КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Терра и никого



Начавшийся было поход за возвращение земельных участков в распоряжение муниципалитета, судя по всему,  стал испытывать незаметное, но очень сильное сопротивление. Даже невооруженным взглядом видно, что первоначальный энтузиазм, который излучали сторонники “решительной инвентаризации”, пошел на убыль. Идея возвращения земель стала тонуть в разного рода компромиссах и сомнительных сделках, а хитровылепленные юристы чуть ли не с пеной у рта стали объяснять, что большую часть земель вернуть не удастся и придется либо смириться с суровой действительностью, либо молча взирать, как так называемые “собственники” станут заниматься огораживанием  земель, выступая в роли собаки на сене.

 

Начиная инвентаризацию, мы пойдем до конца! Я добавлю: до самого конца!
Начиная инвентаризацию, мы пойдем до конца! Я добавлю: до самого конца!

Когда речь зашла о “решительной инвентаризации”, мы больше всего опасались, что у тех, кто выступил ее инициаторами не хватит смелости. К сожалению, так все и получается.

Мы сейчас не будем вдаваться в юридические тонкости, связанные с тем, как оформлялись эти участки, как они распределялись без торгов и почему. За нас это уже объяснили все те же хитровылепленные юристы.  Мы попытаемся понять истоки той нерешительности, которую стали проявлять наши инвентаризаторы.

Помимо того, что они позволили втянуть себя в юридическое болото, в котором при наличии более или менее грамотных стряпчих. можно утопить любое начинание, они допустили первую и главную ошибку, которая потянула за собой все остальные. Суть этой ошибки состоит в том, что “решительная  инвентаризация” осуществляется при отсутствии гласности. Общественность узнает о ней лишь то, что ничего не узнает.

Так, например, наш политический аксакал –  глава ОПы Александр Ландо возмутился после того, как ему стало известно, что большинством земельных участков, которые, минуя торги, оказались в собственности разного рода почетных строителей и не менее почетных застройщиков, сначала попали в руки  небольшой группы лиц.

Эта “небольшая группа лиц” в течение длительного периода времени келейно оформляла участки “на себя”, чтобы потому также тихо и незаметно передавать их “заинтересованным лицам” “Нарезали” так, как это делали известные продавцы футбольных полей в Балаково: брали поле, выделяли на нем участки и продавали “людям чести”, кому за два, кому за три миллиона, а чаще как бог на душу положит. Пока бог клал на душу, эти господа клали выручку себе в карманы широченных штанин.

Слушай, Миш, а кто такая Арутюнова?
Слушай, Миш, а кто такая Арутюнова?

Схема банальна до безобразия: зачем проводить торги, если собственник уже их “где-то там” провел и теперь может распоряжаться земелькой, как заблагорассудится. В который раз мы вспоминаем монолог Геннадия Хазанова “Речь министра МВД”: “Знаем, кто, где, когда, имеем отпечатки пальцев, съемки скрытой камерой,  показания свидетелей, доказать ничего не можем”. Мало того, что “доказать не могут”, так еще имена этих владельцев боятся назвать! А ведь никакой тайны здесь нет. По бумагам эти господа владели участками и эти имена хорошо известны. Среди них не только те, кто “торговал родиной” в прошлом, но и те, кто активно это делал при экс-главе города Валерии Сараеве. При нем схема была самой примитивной: земельные участки, полученные без торгов, распределяли среди близких родственников.

Так что же мешает нашим инвентаризаторам назвать имена “героев”? Никакой тайны следствия, пока, нет, ибо следствие еще толком и не начиналось. Бумаги, в которых черным по белому вписаны имена “латифундистов”, пока, не пострадали при пожаре или наводнении. Бери, зачитывай, публикуй!

Отказавшись предавать гласности имена земли дельцов, наши инвентаризаторы  свели на нет всю свою первоначальную решительность.

Что так и сказали, что пойдут до конца? Да, до самого конца!
Что так и сказали, что пойдут до конца? Да, до самого конца!

Следующей ошибкой наших “ревизоров” стало игнорирование роли “великого слепого”, под которым следует понимать городской комитет по управлению имуществом. Инвентаризацию необходимо было начинать с этого ведомства. Его “дела и дни” были особенно замечательными при Валерии Сараеве, но и при его предшественниках городской КУИ оставался “незрячим”.

Кстати, это хорошо, что сегодня председателем городского КУИ является Татьяна Карпеева! Хорошо, что ее не выгнали! Есть с кого спросить. В конце 2015 года ее на эту должность поставил Валерий Сараев. Представляя ее, Сараев особо подчеркнул, что  “Татьяну Карпееву знает давно, это очень опытный специалист, в городском комитете по управлению имуществом она проработала 20 лет, начиная с 1992 года. Она прошла путь от рядового специалиста комитета до председателя. Затем ушла с муниципальной службы, а теперь приняла решение вернуться в администрацию города, чтобы использовать весь свой богатый опыт в данной сфере”.

Передайте им,  что инвентаризация дело тонкое
Передайте им, что инвентаризация дело тонкое

Мы полагаем, что Татьяна Александровна просто так сама в мэрию не возвращалась, что ее туда “возвратил” именно Сараев. Возможно, по предложению его верного помощника Ирины Арутюновой. Это  дает нам повод предположить, что Татьяна Александровна хорошо знает, как при Сараеве “мигрировали земельные участки” и в какую сторону осуществлялась эта “миграция”.  Ей также хорошо должно быть известно, кто в мэрии при Сараеве реально распределял земельные участки и почему они попадали в распоряжение родственников того, кто их распределял.

А то получается, что председатель городского КУИ – опытный специалист, который в городском комитете по управлению имуществом проработал целых 20 лет и ничего не знал о том, как так получилось, что сотни, тысячи земельных участков уходили почти ничего не принося городской казне. Кстати, г-жа Карпеева с ее 20-летним стажем работы в комитете по управлению имуществом – это же настоящая “земельная энциклопедия”!  Достаточно пригласить в мэрию группу людей в синем и Татьяна Александровна  им, возможно, даже в лицах, расскажет, кто, как и при каких обстоятельствах  кроил городскую землю направо и налево.

Возможно, что сторонники “решительной инвентаризации”, начиная это благое дело, слабо понимали, что  чем дальше они будут углубляться в ее дебри, тем толще будут латифундисты. Может быть, они думали, что сейчас напугают этих прохиндеев и они незамедлительно выстроятся в очередь с “черного входа”, чтобы наперебой сдавать городу неправедно приобретенную недвижимость?

Нет, господа, земля это самое ценное (если не считать депутатов городской думы), что есть у города и никто вам ее страха ради возвращать не станет. Такую инвентаризацию провести – это вам не поле перейти. Чем активнее будет разматываться этот хитросплетенный клубок сделок, авантюр и преступлений, тем большее количество прямых или косвенных, но весьма упитанных людей будут становиться фигурантами инвентаризации.  Мелкой сошкой здесь не обойтись.

“Решительная инвентаризация стала пробуксовывать, на наш взгляд, именно по этой причине. По этой же причине инвентаризаторы избегают гласности, не привлекают к работе независимых экспертов, представителей общественности (кроме тех, кто заседает в ОПе), не проводит по этому поводу открытые слушания, не подключает к работе депутатов…

В этой связи не стоит удивляться тому, что уже появились посредники, ходоки и решалы, которые предлагают решить этот вопрос посредством компромисса. Дескать, не стоит отнимать землю у тех, кто получил ее по закону, а то они мэрию по судам затаскают. Давайте будем отдавать участки подрядчикам при условии если они половину построенного жилья будут передавать мэрии! А давайте, землю использовать в виде бартера и передавать ее обманутым дольщикам в счет так и не полученных ими квартир! А давайте…

Все это делается с единственной целью: увести главных виновников в разбазаривании городских земель от реальной ответственности и от реальных посадок.

Инвентаризацию надо проводить до конца. И ее главной целью должен быть не только возврат земель городу, но и  решительное искоренение той практики, которая привела к обнищанию казны, разорением большинства и несправедливому обогащению меньшинства. Но вряд ли у инвентаризаторов хватит на это смелости. Очень скоро они станут жертвами очередного гнилого компромисса и все вернется на круги своя.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=17&ELEMENT_ID=9698