый эксперт в порядке аналитических записок от служб безопасности федеральных банков. А именно: “Петрокоммерца”, “Райфайзенбанка”, “Сбербанка”, “Альфа-банка”, где непосредственно звучали ответы, что структуры связанные с Сергеем Георгиевичем Курихиным мы не будем рассматривать ни на финансирование, ни на инвестиции. И четко была формулировка – мы с бандитами иметь дело не хотим. Также могу добавить, что информация о принадлежности Курихина к “Парковским” многократно звучала во время моего общения с сотрудниками РУБОПа, которые говорили, что это было в базах данных, которые перешли к федеральным структурам. Они рассказывали, как проводили в 90-е годы оперативные работы, лично знали Сергея Курихина, и удивлялись почему он до сих пор не привлечен к уголовной ответственности. Более того, все высказывали сожаление … Я прошу прощения, Ваша честь, сразу скажу, что речь идет не о тех сотрудниках РУБОП, которые давали показания здесь, в мировом суде. Это другие люди. И я надеюсь, что после моего выступления в суде они пойдут и будут давать показания в части того, что совершил Сергей Георгиевич начиная с 90-х годов. Например. Была тогда история с моей близкой подругой. Буквально за четыре дня она оказалась без ничего – без квартиры, без машин . Она жила у меня на квартире. Сейчас она уехала за границу. У меня есть еще один пример человека, который вынужден был выехать за границу. И сказал – хорошо, что я еще жив остался. И все это было с 90-х годов. Источник этого не журналист Вилков, а люди, которые получили от этого человека определенные негативные последствия. Кроме того, я неоднократно сталкивалась с сотрудниками УВД, ФСО, ФСБ, которые имеют информацию в отношении данного лица. Когда я писала обращения в инстанции, мне четко говорили кто и что его закрывает. И почему он до сих пор на свободе, – заметила Шулькова.

Возвращаясь к информации, полученной от своего отца, свидетель добавила:

Отец занимался оперативными разработками, в том числе в них присутствовал депутат Курихин. Как только я после развода поменяла свою фамилию обратно на фамилию отца, на меня и мою семью со стороны структур Сергея Георгиевича обрушились попытки привлечь к уголовной ответственности. И это еще раз подтверждает информацию, которую передавали папины коллеги. Я поясню, Ваша честь. После смерти отца, на похоронах было больше 300 человек. Были люди из федеральных структур. У меня попросили все бумаги отца и акт вскрытия. Я им все передавала. Это было связано с той деятельностью, которая происходит в регионе (…) Мой отец имел очень высокий доступ к секретности. Он был пожизненно невыездной. Он имел доступ к базам данных не только территориальных органов, но и военных органов контрразведки. Поэтому, я предположу, что он имел оперативные данные и мог отвечать за свои поступки. Что касается, того, имеется ли информация которую я знаю… о тех людях которые вынужден были покинуть страну, кто-то у меня жил. Я могу сказать, что отец не распространялся. И я узнала о том, что отец им помогал, и что это был Курихин, уже после его смерти, когда приехали эти люди из-за границы. Приехали эти люди, очень внимательно следили что происходит с моим уголовным делом (напомним, Шулькова дважды обвинялась в клевете на Сергея Курихина, оба раза суд признавал дела заведенными незаконно, – “ОМ”). Однозначно говорили: Вера, если это будет, мы в суд приедем все и мы скажем что Курихин действительно преступник. И что он избежал уголовной ответственности из-за попустительства Следственного комитета, руководителя Никитина, руководителя главного управления МВД по Саратовской области. Однозначно, все люди которые пострадали и остались без всего… (суд прерывает).

Далее Вера Шулькова рассказала почему, по ее мнению, Сергей Курихин не привлечен к уголовной ответственности.
По вопросу непосредственно деятельности депутата Курихина и аффилированных с ним структур, только я обращалась 15 раз. И мои заявления не регистрировались. Я знаю таких же предпринимателей, которые только после меня начали обращаться в правоохранительные органы. К счастью, они поняли, что в Саратове сделать это нереально. Я знаю пофамильно всех людей, которые писали заявления на Никитина, которые писали заявления на прокурора Степанова, писали на господина Аренина. Эти заявления ни одно не удовлетворено. Оно даже не зарегистрировано. Я специально принесла в суд документы, где мне отказано в регистрации заявления о преступлении. И я написала в ФСБ и в Приволжский округ о грубейших фактах, вопиющих. Мое заявление, которое было связано с этой деятельности не зарегистрировали, а наоборот, в отсутствие состава, было возбуждено уголовное дело на меня (Вера Шулькова обвинялась в клевете на Курихина из-за направленного в СКР конфиденциального обращения , – “ОМ”). Если у нас Следственный комитет начнет просто элементарно регистрировать обращения и заявления о преступлениях, повалиться шквал этих заявлений. (…) Почему нет судебных решений (по Курихину, – “ОМ”) надо задавать вопрос руководителю Следственного комитета региона Никитину Николаю Владимировичу, – пояснила свидетель Шулькова.

По итогам выступления свидетеля, суд отказался обозревать принесенные ей документы, включая записные книжки ее отца. На фото: удостоверение сотрудника ФСБ, принадлежавшее отцу Веры Шульковой.

Вера Шулькова: “Федеральные банки отвечали про структуры Курихина – мы с бандитами иметь дело не хотим”

Источник: https://om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/01-august-2017-i51522-vera-shulkova-“federalnye-ba