КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Судебная арена



Судебная аренаНедавно в Саратове на реконструкцию закрыли цирк. Публика осталась без клоунов. Но долго горевать не пришлось. Во Фрунзенском районном суде началось рассмотрение уголовного дела в отношении супругов Елисеевых. Присмотревшись к процессу, понимаешь: цирк не закрылся, он просто переехал в судебные застенки.

Фермеров Елисеевых обвиняют в мошенничестве и обещают посадить надолго. Многодетные родители оказались, как они считают, мишенью в мошеннических и подставных схемах, которые могут проворачиваться в правоохранительных органах. Что такие схемы существуют – не секрет, они не раз фигурировали на страницах различных средств массовой информации. Все обстоятельства дела Надежды и Александра Елисеевых указывают, что в Саратове может проворачиваться еще одна крупная афера, которая в очередной раз способна выявить пороки следственно-судебного механизма по переламыванию и перемалыванию человеческих судеб.
Свою деятельность Елисеевы начали в 2011 году, решив стать фермерами. В чем очевидно преуспели – об этом говорят бесстрастные цифры регионального министерства сельского хозяйства, которые показывают, что фермерское хозяйство Надежды и Александра – крупнейший производитель зерна в Энгельсском районе. В прошлом году половина из перечисленных энгельсскими аграриями налогов в казну пришлась на хозяйство Елисеевых. В этом году могло бы быть еще больше, если бы не одно обстоятельство.
Супруги решили сделать свои необъятные поля орошаемыми – полив повышает урожайность в разы. Учитывая, что ИП Елисеева Н.А. принадлежит 40 тысяч гектаров земли на территории Энгельсского района, поступления в казну могли бы быть существенными. Пять дождевальных машин российской марки “Фрегат” у них было. В начале 2013 года они приобрели еще 11 и подали заявку в региональный минсельхоз на возмещение затрат в виде субсидий. Супруги получили из казны 3,6 млн рублей в рамках реализации целевой программы “Развитие мелиорационных систем общего и индивидуального пользования в Саратовской области на 2013 год”. Выбор пал именно на эту марку, поскольку она аграриями проверена. “Фрегаты” выпускали в Советском Союзе, с развалом которого их прекратили производить, но несколько лет назад производство в виде отдельных запчастей наладили в нескольких регионах. То есть, фактически, сейчас можно собрать готовый “Фрегат” из отдельных частей как конструктор “Лего”.
Поставляло машины Елисеевым самарское ООО “Автопром”. В договор на поставку входила сборка и размещение дождевальных машин на полях. В итоге не без проблем, но “Фрегаты” вывели в поля, где они работали и работают до сих пор, значительно повысив, как и прогнозировалось, урожайность зерновых культур.
Летом 2016 года к Елисеевым нагрянула полиция. Сотрудники ОБЭП посчитали, что дождевальные машины Елисеевы не покупали, а сделка была притворной, чтобы получить субсидии из бюджета.
И тут начинается самое интересное. Суд вскрыл факты, которые выставляют правоохранительные органы не в самом лучшем свете, что и позволило адвокатам обвиняемых – Людмиле Николиной и Галине Косьянчук – заподозрить фальсификацию фактов, а впоследствии утвердиться в этой мысли.

А дело вот в чем. Два оперативника УБЭП приехали в хозяйство Елисеевых в поселок Саратовский Энгельсского района, когда фермеры были в отъезде. Согласно протоколу, составленному “убэповцем” по фамилии Степанов, с собой они привезли 80-летнего специалиста по дождевальным установкам Геннадия Евсеева. Тот, опять же согласно протоколу, осмотрел все 20 имеющихся в хозяйстве дождевальных установок и якобы выяснил, что эти машины старые, из чего “опера” сделали вывод, что Елисеевы обманули министерство сельского хозяйства. На протоколе осмотра стоит подпись Евсеева, подтверждающего, что он осмотрел 20 вышеупомянутых установок.
Все бы ничего, но опытные адвокаты Николина и Косьянчук вчитались в текст внимательнее. Их заинтересовал тот факт, что очень пожилой человек осмотрел установки, раскиданные на площади 1350 га, всего за полтора часа. Сделать это физически невозможно даже молодому здоровому человеку, так как осмотр каждой из дождевальной установок с размахом труб около пятисот метров – задача не из легких. Предстоит описать каждую деталь, все ее изъяны, следы ремонта, специфику и так далее. По самым скромным подсчетам на это должно было уйти два дня.
Самое интересное началось в суде. 31 августа 2017 года Геннадия Евсеева доставили туда в качестве свидетеля. И выяснилось странное – он признался, что никаких 20 установок не осматривал! Более того, признался, что показания под протокол диктовал, но протокол подписал не читая. И вообще – делать ему на елисеевских полях было нечего, поскольку его вывезли туда обманом под совершенно иным предлогом.
Он пояснил суду, что работал в сфере мелиорации с 1976 года. В 1988 году возглавил сельскохозяйственный техникум, а в 1997 году вышел на пенсию. Два дня сидел дома, но его попросили помочь Учебному центру в Энгельсе готовить мелиораторов, там Евсеев проработал 10 лет. В июле 2013 года его вызвал директор Учебного центра, который попросил “съездить с ребятами”, осмотреть какие-то “Фрегаты” на предмет, можно ли их отремонтировать.
“Ребятами” оказались те самые сотрудники УБЭП, о чем вскоре Геннадий Андреевич узнал. Фамилию Степанова он запомнил четко. И уже на поле оказалось, что привезли его совсем с другой целью. Ему дали осмотреть какие-то 4 дождевальной установки. На чьем поле они находились – он понятия не имел, но на суде, описывая место осмотра и расположение “Фрегатов”, все поняли – никакого отношения к хозяйству Елисеевых место осмотра не имеет. Расположение машин явно отличается от елисеевского, расстояния не те и так далее. Да и на осматриваемых им машинах, как он пояснит позже в суде, не было никаких бирок с номерами машин и годом их выпуска, что могло бы хоть как-то идентифицировать их. Бесхитростный Евсеев по сути опроверг протокол, который ему подсунули на подпись.
Виденные им “Фрегаты” он описал как ржавые машины, износ которых составлял 50%. Что опять же не вяжется с дождевальными установками четы фермеров, которые исправно работают и по сей день.
- Погнуты трубы, оборваны тросы, изношены колеса почвозацепа”, – перечислил он суду машины, к которым его оперативники подвезли. На вопрос, как он успел за полтора часа объездить необъятные 1350 и осмотреть два десятка установок, пенсионер удивился и заявил, что понятия не имеет, о каких 20 установках идет речь. Да даже те 4 машины он не осматривал целиком – так, дошел до середины установки и решил, что хватит. Никаких свидетелей при этом не было. Еще запомнил пенсионер, что второй оперативник ржавые “Фрегаты” фотографировал. Обратите внимание на этот факт, о нем чуть позже.
Рассказал на суде Евсеев и о том, что к нему домой вскоре после того дня наведался оперативный работник УБЭП, который привез новый вариант протокола. Якобы в старый вкралась ошибка. Старый уставший человек просто подмахнул документ, особенно не вчитываясь в содержание.
Более того, на суде Геннадий Евсеев продемонстрировал незнание современных реалий рынка дождевальных установок, с которыми он имел дело в последний раз очень и очень давно. Экспертом 80-летний мужчина, отдыхающий на пенсии, никак не мог быть назначен, поскольку не имел никакого сертификата, подтверждающего актуальность его знаний. Стоит ли винить его в содеянном? Нет, и ответ однозначен: Евсеев никого не обманывал, не лукавил. Именитого агрария, легенду мелиоративного дела региона могли просто использовать втемную.
А теперь вернемся к фотоснимкам, которые делал второй оперативник, когда троица наведалась к неопознанным неработающим машинам. Их приобщили в качестве доказательств к уголовному делу. А вот тут цирк продолжается.
Дело в том, что в деле Елисеевых есть еще один ключевой фигурант – сертифицированный и опытный оценщик. Андрея Щербина из ООО “Средневолжская оценочная компания” позвали в конце 2013 года, чтобы он произвел оценку купленных ИП Елисеева “Фрегатов”. Щербин на следствии и суде утверждал, что машины, которые он внимательнейшим образом осмотрел, имели износ всего 5%, то есть отработали один сезон и были фактически новыми. Никаких гнутых труб, ржавчины и порванных тросов. Свой осмотр Щербин, как и положено, сопроводил фотосъемкой. Сделанные кадры он передал следователю Фрунзенского следственного отдела СУ СК Денису Федорову.
А потом вдруг выяснилось, что диск Щербина с фотоснимками… потеряли. Лазерный носитель каким-то образом оказался в мусорном ведре. Следователь за основу взял те самые снимки, которые неизвестно где наделал оперативник УБЭП.
Отметим и тот возмутительный факт, что сам Федоров ни разу не был на месте происшествия, ни разу не покинул свое кресло, чтобы убедиться в существовании “Фрегатов” у Елисеевых и что ООО “Автопром” поставило им новые дождевальные машины. Что можно сказать о компетенции такого следователя?
“Мы можем предположить, что имеет место подтасовка и фальсификация фактов со стороны правоохранительных и следственных органов, – считает адвокат Надежды Елисеевой Людмила Николина, – которая продолжилась в зале суда. К примеру, государственный обвинитель Елена Кабышева не огласила в суде явные имеющиеся противоречия. То есть, налицо связь структур. Покрывают друг друга для того, чтобы в лишним раз не были обнародованы перед прессой факты фальсификации”.

Источник: https://om-saratov.ru/chastnoe-mnenie/05-september-2017-i52622-sudebnaya-arena