КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Стоит ли за проблемами саратовских дольщиков одна организованная группа?



Стоит ли за проблемами саратовских дольщиков одна организованная группа?

В Саратове, как и в целом по стране, обманутые дольщики стали в этом году главной точкой социального напряжения. Сегодня без квартир осталось около трех тысяч семей, и, по прогнозам властей, их число может в ближайшее время вырасти вдвое. Один из самых тупиковых объектов – дом ЖСК «Капитель-2002» на улице Чернышевского недалеко от городского парка, наискосок от бассейна «Саратов». Этой весной главу кооператива Наталью Рахманову посадили на девять лет, но проблемы более 160-ти дольщиков это не решило – они остались без надежды получить квартиры, с висящими на них кредитами, взятыми для покупки доли в ЖСК, а собранные с них около 260 миллионов рассосались по капиллярной сети различных, предположительно подставных, лиц. Недавно сенатор Людмила Бокова обратилась в Генпрокуратуру с просьбой инициировать дальнейшее расследование аферы вокруг «Капители». По нашей информации, это связано с огромным противодействием, которое с самых неожиданных сторон оказывается всем, кто пытается поднять эту тему в Саратове. Сами дольщики считают, что они стали не первой жертвой некой организованной группы, в которой якобы могут быть замешаны влиятельные бизнесмены и политики. Попытка проверить их версию через установление многочисленных связей людей, так или иначе замешанных в истории «Капители», приводит к результатам несколько пугающим. Ниточки оттуда при желании можно протянуть практически ко всем крупным скандалам с обманутыми дольщиками, по которым официальные фигуранты уже находятся в тюрьме, опять же не оставив своим жертвам особых надежд. Название «Капитель», означающее вершину колонны, может оказаться в этом смысле очень удачным. Хотя сами дольщики вряд ли это оценят – находясь в состоянии отчаяния, они в личных разговорах грозят властям радикальными мерами, описать которые, к сожалению, не позволяет современное российское законодательство.

“Афганцы, генералы, уж эти точно построят”

Когда осужденная за мошенничество Наталья Рахманова, в девичестве Гопоненко, создавала свой кооператив, она была замужем за генералом-афганцем, в начале нулевых возглавлявшим в Саратовской области ветеранскую организацию «Боевое братство». Он умер через несколько лет. Говорят, именно это лишило вдову былых связей, позволявших ей десять лет собирать деньги с дольщиков, многие из которых залезли в кредиты, да еще и продать вперед все 328 квартир. В уголовном деле указано 274 пострадавших с ущербом свыше 300 миллионов рублей, всего же зарегистрировано 320 владельцев долей. Однако дольщики, первыми вступившие в проект, считают, что реально пострадавших всего 160 человек. Остальные , мол, фиктивные соинвесторы, получившие доли в кооперативе на основании липовых сделок. С 2002 по 2010-й год из четырех 14-этажных секций построили только 7 этажей одной. На часть дома, квартиры в котором уже были проданы, не было даже проекта – но каким-то образом было получено разрешение на строительство. Сделки удалось провести через регистрационную палату весьма сомнительным путем.

В 2004-м году, когда строительство еще только начиналось, Рахманова привлекла для продажи будущих квартир риэлтерскую контору ООО «Альянс Плюс», принадлежавшую супругам Андрею и Елене Шалаковым. Рекламируя продажи, компания не упоминала, что квартиры еще не построены, предлагая их по цене – 1 тысяча рублей за квадратный метр при их тогдашней себестоимости в 26 тысяч. Как звучало в суде, деньги риэлторы порой получали, якобы выдавая себя за должностных лиц ЖСК. Начало нулевых в России было достаточно нечастным моментом некоторого социального оптимизма, естественно на фоне растущих нефтяных цен. Многие верили, что уровень жизни будет расти и начинали примерять на вырост атрибуты среднего класса, пусть и ценой кредитного ярма. Поэтому неудивительно, что покупатели на дешевое жилье в центре города нашлись, а многие из них залезли в кредиты, чтобы инвестировать в свое безоблачное будущее.
«Это было самое привлекательное место в Саратове, берег Волги, рядом старинный горпарк , спорткомплекс, разумеется очень понравилось место, – пишет на одном из форумов дольщица «Капители».-Но почему я всё-таки была уверена, что построят? Отвечаю. Когда я пришла в офис, рядом на кабинете висела вывеска «Боевое братство», и работники туда-сюда шмыгали из кабинета в кабинет. Я спросила, что вас связывает? Мне ответили, мы под их эгидой строим, в общем, мы от них. «Ага, это афганцы, генералы, ну уж эти точно построят, эти хоть что пробьют, никакие кабинеты им дверь не закроют»,- подумала я».

В 2006-2009-м годах, отселив жильцов небольших ветхих домов, занимавших часть будущей стройплощадки, Рахманова смогла, с помощью ранее полученных от этих жильцов доверенностей, переоформить эти уже не существующие постройки вместе с землей на других людей. Эта земля перекупалась несколько раз. Одним из промежуточных владельцев был некто Владимир Геннадиевич Лапин, к которому мы еще вернемся. А в конечном итоге владельцами земли под будущим домом оказались все тот же Андрей Шалаков и некто Александр Зохин, которому Рахманова в 2011-м году передала правление кооперативом. Фактически эти двое получили последнее материальное имущество, что было у ЖСК, не считая недостроенной секции. Теперь, если при банкротстве «Капители» эти сделки не будут оспорены, чтобы продолжить строительство пайщикам придется находить деньги для выкупа участка площадью 463 квадратных метра.

Энгельсская фирма, с которой был заключен договор строительства, столкнулась с тем, что ее деятельность саботируются руководством ЖСК, председатель искусственно создала условия, в которых Госстройнадзор запретил работы. Еще в 2007 году эта компания обращалась к прокурору Саратова Владимиру Климову, что «Капитель-2002» продает воздух, явно ставя под угрозу инвесторов. Безрезультатно.
В 2009 году в качестве подрядчика строительства Рахманова привлекла собственноручно созданную компанию «Мегастрой». На самом деле, «Мегастроев» у нее было четыре, похожих друг на друга как роли Игоря Петренко в кино: одинаковый адрес, тот же порядок замены владельцев и директоров, только годы появления разные. Этому «Мегастрою» председатель ЖСК в обмен на фиктивные работы передала 60 будущих квартир. Через эту компанию, она продолжила продавать несуществующие квартиры как добросовестным клиентам, так и, как считают дольщики, своим доверенным лицам – на будущее, чтобы получить большинство в реестре кредиторов при неизбежном, в данных условиях, банкротстве кооператива. Тем самым, примерно половину потерпевших по делу, дольщики, обратившиеся в наше издание, считают фиктивными приобретателями квартир, чьи права на жилье вызывают большие сомнения.

Так, упомянутый выше совладелец компании «Альянс Плюс» Андрей Шалаков, заключил с «Мегастроем» договор на покупку 38 квартир и получил их, не оплачивая. Часть из них он перепродал, а за оставшуюся часть взыскал ущерб в размере 24 миллиона рублей, который предъявил позднее к «Мегастрою», став самым крупным его кредитором, и начал процедуру банкротства «Мегастроя». Ранее Шалаков сам представлял интересы «Мегастроя» в арбитражных процессах, а посредством его риэлторской фирмы его родственники, сами риэлторы и его знакомые становились владельцами 10,15 или даже 24-х квартир в не построенном доме.
Забавная деталь. В 2010-м году для продолжения работ над домом на Чернышевского, «Мегастрой» в свою очередь нанимал компанию ЗАО «Геожилстрой» Владимира Белича, который сейчас тоже арестован за растрату средств дольщиков. При этом заказчик тогда не заплатил «Геожилстрою» положенные 11 миллионов, и их пришлось взыскивать через суд. В ходе процесса ответчик утверждал, что на самом деле объем работ был меньше на порядок, но доказать это не смог.

Квартиры для секретаря
В 2011 году, когда к кооперативу уже были предъявлены иски о банкротстве, в том числе от обманутых субподрядчиков, Рахманова постепенно бросает засвеченные в афере активы. Председательство в ЖСК берет на себя некто Александр Зохин, к тому моменту уже владеющий частью стройплощадки, хотя Рахманова вместе с партнерами остается в числе учредителей.
Обремененный долгами «Мегастрой» она дарит некоей Инне Порваткиной. В ходе следствия последняя рассказала, что работает риэлтором, а в состав владельцев строительной компании вошла по просьбе Зохина, причем в ходе обсуждения переоформления собственности присутствовал и Шалаков. По просьбе последнего она, будучи в должности, регулярно подписывала какие-то документы, он же выдавал Порваткиной, номинальной собственнице компании, зарплату. Параллельно в этой организации шла постоянная смена директоров, среди них встречались персоны, одно упоминание которых для кого-то может выглядеть достаточно изобличающее. В 2012-м году Порваткина от имени «Мегастроя» подает в суд на «Капитель» для взыскания 60 миллионов рублей в счет виртуальных строительных работ. Змея проглотила собственный хвост, и воронка поглотившая деньги вкладчиков схлопывается уже безвозвратно – на глазах всех надзорных и правоохранительных органов.
Таким образом, к моменту заведения уголовного дела против Рахмановой в 2014-м году, практически все ресурсы и собственность кооператива, оказалась растаскана налево и направо, а частично сконцентрирована в руках нескольких связанных с ним людей, которых дольщики считают участниками сговора. Ни рубля уведенных денег следствие не нашло, а за землю доставшуюся частным лицам сейчас продолжается арбитражная борьба, в которой решается, смогут ли дольщики возместить хотя бы часть понесенных затрат.

Легко предположить, что такая крупная операция, которая, по всей видимости, является не разовым актом, а процессом длящимся прямо сейчас, на наших глазах, проворачивалась не без поддержки должностных лиц государственных структур. Судите сами. Все что касалось деятельности Шалакова и группы риэлторов, было собрано группой дольщиков в процессе изучения ими арбитражных производств и уголовного дела, после чего материалы были переданы в прокуратуру с просьбой начать новое расследование. Вместо этого, тогдашний первый зампрокурора области Вячеслав Симшин отправил поступившее ему обращение в Октябрьский районный суд, рассматривающий дело Рахмановой, для приобщения. Это, учитывая, что суд не может давать им оценку и выходить за пределы ранее утвержденного прокуратурой обвинения. Кстати, один бывший сотрудник прокуратуры представлял «Мегастрой» по доверенности, при регистрации продаж несуществующих квартир в регпалате. Сотрудник полиции, расследовавший дело, игнорировал все детали, указывающие на возможную причастность к этому преступлению целой организованной группы, а при передаче дела в суд снял арест со всего имущества Рахмановой. После завершения дела он получил повышение. Также, по словам, наших собеседников, двоюродная сестра секретаря арбитражной судьи Элины Рожковой, которая ведет банкротство как «Мегастроя», так и «Капители», якобы внезапно стала владелицей двух квартир в кооперативе. При этом арбитраж настойчиво назначал конкурсными управляющими членов скандально-известного СРО «Лига». Эту организацию СМИ подозревали чуть ли не в рейдерстве, приписывая ей уничтожение Саратовского авиазавода. Отбиться от «Лиги» дольщики смогли ценой немалых усилий. Сейчас областной Арбитраж продолжает рассмотрение дела о банкротстве ЖСК «Капитель-2002», в ходе чего «настоящие» дольщики пытаются оспорить права фиктивных – тех, кто не может подтвердить оплату квартир, вернуть в кооператив отчужденную землю и права на жилье, переданные Натальей Рахмановой третьим лицам. Процесс длится уже несколько лет.

Как сообщила «ОМ» представитель конкурсного управляющего «Мегастроя» Светлана Жогло, по ее мнению, есть силы заинтересованные в прекращении банкротства этой организации, и такой вариант развития событий для дольщиков был бы плачевен. По закону, есть два способа остановки банкротства застройщика: создание нового ЖСК или распродажа имущества старого, которое состоит из разрушающегося недостроенного здания. В последнем случае дольщики получат мизерные суммы компенсации, а в первом сами будут вынуждены искать деньги на строительство по новой.

Единственной возможностью изыскать средства на достройку, Жогло считает продолжение банкротства «Мегастроя», через который, как утверждают дольщики, были уведены квартиры. Конкурсное управление там введено в 2014-м году. За компанией признан долг перед ЖСК суммой 230 миллионов рублей. Сейчас арбитражный управляющий «Мегастроя» подал 58 исков к владельцам 86 «воздушных» квартир, получивших их через эту фирму – те самые «фиктивные» дольщики. С них предполагается взыскать действительную рыночную стоимость долей. Но в процесс неожиданно вмешалось областное управление Федеральной налоговой службы, которое так же входит в число кредиторов «Мегастроя» с суммой долга 600 тысяч рублей. Злоупотребляя, как считают дольщики, своим правом, ФНС подала заявление о прекращении банкротства компании. Светлана Жогло полагает, что тем самым в этой афере будут обрублены последние концы и опасается, что суд с огромным облегчением воспользуется возможностью такой развязки.

Паутина полезных связей

Если исследовать структуру аффилированности ЖСК «Капитель-2002» и завязанного на этот кооператив ООО «Мегастрой», вычленять людей так или иначе связанных с процессом, приведшим Рахманову на скамью подсудимых, проверять их связи и так далее, создается впечатление какой-то невероятно разветвленной сети из десятков смежных фирм, часто похожих на фиктивные. В каждой из них десятки менявшихся директоров и учредителей, часто пересекающихся между собой по бизнесу – в общей сложности сотни людей. Может быть в том числе это и объясняет откуда в очень небогатом городе Саратове как плесень растут престижные коттеджные поселки, а парковки у ресторанов подчас забиты «Лексусами» и БМВ? Изучая эту картину, трудно отделаться от мысли, что имеешь дело со спрутом, не лишенным единого и относительно высокоразвитого нервного центра.

Кстати, дольщики «Капители» общаясь с «ОМ», не скрывали что полагают будто истинными интересантами аферы вокруг их кооператива могут быть депутаты Саратовской областной думы, застройщики Сергей Курихин и Леонид Писной. Обычно именно их называют ядром регионального строительного лобби. Особенную пикантность предположениям дольщиков придает то, что Писной на данный момент чуть ли не руководит областной рабочей группой по «проблемным» домам, по крайней мере на ее заседаниях демонстрирует свою доминантность, разговаривая с инвесторами на «ты» и так далее. Правда, высказывая это мнение, дольщики ссылались на какие-то косвенные улики и неофициальные данные. Кроме того, они предполагали, что речь может идти о широкой организации, якобы зарабатывающей на банкротстве долевых кооперативов и подобных операциях. Попробуем понять, есть ли под этим мнением какая-то база, для чего понадобятся пять минут вашего сосредоточенного внимания. Вот небольшая справка по фигурантам нашей истории.

Александр Зохин, который с 2011 года числился главой ЖСК «Капитель-2002» после ухода команды Рахмановой и стал совладельцем участка под домом, в 2002 году работал начальником управления коммунального хозяйства в администрации Ленинского района Саратова. С 2005-го года он был директором ЖСК «Союз-97» на улице Одесской, дом 20, теперь оформленного на его жену. По этому же адресу располагается организация под названием «Федерация пулевой и стендовой стрельбы», в число учредителей которой тот же Зохин входит вместе с Сергеем Георгиевичем Курихиным – депутатом регионального парламента фракции «ЕР». Более того, в этом же доме находилось помещение, которое в некоторых показаниях называется офисом «Мегастроя» – в других говорится, что офиса у фирмы не было вообще.

Что касается «риэлтора» Андрея Шалакова, процитирую члена инициативной группы дольщиков Олега Аверина из комментария предоставленного «ОМ»: “Шалаков Андрей Сергеевич скорее всего – я поглядел по судебным делам – участвовал по судам на стороне Писного. Это юристы, как я понимаю, которые специализируются именно на этом деле (…) И посмотрел где он участвовал, это «Гермес-97» , «Восток» по моему ЖСК, это на Блинова. И он везде выступал как третья сторона, не заявляющая собственных требований”. Не хочется делать выводов, однако упомянутый «Гермес-97» – обанкроченный застройщик двух домов на Ипподромной, покупатели квартир в которых не могли туда вселиться десять лет. Против директора компании было возбуждено уголовное дело, безо всяких последствий для него.

Продолжим. Как удалось выяснить через реестр юридических лиц, один из учредителей «Капители» вместе с Рахмановой – Евгений Сергеевич Проворнов. По какой-то причине в реестровой записи не указан его налоговый номер, что затрудняет идентификацию. Возможно, это сделано не случайно: один саратовец с такими же фамилией, именем и отчеством, владеет или владел несколькими странноватыми организациями, вроде ЖСК «Весенний-99» или «Осенний-99». Они зарегистрированы в квартире №55 дома №67 по улице Первомайской. Этот адрес на самом деле – один подъезд длинного девятиэтажного дома советской постройки, который никакими кооперативами не управляется, а относится к «Волжской ЖЭК». В той же квартире зарегистрированы или были зарегистрированы ранее 14 жилищных кооперативов, с названиями наподобие «АТЛАНТ-99». «ПИЛОН-99», «ВОСХОД-99», управляющая компания «Матрица», агентство “Саратовипотека” и организация с названием «Фонд жилищного строительства». Последняя известна тем, что обманула около 200 дольщиков, а ее директор этим летом был арестован по подозрению в мошенничестве. Этот самый директор по имени Александр Тихонов, руководит еще в восьми компаниях, прописанных по этому адресу на Первомайской. В том числе ЖСК «Осенний-99», чьим предыдущим директором был опять-таки некто Евгений Проворнов. Еще одно ранее прописанное в этой квартире предприятие – ипотечный кооператив «Город будущего», который Проворнов учредил вместе с Тихоновым. Сейчас оно прописано в Новосибирске и успело там наследить: два года назад Центральный районный суд Новосибирска по иску управления Центробанка постановил этот кооператив ликвидировать, полагая что его деятельность «нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц».

Кроме того, в связи с «Капителью» выше уже упоминался Лапин Владимир Геннадиевич, который был посредником при перепродаже бывшей кооперативной земли под строящимся домом, Шалакову и Зохину. В Саратове также известен человек с таким же именем. Он засветился в истории вокруг завода «Серп и Молот», за чьи акции, как считают некоторые наблюдатели, в тот период боролся бизнесмен-застройщики депутат Саратовской областной думы Сергей Курихин. После странного самоубийства в тюремной камере директора и акционера завода Алексея Максимова, Лапин стал доверительным управляющим его вдовы и детей до вступления в права наследования. Причем, как рассказывал «ОМ» сын Максимова Василий, своего согласия на это он не давал, а процедура передачи наследственной доли акций в управление Лапина произошла в тот период без его ведома. Кроме того, 5 августа 2014 года некто Лапин Владимир Геннадиевич выиграл на аукционе территорию бывшего детского лагеря «Лесной» на границе Кумысной поляны недалеко от знаменитых Андреевских прудов. Некоторые СМИ тогда предполагали, что аукцион проводился в интересах какого-то «известного депутата-строителя». А еще некий Лапин Владимир Геннадиевич возглавляет компанию с забавным названием «Поволжский кролик», которая занимается разведением животных, и владеет долей в ней же. По утверждению дольщиков, «их» Лапин и Лапин о котором говорится в этом абзаце – одно лицо.

Один из его партнеров в «Поволжском кролике» – Игорь Богданов, директор и официальный владелец ресторана NB (бывшая «Братислава») на улице Вольской. В Саратове в определенных кругах существует мнение, что настоящий хозяин NB – депутат Курихин, что последний, правда, не так давно опровергал. Так или иначе, Богданов действительно участвует в сделках далеких от ресторанного бизнеса. Например, он, и одна из его компаний, были промежуточными звеньями в длинной цепочке переуступок права аренды на два участка земли рядом с областным Перинатальным центром. В результате операции, от физических лиц, получивших землю для строительства индивидуального жилья, участки перешли застройщику Алексею Абасову, ныне арестованному по делу о мошенничестве. Если изучить историю тех строительных проектов в Саратове, к которым со временем возникли вопросы, то окажется что земля под многими из них прошла похожий путь.

Для чего это делается? Причины могут быть разными. Например, есть способы получить землю под коттедж без проведения торгов. А переуступка права позволит не только передать землю конечному застройщику уже для многоэтажного строительства, но и, при мизерной арендной ставке, удерживать ее за собой, не используя, пока не найдутся деньги для инвестиций. Скажем, деньги можно взять с дольщиков, как и сделал Абасов. Два участка, о которых идет речь, скорее всего, должны были стать второй очередью микрорайона «Миргород», который строился этим бизнесменом почти вплотную к ним. Именно там сейчас самая горячая точка на саратовской «проблемной» карте – 800 обманутых дольщиков и пропавшие 500 миллионов рублей.

Так вот, о «Поволжском кролике». Помимо Лапина и Богданова в нем есть еще один совладелец – Андрей Морозов. Это ни кто иной, как сын осужденной председательницы ЖСК «Капитель-2002» Натальи Рахмановой, как и она, ранее носивший фамилию Гопоненко. Это предприятие разводило кроликов на ферме в районе СХИ, участок которой был оформлен на «Мегастрой», а потом, после смены учредителей последнего, перешел другому юрлицу. Не исключено, что одним из основных потребителей кроличьего мяса был ресторан NB, который предлагал из него целых восемь блюд с ценами вплоть до 3300 рублей за одну порцию. Заведение это, как уже говорилось, в Саратове часто ассоциируется с одной конкретной персоной.

Как уже писал «ОМ», в уголовном деле Натальи Рахмановой есть очень любопытная запись телефонного разговора, сделанная в 2014 году, когда она уже находилась в СИЗО. На ней ее сын Андрей Морозов обсуждает нечто похожее на планы по даче взятки за фальшивое медицинское заключение для своей матери, позволяющее перевести ее под домашний арест. Судя по записи, взятку планировалось дать какому-то Владимиру Анатольевичу Шульдякову. Это либо полный тезка, либо сам нынешний министр здравоохранения Саратовской области, который в то время работал главным врачом областной больницы. По совпадению, уже не раз упомянутый здесь Сергей Курихин, называл министра Владимира Шульдякова своим близким другом. Кстати, Рахманову тогда действительно перевели под домашний арест.
Добавьте к этому то, что одним из учредителей пресловутого «Мегастроя» был Владимир Фарфилов. Бывшая замглавы администрации Фрунзенского района Елена Никитина, находящаяся сейчас под грузом уголовных обвинений, в том числе связанных со сбором денег с коммерсантов на строительство церкви, сообщила«ОМ», что он якобы приходится отцом чиновнику того же муниципалитета Валерию Фарфилову. В интервью нашему изданию Никитина сказала, что считает Фарфилова-младшего одной из ключевых фигур группы коррупционеров, якобы действующей в районе.

Выходит картина маслом. Хочется надеяться, что ее самыми благодарными зрителями станут руководители силовых структур, не столько на региональном, сколько на федеральном уровне.

Дольщики: генезис

Автор этого текста отдает себе отчет в том, что ответ на вынесенный в заголовок вопрос им не дан. Вполне возможно, что все вышеописанные связи между событиями, людьми и их активами – просто череда совпадений. Быть может организаторы комбинаций по обману дольщиков это отчаянные ребята, зарабатывающие миллионы ценой собственной свободы, сами годами обеспечивающие свою неприкосновенность, без необходимости делиться со «старшими» и согласовывать свои действия с каким-то центром приятия решений. Быть может саратовские застройщики случайно пересекаются друг с другом бизнесом, жонглируют между собой участками – обращаются к коллегам с просьбой «приятель, есть нужная земля, подержи до понедельника» – и тому подобное. Может быть, правды мы пока не знаем. Но ведь не для того разрабатываются законспирированные схемы, чтобы журналисты их раскалывали как орех.

Однако подумайте вот о чем. Не секрет, что обострения проблем с дольщиками происходят волнами. Одна волна в Саратове была в 2012-2013 годах. Сейчас пришла новая, и она совпала с общероссийской. За год количество протестных акций в стране выросло на две трети, и на первом месте протесты дольщиков. Это можно объяснить пересечением криминального и легального капитала в строительной сфере. Допустим, волна спровоцирована перегревом рынка недвижимости, снижением покупательной способности населения и падением доходов застройщиков. Этот бизнес работает как доменная печь, остановить его нельзя, и нехватку оборотных средств нужно как-то компенсировать, в том числе для закрытия обязательств по провисшим объектам. Почему не сделать это за счет дольщиков, подтолкнув к падению какой-нибудь липовый кооператив, созданный под своим крылом на черный день? Лавинообразность этих процессов может еще больше усугубляться переплетением большинства имеющихся в регионе строительных активов, когда кризис одного бизнеса может резонировать на других.

Быть может, эта версия довольно близко описывает то, с чем мы имеем дело в Саратове. И эта взаимосвязь становится катализаторам при обвале долевых проектов, которые, надо сказать, и в более тучное время служат источником неправедного обогащения. В случае кризиса, там, где «можно» не достроить, начинается банкротство. Зато чтобы реанимировать стоящие стройки, правительство области бесплатно предоставляет инвесторам, согласным на продолжение работ, земельные участки – самое ценное городское имущество. И тем самым дает новое дыхание отрасли, выводя ее на новый цикл. Помнится, два года назад именно депутат Леонид Писной был одним из активнейших сторонников введения этого механизма, внешне выглядящего логичным и справедливым.

Строители в обмен за землю вкладывают в достройку собственные средства. Но кто знает, не переложили ли они из правого в левый карман деньги, уведенные у дольщиков того же долгостроя другими застройщиками или просто подставными лицами, часто уже сидящими в тюрьме. Теми, которыми «профессиональная корпорация» пожертвовала ради своего благополучия. Ведь если предположить, что в Саратовской области существует строительный картель, в котором есть привилегированная верхушка и круг коммерсантов поменьше, то логично было бы допустить и существование между ними своеобразного «общака».

Дом ЖСК \

Источник: https://om-saratov.ru/politics_article/28-november-2017-i55438-stoit-li-za-problemami-sar