КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Пора ТИКать



“Гнойный нарыв”, под которым следует подразумевать ту систему организации и проведения выборов, которая сложилась в Саратовской области, наконец-то прорвало! Как только это случилось из образовавшейся “язвы” были выведены на свет божий главы территориальных избирательных комиссий (ТИК), которых всех сразу отправили в отставку. “Нарыв” есть, “язва” – тоже, “стрелочники” – на месте, а вот в чем же они провинились – выяснить так и не удалось. Это как в монологе Геннадия Хазанова “Речь министра МВД”: “Знаем, кто, где, когда, имеем отпечатки пальцев, съемки скрытой камерой,  показания свидетелей, доказать ничего не можем”.

Ну и кто из вас не без греха? Пусть первым бросит в меня камень, т.е. поднимет руку!
Ну и кто из вас не без греха? Пусть первым бросит в меня камень, т.е. поднимет руку!

“Мы провели анализ ТИК области, – сообщил на заседании Избирательной комиссии Саратовской области (ИКСО) ее председатель Павел Точилкин. –  Наибольшее число сообщений о нарушениях зафиксировано на участках в Саратове”. Как это не парадоксально, но эти нарушения, по словам Точилкина, не повлияли на выборы, хотя итоги по Саратову были подведены последними по области. Но. Но! “КОИБы у нас сработали безукоризненно”.

“Несмотря на ту работу, которую мы проводили, – продолжил г-н Точилкин, –  у нас имеются факты несвоевременного ввода протоколов. На территории России выборы проходили в 20 регионах. Саратовская область отчиталась о вводе протоколов не последней, но одной из последних. Выявленные недостатки говорят о ненадлежащей работе и низком качестве профподготовки членов ТИК.

А можно я подам голос?
А можно я подам голос?

В целях обеспечения избирательных прав граждан, учитывая мнение политических партий, избиркомом был подготовлен проект освобождения от должностей глав всех районных избирательных комиссий в Саратове, а также глав комиссий Аркадакского, Перелюбского, Балаковского и Пугачевского районов. Всего 48 УИКов”, – продолжил Павел Точилкин. Так неловко, на грани провала, была обоснована операция “Прикрытие”.

К сожалению, в РФ так и не сформировалось правовое государство. Зато на его месте активно “проросло” “избирательно-правовое государство”. Его главное отличие от правового состоит в том, что  не все равны перед законом, а сам закон применяется выборочно. То есть за невинный пикет с надписью на плакате “Я люблю французских устриц”, можно получить 150 часов общественных работ минимум, а вот за подлог протоколов, их переписку, вброс бюллетеней, что уже само по себе является тяжким преступлением против основ государственной власти и за что в СССР была положена высшая мера, можно отделаться банальной отставкой.

Павел Точилкин анализировал работу ТИК так тщательно, что опереться ему пришлось исключительно на мнение политических партий. Ни одного протокола, составленного сотрудниками полиции, ни одного административного или уголовного дела, ни одного протеста со стороны прокуратуры – только мнения политических партий.

Что вас больше всего беспокоит, Элла Александровна? Да Саратов, Владимир Владимирович! Гм, меня, признаться, он тоже беспокоит
Что вас больше всего беспокоит, Элла Александровна? Да Саратов, Владимир Владимирович! Гм, меня, признаться, он тоже беспокоит

Это дает нам право считать, что правоохранительные органы самоустранились от расследования многочисленных нарушений, выявленных в ходе выборов 10 сентября 2017 года. ГУВД, Прокуратура, Следственный комитет сделали вид, что выборов в Саратовской области либо вообще не было, либо они прошли без единого нарушения.

Если нет ни административного, ни уголовного дела значит некого и привлекать к ответственности. А если некого привлекать к ответственности – нет основания для того, чтобы объявить выборы в Саратовской области несостоявшимися.

Между тем, скандал по поводу работы  системы избирательных комиссий всех уровней на территории Саратовской области был настолько очевидным, что надо было что-то делать, как-то реагировать на недовольство, последовавшего из самой Центральной избирательной комиссии (ЦИК). Если бы оттуда не последовали гневные тирады, то в отставку не были бы отправлены не только главы ТИК, но и  даже главный “козел отпущения”, коим был объявлен бывший глава города Валерий Сараев.

Решение об отставке глав ТИК Точилкин и “члены его команды” могли принять только после отмашки со стороны правоохранительных органов. Вероятно, там дали понять, что ни “административки”, ни “уголовки” не последует, а для того, чтобы спрятать концы в воду и успокоить ЦИК, можно принести в жертву “стрелочников”.

 "Знаем, кто, где, когда, имеем отпечатки пальцев, съемки скрытой камерой,  показания свидетелей, доказать ничего не можем"
“Знаем, кто, где, когда, имеем отпечатки пальцев, съемки скрытой камерой, показания свидетелей, доказать ничего не можем”

А ведь поводов для расследования было более чем достаточно. Например, тот же Павел Точилкин заявил, что у нас имеются факты несвоевременного ввода протоколов. Что это значит? Это значит, что протоколы “где-то гуляли”, с ними “что-то делали”. Почему бы правоохранительным органам не поинтересоваться у глав ТИК, которые “медлили” с вводом протоколов в систему ГАС “Выборы”, почему они это делали? А ведь это “замедление” невозможно объяснить ничем иным, кроме, как манипуляциями с протоколами. Как эти манипуляции не оказали влияния на итоги выборов – уму не постижимо!

Кстати, один из членов ИКСО  - Татьяна Ефремова, – усомнилась в том, что действия комиссии правомерны и что анализом деятельности ТИК должны заниматься прокуратура и следственные органы, а не члены избиркома, но тот же Точилкин дал понять, что правоохранительные органы вмешиваться не будут и что все отдано на откуп ИКСО. Тут же выяснилось, что  ”нарушения на участках описаны общими фразами”, а протоколов выявленных нарушений не существует в природе.

Часть глав ТИК стали возмущаться, заявляя о том, что они “ничего не нарушили” и даже стали грозить судом. Но это, по видимому потому, что следы надо было заметать особенно быстро и наивным тиковцам не успели объяснить, что выбор у них небольшой: или уголовное дело и лет пять тюрьмы или отставка с выплатой всех необходимых в таких случаях выходных пособий.

Это же не наша компетенция! Этим должна заниматься Прокуратура, Следственный комитет!
Это же не наша компетенция! Этим должна заниматься Прокуратура, Следственный комитет!

Возможно, в саратовском филиале министерства выборов и есть принципиальные и честные сотрудники, но вряд ли они пойдут грудью на амбразуру, поскольку, как мы уже отмечали выше, выбор у них небольшой. К тому же, если дело дойдет до суда, им придется раскрыть “всю сеть”, назвать имена, явки, пароли, наконец, назвать имя резидента – что будет иметь для каждого из них очень тяжкие последствия.

Тем более, что сам Павел Точилкин прозрачно намекнул строптивым главам ТИК, что у них есть нарушения, если и не на этих выборах, то на выборах в Госдуму и в Саратовскую городскую думу,  которые состоялись в прошлом году. “Вы хотите это еще услышать?” – задал вопрос глава ИКСО… И поникли стяги избиркомовы.

Под шум отставки глав ТИК, еще глубже в тень отодвинулось “дело Сараева”. А ведь рвение бывшего главы города и его готовность “дать результат любой ценой”, были настолько возмутительными, что докатились до  главы ЦИК РФ Эллы Памфиловой.  Она прямо заявила о необходимости уголовного преследования тех кто допускал нарушения в Саратове.

Из меня сделали козла отпущения...
Из меня сделали козла отпущения…

Терпение председателя ЦИК лопнуло после доклада о ситуации в Саратовской области, где член ЦИК Антон Лопатин указал на наличие крайне серьезных нарушений в городе  Саратове. В областном центре речь шла фактически о подмене подчиненности ТИКов и УИКов вместо областного избиркома, как должно быть, избирательной комиссии муниципального образования и администрации города во главе с Валерием Сараевым.

Почему же правоохранительные органы не выяснили, каким образом Сараев вмешивался в избирательный процесс и нет ли в его действиях состава преступления? Даже простая беседа следователя  с членами ТИК и УИК позволила бы воссоздать картину, когда члены избирательных комиссий были задвинуты, как мебель в угол, а рулить всем процессом стал человек, который не имел на это никакого права?

Однако сказанного уже достаточно, чтобы сделать соответствующие выводы. Саратовская область и Саратов в сфере соблюдения избирательных прав граждан показали полное разложение. Попытки скрыть многочисленные нарушения, которые по действующему законодательству являются уголовно наказуемыми, посредством невинных отставок, самоустранение правоохранительных органов от исполнения своих прямых обязанностей  - выявили наличие глубоких коррупционных связей и нанесли невосполнимый ущерб авторитету государственной власти. В какой-то момент безопасность государства оказалась под серьезной угрозой.

К сожалению, в Саратовской области не нашлось ни одного прокурора, ни одного следователя, ни одного полицейского, ни одного контрразведчика, которые просто исполнили бы свой долг.

Что касается той части членов избирательной комиссии, которые осуществляли операцию “Прикрытие”, то они, судя по всему, потеряли берега, почувствовали собственную безнаказанность и вседозволенность. И, увы, случилось это не на выборах 10 сентября 2017 года. Это было и раньше, и всегда сходило с рук. Вы только почитайте, как запугивает глав ТИК председатель ИКСО! Как он им грозит напоминанием о прошлых грехах и вам сразу станет ясно: разложение, растление, порча  зашли так глубоко, что поставили само понятие государства и права на грань существования…
Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=3&ELEMENT_ID=8441