КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Развал без схождения. Как «замылили» дело о прокурорском ДТП



Расследования дорожно-транспортных происшествий с участием высокопоставленных персон идут у нас, мягко говоря, с большим скрипом, и заканчиваются они, как правило, ничем. Виновников такого рода ЧП призвать к ответу чрезвычайно трудно, а то и вовсе невозможно, сколько бы СМИ и общественность ни предавали подобные факты широкой огласке.

Классический пример такого вялотекущего расследования с нулевым результатом – это резонансное ДТП с участием иномарки дочери прокурора Саратовской области Владимира Степанова, произошедшее летом 2013 года.

Впрочем, у данной истории, помимо ушедших от наказания VIP, есть одна маленькая особенность: единственным, кто понес наказание за случившееся, оказался начальник ГИБДД Саратова Дмитрий Колчин. В 2013 году, после того, как информация об аварии просочилась в саратовские СМИ, у областной прокуратуры вдруг появились претензии к подполковнику полиции Колчину. Причем настолько серьезные, что надзорный орган инициировал в отношении начальника саратовской ГИБДД проверку на предмет коррупционной составляющей. После этого, несмотря на смехотворный характер выявленных нарушений, ему не осталось ничего другого, как подать в отставку. Знакомые с ситуацией в полиции сотрудники говорили тогда, что Колчин поплатился должностью лишь за попытку организовать объективное и беспристрастное дознание по делу о прокурорском ДТП, а также за излишнюю осведомленность журналистов о деталях происшествия.

Комментируя ситуацию вокруг увольнения главы городской Госавтоинспекции, начальник ГУ МВД Сергей Аренин тогда публично заявил о том, что ему очень жаль терять такого ценного сотрудника, однако при этом даже не попытался встать на его защиту. Наверное, чтобы лишний раз не привлекать внимание надзорного органа к своей персоне и не испытать на собственной шкуре могущество всесильного прокурора Владимира Степанова. Когда скандал сошел на нет, дочь последнего тихо-мирно перебралась работать из отцовского ведомства в нотариальную контору, которой заведует дочь бывшего заместителя Южного транспортного прокурора Александра Пономарева.

 

Экс-начальник ОГИБДД Саратова Дмитрий Колчин

С момента описываемых событий минуло уже четыре года, однако мы полагаем, что это дело рано отправлено в архив. В пользу такого утверждения говорят документы, оказавшиеся распоряжении ЦЖР «Медиаликс 64»; это материалы административного расследования, свидетельствующие о том, что следствие по делу о ДТП приложило значительные усилия, чтобы максимально удалиться от истины.

В этих документах очень много интересного, а еще больше странного – здесь есть и пропавшие свидетели, и исчезнувшие видеозаписи, и женщины с меняющимися именами, и чудесным образом исцелившаяся жертва аварии, и отданный в солдаты потерпевший.

Явление виновного добровольца

Согласно имеющимся у нашей редакции материалам административного расследования, ночью, в 2.20, 8 июня 2013 года на пересечении улиц Некрасова и Первомайская (Волжский район Саратова) Honda CR-V столкнулась с Renault Logan (компания «Алло Такси»). От удара такси опрокинулось на крышу, а японская иномарка под управлением неустановленного водителя скрылась с места происшествия.

Пассажир такси, 20-летний Максим Жижерин, помог выбраться из перевернутого автомобиля своей 16-летней спутнице Александре Губиной и водителю, 57-летнему Валерию Лушникову.

В момент совершения ДТП на пересечение улиц Московская и Некрасова находился 25-летний Артем Синцов. Из его показаний следует, что примерно в 2.20 на соседнем перекрестке раздался удар, а затем мимо него по Некрасова со стороны Первомайской проехал внедорожник Honda темного цвета с разбитыми передними фарами и волочащимся бампером. По словам свидетеля, стекло водительской дверцы было опущено на 10-15 сантиметров, таким образом ему удалось разглядеть, что за рулем находится девушка. При пересечении улицы Московская у автомобиля отвалился номерной знак ВУМ 055/64. Молодой человек подобрал его и направился к перекрестку, где случилась авария.

Прибыв на месте ДТП, Синцов оказал потерпевшим первую медицинскую помощь, номерной знак отдал Лушникову, дождался приезда «скорой» и сотрудников ГИБДД, оставил дорожным полицейским номер своего телефона и уехал.

Медики осмотрели потерпевших, а затем госпитализировали Губину (предварительный диагноз – закрытая травма черепа с сотрясением головного мозга) и Жижерина (подозрение на сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы) в ГКБ №1 Саратова.

Чуть позже по телефону 02 поступило сообщение о том, что на улице Кузнечная (пересечение с улицей Соборная), около дома № 28/42 стоит внедорожник темного цвета, который, возможно, причастен к ДТП. Приехавшие по указанному адресу инспекторы ДПС обнаружили автомобиль Honda CR-V (государственный регистрационный знак В 055 УМ/64) с техническими повреждениями, без переднего номера. Машина была закрыта, в ней никого не оказалось.

По факту дорожно-транспортного происшествия было возбуждено дело об административном правонарушении по статье 12.24 (нарушение правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего) и части 2 статьи 12.27 (оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся) КоАП РФ.

В ходе административного расследования с помощью базы данных ИЦ ГУ МВД РФ по Саратовской области было установлено, что автомобиль Honda CR-V принадлежит Елене Владимировне Степановой (в замужестве Жаднова – прим. ред.), 1989 года рождения. Вскоре выяснилось, что Степанова/Жаднова является дочерью прокурора региона Владимира Степанова (информация об этом появилась в прессе), а сама служит помощником прокурора Октябрьского района Саратова.

Утром 8 июня в дежурную часть полка ДПС ГИБДД Управления МВД по Саратову неожиданно и добровольно явился 31-летний Дмитрий Москвичев. Видимо, мучимый раскаянием мужчина пришел написать явку с повинной. По его словам, именно он был за рулем той самой Honda CR-V и, соответственно, является участником ДТП, произошедшего на перекрестке Некрасова и Первомайской. Также Москвичев предоставил стражам порядка справку о том, что 8 июня 2013 года в 4.20 обращался за медицинской помощью в ГУЗ «Областная клиническая больница», где ему диагностировали ушиб мягких тканей головы. По направлению инспектора дорожной полиции Москвичев прошел медицинское освидетельствование, которое не выявило у него признаков опьянения.

 

Владелец Honda CR-V Елена Жаднова

 ежду тем, административное расследование шло своим чередом. Для выяснения всех обстоятельств ДТП были запрошены записи с видеокамер банка ВТБ 24, расположенного на улице Некрасова, 50 «Б», и дополнительного офиса Сбербанка, находящегося на улице Кузнечная, 28/42 (рядом с местом обнаружения прокурорской иномарки). Видеозапись ВТБ 24 была приобщена к делу, а в Сбербанке, согласно полученному полицией официальному ответу, видеоматериал не сохранился.

Кроме того, ГИБДД Саратова через местные СМИ просила откликнуться очевидцев ДТП.

Побеседовать с владелицей автомобиля Honda CR-V Еленой Степановой/Жадновой сотрудникам дорожной полиции ни в тот же день, ни на протяжении довольно значительного времени не удавалось. В прокуратуре Октябрьского района Саратова сообщили, что она находится в декретном отпуске. Однако по месту регистрации стражи порядка ее тоже не нашли, а в рапорте написали: «В связи с тем, что гражданка Степанова Е.В. в настоящее время находится за пределами г. Саратова опросить ее не представляется возможным».

Вне досягаемости расследователей оказался и один из пострадавших в аварии, Максим Жижерин: 18 июня 2013 года он был призван на военную службу, а 24 июня 2013 года отбыл к месту прохождения «повинности».

Другие потерпевшие – водитель такси и его несовершеннолетняя пассажирка – заявили, что не видели, кто находился за рулем внедорожника Honda.

Трупов нет – и хорошо!

В то же время из объяснения инспектора ДПС полка ДПС ГИБДД УМВД по Саратову Р. Абузярова следует, что ночью 8 июня 2013 года вышеупомянутым автомобилем управлял мужчина. Инспектор ссылается на рассказ некоего свидетеля (его имя и адрес полицейский не указал), который, находясь на балконе дома на пересечение улиц Соборная и Кузнечная, видел, как подъехал внедорожник темного цвета с «видимыми механическими повреждениями для ДТП». По словам очевидца, из-за руля вышел молодой человек, закрыл машину и убежал. Правда, вскоре свидетель снова увидел этого гражданина, на сей раз молодой человек стоял около кустарников и разговаривал по мобильному телефону. Окончив беседу, он подошел к машине, осмотрел ее и направился вверх по Соборной.

Следует отметить, что показаний самого свидетеля в материалах дела нет. Зато присутствуют объяснения других очевидцев событий, развернувшихся на месте ДТП уже после столкновения.

Проживающий на Первомайской Сергей Батманов рассказал, что в ночь с 7 на 8 июня, находясь дома, он услышал звук удара. Батманов и его сожительница Елена Пичугина вышли на улицу посмотреть, что случилось. На месте аварии они увидели перевернутый автомобиль Renault Logan, пострадавших и свидетелей происшедшего. Как сообщил Батманов, здесь также находился второй экипаж ГИБДД (первый, по его словам, уже уехал). «Сотрудники ГИБДД не сразу оформляли все события, а чего-то ждали или размышляли», – пояснил свидетель.

Вскоре на место происшествия приехали двое парней в черном тонированном внедорожнике с иностранными номерами. Эти молодые люди поинтересовались, есть ли трупы, что с пострадавшими, и куда их госпитализировали. Затем, по словам Батманова, молодые люди кому-то позвонили, доложили, что все нормально, и уехали.

Еще через час сюда же прибыли новые визитеры – две девушки и двое молодых людей в возрасте от 25 до 30 лет. Прибывшие, по мнению свидетеля, были пьяны. Они суетились, что-то искали, возможно, номер от машины, спорили между собой, куда-то звонили, периодически обращались к сотрудникам ГИБДД. Все их действия, как рассказал Батманов, он записывал на камеру мобильного телефона.

Девушек (брюнетку и блондинку) их спутники называли Леной и Катей, отметил Батманов и добавил: одна из них кричала, что это она виновна в происшествии, и порывалась что-то рассказать. Вторая девушка и один из парней ее успокаивали, а кто-то из этой группы произнес: «Трупов нет, значит, хорошо». По словам свидетеля, у всех присутствующих сложилось впечатление, что эта компания находилась в той самой Honda CR-V в момент ДТП. Затем все четверо уехали на такси.

«Нам показывали фотографии собственника автомобиля виновника ДТП Жадновой Е.В., сделанные из социальных сетей. По этой фотографии мы узнали одну из девушек, которая находилась там. Данную девушку можно увидеть и на видео происходящего в эту ночь. Если нам покажут лиц, которых мы снимали на видео, я уверен, что смогу их опознать», – заявил дорожным полицейским Сергей Батманов, а его сожительница Елена Пичугина дала аналогичные показания.

В свою очередь свидетель Олег Яшин сообщил, что 8 июня в 3.30 он проезжал по Первомайской, увидел перевернутый автомобиль и остановился, чтобы узнать, не нужна ли помощь. Пока он находился на месте аварии туда, по его словам, подъехало такси, из которого вышла светловолосая девушка. Как показалось свидетелю, она что-то искала на асфальте. Вслед за ней из такси вышли темноволосая девушка и двое парней. Молодые люди подошли к сотрудникам ГИБДД, а брюнетка направилась к блондинке. Яшину показалось, что «все они были в неадекватном состоянии» – хаотично перемещались, громко разговаривали, паниковали.

Молодые люди называли блондинку Катей, пытались увести с места происшествия и что-то ей объясняли. Свидетель расслышал обрывки фраз: «…уже решено…, они уже ничего не отдадут…, он уже на работе…».

Яшин также отметил одну странность: когда Катю усадили обратно в машину, ее почему-то назвали Светой. Кроме того, спутник девушки накричал на нее и велел не выходить из авто. Свидетель пояснил, что по разговорам и поведению молодых людей он сделал вывод об их причастности к ночному ДТП.

Вскоре, как следует из объяснения Яшина, на место происшествия подъехал автомобиль BMW Х5, из которого вышли двое молодых людей. Один из них пообщался с водителем пострадавшего Renault Лушниковым и инспекторами ГИБДД. Второй горячо убеждал в чем-то белокурую Катю/Свету, которая на тот момент снова выскочила из машины. Вскоре к ним присоединилась темноволосая девушка, ее парень назвал Леной. Вместе они отвели девушку к машине, а когда усаживали ее в салон, свидетель услышал фразу: «Я не хочу сидеть в тюрьме» и в ответ: «Что, их нельзя коррумпировать?». Затем все они уехали с места ДТП.

Параллельно проводимому административному расследованию некоторые СМИ (в частности, ИА «Взгляд-инфо» и местный «Коммерсантъ») опубликовали информацию, ставящую под сомнение факт нахождения Дмитрия Москвичева за рулем автомобиля Honda CR-V в момент аварии. По мнению журналистов, мужчина взял вину на себя, чтобы вывести из-под удара Степанову/Жаднову.

В связи с этим 25 июня 2013 года Сергей Губин (отец потерпевшей Александры Губиной) обратился в городскую ГИБДД с ходатайством о проведении проверки сведений, обнародованных в прессе.

Чуть позже в ОГИБДД УМВД России по Саратову поступило еще одно ходатайство – от адвоката, представляющего интересы несовершеннолетней Губиной, Ильи Земзюлина. Он, в частности, требовал установить номера мобильных телефонов, которыми 7 и 8 июня 2013 года пользовались Дмитрий Москвичев и Елена Степанова/Жаднова, и запросить у операторов сотовой связи детализацию их звонков с привязкой к базовым станциям.

 

Экс-прокурор Саратовской области Владимир Степанов

 Также Сергей Губин обратился к руководителю СУ СКР по Саратовской области Николаю Никитину с заявлением о том, что действия водителя Honda CR-V «подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 125 УК РФ» (оставление в опасности). Копию письма мужчина направил председателю СК РФ Александру Бастрыкину, а заявление, как водится, пошло гулять по инстанциям. Из регионального СУ СКР его направили начальнику областного УГИБДД Павлу Рогову, оттуда бумага ушла к начальнику УМВД по Саратову Александру Макарову. Поблуждав еще какое-то время по коридорам органов внутренних дел, письмо оказалось у начальника саратовского отдела полиции № 1 Ильи Молчанова, а уже от него перекочевало к начальнику городского ГИБДД Дмитрию Колчину.

Тот, судя по всему, отдал своим подчиненным распоряжение доложить о ходе расследования. И они доложили. В адресованной Колчину справке к материалам административного дела о ДТП содержится подробный рассказ об аварии, ходе расследования и другие данные. Говорится в документе и о продлении сроков расследования в связи с необходимостью «установить и опросить дополнительных свидетелей и очевидцев происшествия, а также проведения судебно-медицинской экспертизы с целью определения степени тяжести полученных в результате ДТП телесных повреждений».

При этом, следует отметить, что сроки расследования продлевались дважды. Значительный объем работы по установлению истины не позволял уложиться в отведенный законом месячный срок, поэтому старший инспектор по розыску полка ДПС ГИБДД УМВД по Саратову С. Кузьмин вышел с ходатайством продлить административное расследование до 9 августа 2013 года.

Впрочем, довести дело до конца не удалось и к 9 августа. Во всяком случае, Кузьмин направил своему начальству еще одно ходатайство о продлении сроков, на сей раз – до 9 декабря 2013 года. Мотивировка была все та же – поиск новых свидетелей и очевидцев, а также проведение «иных необходимых мероприятий».

Дополнительное время было потрачено, в том числе на проведение судебно-медицинской экспертизы Губиной и Жижерина. Изучив медицинскую карту потерпевшей (Губина от осмотра отказалась), эксперт пришел к выводам, что диагнозы «закрытая травма черепа с сотрясением головного мозга» и «ушиб мягких тканей головы» не подтверждены.

Зато 11 октября 2013 года (спустя 4 месяца после ДТП) судмедэкспертам удалось освидетельствовать Жижерина. Неудивительно, что «каких-либо объективных признаков телесных повреждений» при осмотре они не обнаружили. Выписка из амбулаторной карты, как и в случае с Губиной, свидетельствовала о том, что подозрения на закрытую травму черепа, сотрясение головного мозга и ушиб мягких тканей головы не подтвердились.

Но что самое главное – только 30 сентября 2013 года сотрудникам дорожной полиции удалось пообщаться с хозяйкой кроссовера Honda CR-V Еленой Степановой/Жадновой. По ее словам, в злополучную ночь 8 июня 2013 года за рулем принадлежащего ей автомобиля находился приятель ее супруга Дмитрий Москвичев. Последний, как заявила дочь областного прокурора, взялся отремонтировать ее авто и примерно в час ночи 8 июня забрал иномарку. Однако через два часа Москвичев якобы позвонил ей и сообщил, что попал в аварию.

Уже на следующий день (1 октября) Дмитрий Москвичев полностью подтвердил слова Жадновой. В своих прежних показаниях он говорил лишь о том, что в момент ДТП управлял внедорожником, не вдаваясь в детали. Теперь же в подробностях рассказал о том, как оказался за рулем иномарки.

В третий раз все ту же историю о предстоящем ремонте иномарки 3 октября 2013 года инспектору Кузьмину поведал супруг Елены Жадновой и зампрокурора Волжского района Сергей Жаднов.

Таким образом, к 9 октября 2013 года у старшего инспектора С. Кузьмина сложилась полная картина произошедшего, которую он изложил в постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

«Данное происшествие произошло в результате несоблюдения не установленным водителем Honda CR-V н/з В 055 УМ/64 п.п. 13.11 Правил дорожного движения: «На перекрестке равнозначных дорог водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся справа», также в действиях не установленного водителя усматривается нарушение п.п. 2.5 ПДД РФ «Оставление водителем места ДТП, участником которого он являлся», – говорится в документе.

Однако в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности Кузьмин постановил производство по вышеозначенному делу прекратить.

И все-таки странно, что старший инспектор, наперекор формальной логике, счел водителя иномарки не установленным. А между тем за несколько абзацев до этого парадоксального вывода С. Кузьмин собственноручно напечатал, что «8 августа 2013 года в дежурную часть полка ДПС ГИБДД Управления МВД России обратился Москвичев Д.И. с заявлением о том, что он <…> являлся участником ДТП».

Хотя чему удивляться?! В официальной бумаге даже дата обращения «не установленного» Москвичева перепутана. Если верить материалам дела, то свое признание молодой человек сделал 8 июня, то есть наутро после аварии. Вот ведь до чего порой способна довести служивого человека тяжелая продолжительная работа на пределе возможностей!

Впрочем, еще более жирная точка в этой запутанной истории была поставлена 23 октября 2013 года. Этим днем датировано очередное постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении. На сей раз инспектор Кузьмин несколько подкорректировал свои выводы относительно все тех же событий (за исключением даты обращения Москвичева в дорожную полицию). Как говорится, почувствуйте разницу.

«Данное происшествие произошло в результате несоблюдения водителем Honda CR-V н/з В 055 УМ/64 Москвичевым Д.И. п.п. 13.11 Правил дорожного движения: «На перекрестке равнозначных дорог водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся справа», – гласит документ.

Однако теперь дело было прекращено по куда более «веским» основаниям – «в виду отсутствия в его (Д.И. Москвичева – прим. авт.) действиях состава административного правонарушения».

Очевидно, что только ради этого «резюме» и затевалась судебно-медицинская экспертиза, признавшая Губину и Жижерина практически здоровыми. И пусть в первом случае освидетельствование проводилось заочно, а во втором – спустя 4 месяца после ДТП, главное – эскулапы признали, что никто из них не пострадал в результате аварии. Раз здоровью потерпевших не нанесено ни малейшего вреда, то и административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.24 КоАП РФ, не было.

 

Пострадавший в ДТП автомобиль Renault Logan
Валерия Лушникова (фото ИА «Взгляд-инфо»)

На нет, как говорится, и суда нет. Похоже, данное обстоятельство должно объяснять отсутствие в материалах дела видеозаписи, сделанной свидетелем Батмановым на телефон. Во всяком случае, давая показания, он завил следующее: «Видеозапись у нас сохранилась. На ней отлично все видно и слышны переговоры данных лиц. Запись мы никому не давали, ни виновнику ДТП, ни в ГИБДД, ни потерпевшим. Т.к. пока не решили нужно ли эту запись отдавать. Т.к. боимся за свою жизнь. Скорее всего, эту запись мы позже отдадим в суд».

Что касается видеоматериала с камер наблюдения банка ВТБ 24, то он был изъят и даже приобщен к делу. Вот только до сих пор неизвестно, удалось ли дорожным полицейским разглядеть на этой записи хоть что-нибудь полезное или нет, так как ее содержание не нашло отражения в итоговом постановлении.

Загадочной остается и личность свидетеля, который по удивительному стечению обстоятельств вышел на балкон дома № 28/42 по улице Кузнечная именно в тот момент, когда здесь парковалась прокурорская иномарка «с видимыми повреждениями». Мало того, этот аноним якобы видел, что машиной управлял мужчина, и даже какое-то время за ним наблюдал. Похоже, в ту ночь нашему инкогнито вообще не пришлось спать, ведь он не поленился вызвать сотрудников ГИБДД и даже дождался их, чтобы доложить о результатах своих бдений.

Подтвердить или опровергнуть свидетельские показания неизвестного могла бы видеозапись с камер наблюдения допофиса Сбербанка, расположенного в том самом доме № 28/42 по улице Кузнечная. Да вот беда – она не сохранилась, как, впрочем, и какие-либо сведения о бдительном гражданине.

Озабоченные доведением следствия до нужного результата, дорожные полицейские просто проигнорировали ходатайство адвоката Ильи Земзюлина. Между тем, его требование запросить у операторов сотовой связи детализацию звонков Жадновой и Москвичева с привязкой к базовым станциям представляется весьма здравым. Получив такие сведения, расследователи тут же бы узнали, кто из подозреваемых где находился в ночь с 7 на 8 июня 2013 года. Не пришлось бы тогда весь этот огород городить с продлением сроков дознания ради поиска дополнительных свидетелей и «иных необходимых мероприятий».

Продолжение следует…

Источник: http://medialeaks64.ru/article/ne-zabudem-ne-prostim/razval-bez-shozhdeniya-kak-zamylili-delo-o-prokurorskom-dtp