КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Об играх в политику



Где-то с весны 2012 года на всей территории Саратовской области был объявлен “режим тишины”. Нет, конечно, Саратовская область – это не подводная лодка, на которой объявляется подобный режим, когда субмарина пытается затаиться от прослушивающего воды противолодочного корабля, но что-то общее между ними есть. “Режим  тишины”  был объявлен исключительно ради одной персоны –  назначенного в апреле 2012 года губернатором Валерия Радаева. Валерию Васильевичу велено было активно помогать и не в коем случае не мешать. Вокруг новоиспеченного главы региона создавалась стерильная среда. В недрах  этой среды со временем должен был созреть не только твердокаменный хозяйственник (им Валерий Васильевич был искони), но и уверенный в себе политический игрок

Рекомендуем Валерию Васильевичу внимательно изучить эту схему и найти в ней свое место
Рекомендуем Валерию Васильевичу внимательно изучить эту схему и найти в ней свое место

Прекращались межклановые войны. Особо активные оппозиционеры и их продюсеры должны были “навеки умолкнуть”. Те, кто на дух не принимал “режима тишины” должны были покинуть пределы губернии. Лицам с “туманным прошлым” велено было  затаиться и не под каким предлогом не совать свой нос в политику.

Целый ряд СМИ, которые, сразу после назначения Радаева губернатором сменили “тропу войны”, на которую они вышли, ведя войну против его предшественника – Павла Ипатова –   на “тропу лояльности”, формируя всю ту же стерильную среду для нового губернатора. Правда, это их не спасло. Издания, которые могли “замутить” стерильную среду были закрыты.

Приблизительно через год-два “режим тишины” достиг своей цели. На политическом поле Саратовской области установился кладбищенский покой. У Радаева не было ни соперников, ни врагов, ни системных, ни внесистемных оппозиционеров, а те, кто успел удержаться, вели арьергардные бои в ранге изгоев-маргиналов. Вести с этого фронта не поступали, потому, что вести бои на “политическом кладбище” могли только безумцы.

Наряду с частными структурами стерилизации подверглись и общественные институты. Так, Саратовская областная дума, под предводительством ее спикера Владимира Капкаева, очень быстро утратила признаки парламента, превратившись в клуб по интересам для разного рода лоббистов и решал. Региональный парламент перестал отвечать своему назначению, а депутаты, вместо плодотворного законотворчества на благо региона принялись проводить культурно-массовые мероприятиях, дарить детям книжки и воздушные шарики, резать красные ленточки и неустанно поздравлять всех подряд с разного рода праздниками и юбилеями.

Не в стерильных условиях, а в условиях непрерывной конкуренции
Не в стерильных условиях, а в условиях непрерывной конкуренции

Областная Дума самоустранилась от участия в жизни региона. Распределение и перераспределение бюджета – вот чем она занималась в течение всех пяти лет своего жалкого существования.

Это было сделано для того, чтобы не создавать каких-либо препятствий для формирования характера нового губернатора. В этих целях областная дума соглашалась со всеми инициативами нового губернатора, а его отчеты об успехах Саратовской области всегда принимала на ура.

Зачистке была подвергнута и муниципальная власть, как в Саратове, так и в районах области. В абсолютном большинстве районов губернии были поставлены лояльные губернатору главы. Например, в Энгельсе – Лобанов, в Марксе – Тополь, в Балаково – Чепрасов, далее – везде.

Главным препятствием для включения Саратова в стерильную среду являлся ныне покойный Олег Васильевич Грищенко. Но и он вскоре был “зачищен” вместе с командой.  В роли “чистильщика”  выступил нынешний глава города – Валерий Сараев. В течение года Саратов был им успешно превращен в департамент областного правительства, лишенный права не только самостоятельно решать свои жизненно-важные вопросы, но и иметь собственное мнение вообще.

А вы как думали!
А вы как думали!

Город, из недр которого традиционно выходили на поверхность оппозиционеры, перестал представлять собой угрозу покою Валерия Васильевича. Закрепили такую трансформацию сперва  выборы  депутатов городской думы, список большинства которых возглавлял сам Радаев, а затем и келейные выборы главы города.

Таким образом, как представительная, так и исполнительная власть Саратова перестала быть даже потенциальной угрозой для губернатора. Начиная с осени 2016 года город Саратов перешел в полное распоряжение Валерия Радаева.

В правительстве области тем временем была проведена тотальная зачистка. Любой мало-мальски самостоятельно мыслящий чиновник был первоначально отдален. а затем и выведен за штат регионального правительства. И сегодня это уже не правительство, а группа статистов в ранге министров и зампредов. В большинстве случаев их мнение не имеет значения. Разумеется, что в правительство. функционирующее в таком режиме, т.е. в “режиме тишина”, никто работать идти не хочет. Поэтому Радаев, создавший кабинет министров по своему образу и подобию, столкнулся с колоссальным дефицитом кадров.

Вот и поди, переубеди таких...
Вот и поди, переубеди таких…

Этот дефицит возник не потому, что Саратовская область оскудела талантами, а потому, что  эти таланты никогда не будут работать опричь Радаева хотя бы потому, что им будет предложено стать похожими на Радаева, а для многих талантов такое требование – невыносимо.

Поэтому сегодня в правительстве области нет звезд, сплошные луны, которые могут светить только отраженным светом. Нет-нет, не светом нашего великого земляка. а светом, который проистекает от Валерия Васильевича.

Поскольку в правительстве нет ни звезд,  ни талантов, а работают исключительно статисты-исполнители указаний шефа, то именно шефу и приходится тянуть сани к Северному полюсу в одиночку.

Радаев мелькает на разного рода объектах, дает указания, читает нотации, поучает уму-разуму и, вероятно сам того не понимая, все более начинает походить на  руководителя северокорейского типа, для которого характерна выдача пожеланий. Например, надо еще более прямоугольней изготавливать силикатные кирпичи, двери должны быть деревянными, а пешеходные дорожки – ровными и т.д.

Бабушка, я иду на выборы
Бабушка, я иду на выборы

У нас принято считать, что политик – это такой тип деятеля, который постоянно плетет интриги, устраивает многоходовые ловушки, строит козни и даже не брезгует перетряхивать грязное белье своего соперника. Отсюда и дилетантское определение политики, как грязного дела. Кто считает, что политика – это грязное дело, то на самом деле не представляет себе, что такое политика.

Между тем политика – это не только искусство возможного, это умение договариваться. И не только с противниками, но и, как это не парадоксально. с соратниками. Если с противниками надо уметь договариваться, то соратников и единомышленников надо уметь убеждать. Без политических навыков нельзя научиться ни первому, ни второму.

Примером политика может служить наш земляк – Вячеслав Володин. Его опыт политика позволяет ему договариваться даже с оппозиционерами, ведь это не Валерий Радаев  договаривался с коммунистами, а Вячеслав Володин. Это не Валерий Радаев убеждал строительное лобби в необходимости делиться, а Вячеслав Володин.

Губернатор Радаев не умеет ни убеждать, ни договариваться. Кстати, не он один. Если взять наших видных депутатов ГД, то, не считая Володина,  этим может похвастаться разве что  только Николай Панков, да и то, вероятно, лишь потому, что от звонка до звонка прошел суровую школу Вячеслава Володина.

Ни Ольга Баталина, ни Людмила Бокова, ни Василий Максимов, ни тем более Татьяна Касаева и Михаил Исаев вести какие-либо переговоры с оппозицией не в состоянии. Может быть, потому, что их не учили политике, да и сами они предпочитают себя позиционировать, как  ”офицеры по особым поручениям” в ранге решал.

Если представить себе, что в Саратовской области вдруг возникнет широкое оппозиционное движение, вероятность возникновения которого весьма велика в свете ожидания перемен, то все эти псевдополитики разбегутся, как в августе 1991 года разбежались  члены Саратовского обкома КПСС.

Сегодня многие уже забыли, как  через год после назначения Радаева губернатором летом 2013 года в городе Пугачеве Саратовской области вспыхнул стихийный бунт. Валерий Радаев встретился с бунтовщиками только на третий день, когда накал событий уже пошел на спад, показав всем, что он в критической ситуации не в состоянии договориться. Не обучен.

Когда характер Валерия Васильевича закалялся в стерильной среде, ему было запрещено и самому играть в политику, а значит он был лишен возможности научиться договариваться и убеждать. В таких условиях он мог научиться только исполнять и требовать исполнения. Сам того не понимая он превратился в лицо, которым играют в политику, как пешкой в шахматной партии.  Судьба такой фигуры – печальна, ибо ею можно пожертвовать в любой момент.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=3&ELEMENT_ID=8168