КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Лжесвидетели из Петровска



Лжесвидетели из Петровска

Предыдущая статья “Петровские гонения: месть помощника прокурора не знала границ” имеет продолжение.

Редакция получила письмо от главной героини этой истории и главной потерпевшей, Корушновой Е.Н. В этом письме изложены новые подробности правового беспредела, совершенного по отношении к ней, к педагогу с 27-летним стажем, награжденной Почетной Грамотой Министерства образования Саратовской области и внесенной в Энциклопедию Саратовского Просвещения “Лучшие люди Губернии – XXI век”.

Коршунова пишет, что стала жертвой лжесвидетелей. Показания лжесвидетелей легли в основу обвинения, а дальше- суд. Карательная машина правового беспредела сработала без сбоев, и в результате- человек уничтожен.

Уверены, что дальнейшим продолжением этой истории станет другой суд: восстановление незаконно уволенного педагога, выплата всех компенсаций, включая и моральный ущерб.
Ну, а лжесвидетели, если, конечно, в Петровске все-таки есть хотя бы какое-то подобие Закона, должны будут понести уголовную ответственность по статье 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний.

Вот что пишет в редакцию Коршунова Е.Н.

С 1997 года я, Коршунова Е.Н., работала заместителем директора по УВР и педагогом дополнительного образования в учреждении дополнительного образования, с 2010 г. переименованного в “Детско-юношеский центр”. В 2015 г. с бывшим директором был расторгнут договор и меня назначили приказом управления образования исполнять обязанности временно отсутствующего директора без освобождения от основной работы, определенной трудовым договором.

Таким образом, я продолжала выполнять работу заместителя директора, о чем свидетельствуют табель учета рабочего времени, платежно-расчетные ведомости и показания свидетеля Смирновой Т.А. при допросе у следователя: “…указанные денежные средства в сумме (…), начисленные Коршуновой Е.Н. как заместителю руководителя по учебно-воспитательной работе, которым та являлась в момент исполнения обязанностей директора”. При этом, доплату за исполнение обязанностей директора я не получала.

При поручении выполнять дополнительную работу по должности руководителя, должно быть определено, какими полномочиями обладает работник. Меня с должностными обязанностями директора не знакомили. Хотя свидетель Медведева Г.И., давая лжепоказания утверждает, что я действовала на основании должностной инструкции руководителя, с которой меня ознакомила Макаренкова Е.С., работавшая в то время специалистом по кадрам МКУ “Методико-правовой центр”. И даже, со слов того самого свидетеля, я была ознакомлена с Положением о премировании руководителей, утвержденным приказом управления образования в 2013 г. Вот только не уточнила, кто меня с ним ознакомил.

Макаренкова пошла дальше в лжепоказаниях. И оказывается, что она мне выдала даже копию этой инструкции на руки, но по каким-то непонятным причинам, я поставила подпись ознакомления только в приказе, а в инструкции не расписалась. Чудеса?! Я бы может самостоятельно могла ее изучить, но это невозможно, т.к. “Должностная инструкция руководителя” находится у специалиста по кадрам в управлении образования. Но по свидетельским показаниям Макаренковой Е.С. моя власть не знала границ.

Показания Макаренковой Е.С. взяты из Обвинительного заключения: “…Тем самым Коршунова Е.Н., исполняя обязанности директора МБОУ ДОД “ДЮЦ” г.Петровска и МБУ ДО “ДЮЦ” г.Петровска, выполняла организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции. В тот период времени в ее должностные обязанности входило оформление, прием и увольнение руководителей образовательных учреждений, работников методико-правового центра, ведение кадрового делопроизводства”. Не правда ли – безграничное правление?!

Давая показания, работники управления образования утверждают, что я относилась к категории руководителей. Кто был моим работодателем и руководителем на тот момент? Если Медведева Г.И., то почему со мной не заключали трудовой договор или дополнительное соглашение, не формировали мое личное дело, как на всех руководителей образовательных организаций, не знакомили с должностной инструкцией?

Потому что я оставалась работником, а именно заместителем директора по УВР и педагогом дополнительного образования “ДЮЦ” г.Петровска, исполняя обязанности временно отсутствующего директора без освобождения от основной работы.

В период моей работы за руководителя пришлось потрать много личных денежных средств:

- оплатить штрафы в соответствии с предписаниями Госпожнадзора и Роспотребнадзора (20000 руб), устранить выявленные нарушения: приобретение и установка огнеупорного пожарного ящика, средств гигиены;
- провести мероприятия в соответствии с предписанием Министерства образования Саратовской области, а именно прохождение медосмора работниками учреждения за счет средств работодателя (сумма составила около 13000 руб.)

28 августа 2017 г. мне выдали Обвинительное заключение.

Меня обвиняют в том, что я, действуя из корыстных побуждений, с целью хищения в форме присвоения из фонды оплата труда работников МБУ ДО “ДЮЦ” г.Петровска вверенных мне денежных средств, принадлежащих администрации Петровского муниципального района, используя свое служебное положение, поощрила сама себя, выписав себе премию в размере 13000 руб.

У нас нет своей бухгалтерии. Организация заключает договор с централизованной бухгалтерией, работники которой выполняют все денежные операции.
Могла ли я сама без разрешения высшестоящего начальника Медведевой Г.И. выписать себе премию? Конечно же, нет. После того, как я рассказала ей о своих тратах в пользу организации, она сказала: “Выпиши себе премию”. Сумму не назвала. Позже позвонили из централизованной бухгалтерии и назвали сумму.

С 2011 года заместителям директора нашей организации (мне и Кудлаевой Т.В.) не разрешали выписывать премии. Экономисты строго следили за тем, что премиальные выплаты должны быть распределены только педагогическим работникам, т.к. существовала отчетность о средней заработной платы педагогов в учреждениях дополнительного образования. А в этот раз пропустили приказ о премировании с моей фамилией.
Вину признаю в том, что в приказе о премировании работников в том числе и себя, указала не должность по основной деятельности, определенной трудовым договором, т.е. “заместитель директора по УВР” , а как исполняющая обязанности директора. В графе “должность” Приказа о премировании работников ошибочно было прописано “И.О.”. Но следователь сказал, что я не имею право на ошибку. В моей ситуации не учитывается человеческий фактор.

Сложилось мнение, что могут ошибаться все, кроме меня. Судья Романова в приговоре вместо фамилии Щербакова, записывает Мещерякова. Заместитель прокурора Панкин А.Н. (“по незнанию”?) подает гражданский иск не в ТОТ суд, а затем сам ходатайствует о направлении материалов дела в Мировой суд. Следователь Четвериков А.Е. несколько раз переписывал протоколы, указывая в них, что я – пенсионерка и мужского пола. Смешно? Но ИМ можно допускать такие ляпы. Мои же ошибки – это уголовные дела по тяжким статьям.

Так как я являлась не только временным руководителем, но и работником данного учреждения – заместителем директора по УВР и педагогом дополнительного образования (именно эти должности закреплены в трудовом договоре), то имела права издавать приказы в отношении самой себя. На это указывается в письме Федеральной службы по труду и занятости от 11.03.2009 №1143-ТЗ.

В расчетно-платежной ведомости мне была выписана премия как заместителю директора по УВР. Ведомость составляется на основании Приказа руководителя учреждения и сдается на проверку в Централизованную бухгалтерию. Почему пропустили данный приказ с ошибкой мне не понятно, т.к. в бухгалтерии отслеживают правильность и достоверность изданных приказов. По каким причинам свидетели – работники бухгалтерии отрицают данный факт мне не понятно. Ведь все операции с денежными средствами контролируются экономистами и расчетчицами. Более того, сумму премиальных выплат руководители не могут знать. Эту сумму в конце месяца называют работники централизованной бухгалтерии.

В декабре 2015 года после того, как приказ о премировании работников “ДЮЦ” г.Петровска был отдан Смирновой Т.А., она перезвонила и попросила издать еще один приказ о премировании Лаушкиной О.Ю. за другим номером и числом. Так в декабре 2015 г. было издано два приказа о выплате премий. И это сделано по требованию работников бухгалтерии.

Показания свидетелей Авериной С.В. и Ермолаевой О.А. подтверждают эти факты. Из свидетельских показаний: “…сведения по премированию работников идут из бухгалтерии”, “проверку приказов Коршуновой о премировании работников ДЮЦа должен был осуществлять соответствующий сотрудник из экономического отдела МКУ “ЦБ МОУ Петровского района”, “общие размеры денежных средств, полагавшихся на выплату премий, озвучивались экономическим отделом…”.

Но, по каким-то не понятным причинам, сами работники централизованной бухгалтерии не знают, кто же все-таки из них отвечает за данный вопрос. Следователь же, счел, что показания данных свидетелей не содержат сведений, указывающие на какие-либо смягчающие обстоятельства. Вина моя доказана и точка!!!”

(Продолжение следует)

Источник: http://www.rsar.ru/index.php/novosti/item/1140-lzhesvideteli-iz-petrovska