КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Генеральная прокуратура отреагировала на обращение учредителей «ТОРЭКС»



Генеральная прокуратура отреагировала на обращение учредителей «ТОРЭКС»Прокурор Саратовской области Сергей Филипенко проинформировал губернатора Валерия Радаева о том, что уголовное дело по обвинению в попытке мошенничества в особо крупном размере бывшего учредителя ООО «ТОРЭКС» Салавата Мухитдинова направлено на новое расследование. Очередное постановление об отказе в возбуждении данного дела было отменено уже не областной прокуратурой, а руководством Следственного департамента МВД России. «В связи с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, допущенными следователем, надзирающим прокурором внесен акт реагирования. Приняты меры к их устранению и недопущению в дальнейшей работе», – сказано в письме за подписью замначальника управления по надзору за следствием в МВД России (подразделение Генеральной прокуратуры РФ) Евгения Куровского. Казалось бы, в нашумевшем деле о 660 миллионах впервые за последние годы произошел какой-то положительный сдвиг, раз уж даже на федеральном уровне признали необоснованность упорных отказов ГСУ ГУ МВД по Саратовской области возбуждать уголовное дело. Однако в «ТОРЭКСе» в объективность нового расследования не верят, ведь поручено оно все тем же людям, которые уже шесть раз принимали решение о его прекращении.

Когда проценты выросли «как на дрожжах»
Напомним, истоки этого затянувшегося судебного разбирательства уходят в август 2015 года, когда работник «ТОРЭКСа» Руслан Мухитдинов, сын советника директора по экономике Салавата Мухитдинова, решив в очередной раз уволиться, и будучи, что потом подтверждали свидетели, в неадекватном состоянии, потребовал у руководства предприятия 5 миллионов рублей, угрожая переслать во все инстанции некий компромат на «ТОРЭКС». Никаких денег Руслан Мухитдинов тогда не получил, а несколько месяцев спустя, уже в октябре решает выйти из состава учредителей предприятия его отец Салават Мухитдинов, кандидат экономических наук, советник директора по экономике. Объясняет он это невозможностью глядеть в глаза коллегам после такой выходки сына. Но при этом Мухитдинов-старший заявил, что при выходе из числа учредителей ему полагается доля не в 9% (и 226 миллионов рублей в денежном эквиваленте), о которых знали остальные учредители, а в три раза больше – 31% (660 миллионов). В многочисленных судебных заседаниях позже пояснялось: еще в 2000 году Салават Мухитдинов (которому в 1994 году было доверен расчет долей учредителей и регистрация в соответствующих органах) заявил, что все учредительные документы того времени утеряны. Тогда на их пропажу никто особо внимания не обратил. «Все, кто создавали и развивали предприятие «ТОРЭКС» были чистыми производственниками. Тогда им было просто не до того, чтобы разбираться в том, что такое акции, доли и какие последствия в будущем могут нести те или иные действия. Они работали в цехах, старались усовершенствовать производство, занимались кадрами. А Салават Мухитдинов в этой ситуации был гораздо более грамотен, он знал чисто экономическую суть, как сейчас говорят, бизнес-процессов, поэтому он и взял всю инициативу в составлении этих документов на себя», – объяснял позже сложившуюся ситуацию начальник юридической службы «ТОРЭКСа» Владимир Емелин. Спустя двадцать лет якобы утерянные документы все-таки «всплыли» – в городских архивах и у супруги Мухитдинова Тамары. В этих-то документах, по словам остальных учредителей «ТОРЭКСа», Мухитдинов как раз и «нарисовал» себе 31%.

Изъяли и закрыли?
Остальные учредители с таким новым раскладом категорически не согласились. Тем более, что по их словам, собрание в июле 1994 года, на котором, по версии находчивого советника по экономике, распределялись доли, действительно имело место быть, но с иной повесткой дня. Да и «мухитдиновский» протокол этого собрания, на которой ссылался сначала он сам, а после его смерти, жена Тамара, строго говоря, оказался не столько протоколом, сколько выпиской из него, большинство подписей на которой отсутствовали. Что же касается имевшихся на мухитдиновских документах подписей, то проведенные экспертизы подтвердили: более двух десятков из них попросту поддельные – сделаны одними и теми же чернилами, одной и той же рукой, и это рука именно Мухитдинова Салавата Мифрохетдиновича.
21 декабря 2015 года учредители «ТОРЭКСа» обратились в следственные органы Саратова с заявлением о привлечении Мухитдинова-старшего к уголовной ответственности, через месяц УМВД по Саратову действительно возбуждает уголовное дело по ч.3 ст.30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере). У следователя Надежды Тимченко уходит более десяти месяцев на допросы многочисленных свидетелей, анализ документов и т.д. Однако 12 декабря 2016 года, когда материалы дела уже были готовы для передачи в суд, оно вдруг изымается из города в область, где им начинает заниматься уже ГСУ ГУ МВД по Саратовской области во главе с его начальником Андреем Бойко. Следователь областного ГСУ Екатерина Воробьева буквально за две недели (а дело к тому времени насчитывает 16 томов) отменяет постановление своей городской коллеги и выносит свое – о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. И стоит на этом «отсутствии» она буквально до последнего – прокуратура раз за разом отменяет «отказное» постановление Воробьевой, а та попросту дублирует свой же отказ. При этом, что особенно возмущает учредителей «Торэкса», полностью игнорируются результаты всех экспертиз, десятки страниц с их доводами, доказательствами, и ходатайствами. Более того, следователи областного управления даже не стали определять учредителей предприятия как потерпевших, соответственно, не позволяя им знакомиться с ходом расследования дела (даже о прекращении его представителям предприятия приходилось и приходится узнавать из третьих рук). Одновременно с этим, по информации учредителей, следователи городского УМВД, возбудившие дело против Мухитдинова, получили за это серьезные дисциплинарные взыскания. Произошло это якобы по итогам некой внеплановой проверки, которую инициировал начальник управления собственной безопасности ГУ МВД по Саратовской области Сергей Кашев. Было это около года назад. В декабре 2017 года СМИ сообщали, что он был задержан сотрудниками ФСБ при получении взятки в особо крупном размере с использованием служебного положения, сопряженном с вымогательством (ч.6 ст. 290 УК РФ).

Экспертиза для эксперта
На фоне такого «упорного нежелания» даже просто расследовать дело в отношении Салавата Мухитдинова, начали расти аппетиты защитников его интересов. Вокруг Тамары Мухитдиновой (сам Салават в феврале 2016 года скончался) к тому времени объединяется целая группа адвокатов, специалистов по решению корпоративных споров с громкими фамилиями и подчас не совсем однозначными репутациями (Мирошин, Харзова и т.д.). По словам создателя и главного учредителя «ТОРЭКСа», тот же Александр Мирошин (экс-вице-губернатор Саратовской области, а ныне адвокат поп-звезд и инициатор целого ряда крайне «смелых» многомиллионных бизнес-проектов) предлагал ему собственные адвокатские услуги в обмен на астрономическую сумму. В этом ему было категорично отказано и сразу после этого вся «команда» заявила о намерениях взыскать с «ТОРЭКСа» уже не 660 миллионов, а миллиард с лишним. Причина – якобы выросшая стоимость активов предприятия. Необходимое обоснование «роста» обеспечила экспертиза, проведенная организацией «Бриз» из Пензы, которую выбрала судья Саратовского арбитражного суда Арина Михайлова. Притом, основной вид деятельности этой организации, по данным из открытых источников, заключался в разработке проектов по кондиционированию воздуха, холодильной и санитарной технике и мониторингу загрязнения окружающей среды, строительной акустике; для проведения оценочной экспертизы по «ТОРЭКСу» «Бриз» даже вынужден был привлечь постороннего эксперта. Тем не менее, позже выяснится, что подобными услугами ООО «Бриз» Саратовский арбитражный суд пользовался уже далеко не первый раз, что, по мнению работников «Торэкса», может говорить об аффилированности самой фирмы и заказном характере проведенной ей экспертизы.
СМИ уже рассказывали о том, что результаты «бризовской» экспертизы у многих вызвали сильное удивление. «Привлеченный» эксперт Инна Попова по неизвестным причинам решила, что «ТОРЭКС» производит не стальные, а межкомнатные двери; что отработавшие там семь лет станки и прессы вдруг стали стоить почти в два раза дороже, чем новые; быстровозводимые корпуса предприятия из металлоконструкций и сайдинга оказались объектами капитального строительства со столетним сроком службы, а стоимость земли в промзоне в поселке Елшанка, где расположен «ТОРЭКС» сравнялась с ценой квадратного метра жилья в центре Саратова. На все возмущения на судебных заседаниях эксперт Попова заявляла лишь, что такова ее методика расчетов. Самое важное, что у судьи Михайловой по поводу неоднозначной экспертизы никаких сомнений не возникло и 23 августа 2017 года она, отказав «ТОРЭКСу» в проведении повторной экспертизы, полностью удовлетворила иск Мухитдиновой и всех ее представителей о взыскании с предприятия 1,28 миллиарда рублей. Позже «ТОРЭКСу» все-таки удается добиться отмены этого решения – то, что в заключении эксперта Поповой обнаружены множественные нарушения (в том числе федерального законодательства), и оно произведено необъективно, не всесторонне, и не в полном объеме, официально признали даже в саморегулируемой организации оценщиков «Экспертный совет», членом которой является и она сама (соответствующая рецензия подписана председателем экспертного совета Владимиром Лебединским). 7 ноября Двенадцатый арбитражный суд решает приостановить производство по делу о взыскании миллиарда рублей с ООО «ТОРЭКС» и назначить новую, теперь уже независимую экспертизу, которая должна завершиться в ближайшее время. Сторона Мухитдиновой попыталась это решение обжаловать, а когда попытки не увенчались успехом, обвинила руководство «ТОРЭКСа» в клевете на ее покойного мужа и направила в адрес того же начальника ГСУ ГУ МВД по Саратовской области Андрея Бойко и его непосредственного начальника Сергея Полтанова заявления с требованием возбудить соответствующее уголовное дело.

Не останутся ли без работы 1200 человек
Вполне логично, что в стремлении восстановить справедливость (а во многом – и просто здравый смысл) руководство и персонал «ТОРЭКСа» были вынуждены обращаться с коллективными обращениями в различные инстанции: в том числе к председателю Госдумы Вячеславу Володину, губернатору Саратовской области Валерию Радаеву и вице-губернатору Игорю Пивоварову, главному федеральному инспектору Марине Алешиной, к депутатам областной думы, общественникам и в торгово-промышленную палату. Учредители предприятия неоднократно заявляли о своей готовности пойти на мировое соглашение, и выплатить в полном объеме Тамаре Мухитдиновой сумму, причитающуюся ее покойному мужу, исходя из 9%, а не из 31%. Однако диалог так и не состоялся.
«Мы выражаем свою озабоченность о судьбе ООО в связи с попыткой определенной части недобросовестных людей, действующих из меркантильных соображений, которые используя подложные документы, намерены оставить без работы 1200 человек, проживающих на территории Саратова. Просим вас обратить внимание на создавшуюся ситуацию и принять меры, не позволяющие недобросовестным должностным лицам и группе мошенников развалить завод, работающий на благо не только Саратовской области, но и страны», – говорилось в одном из таких обращений.

Общее мнение всего предприятия
В итоге, судя по полученным на днях письмам из Генпрокуратуры и прокуратуры области, создается впечатление, что внимание к ситуации на федеральном уровне оказалось полезным. «К сожалению, из указанных постановлений следует, что дело направлено опять в ту же самую нижестоящую инстанцию, следователю Воробьёвой, которая неоднократно отказывала в возбуждении уголовного дела и чьи постановления шесть раз отменяла прокуратура. Воробьева уже начала приглашать на допросы учредителей «ТОРЭКСа», но мы прекрасно понимаем, что результат в итоге гарантировано будет тот же самый – очередной отказ в возбуждении уголовного дела в отношении человека, совершившего, по нашему убеждению, явные мошеннические действия», – говорит Игорь Седов. Основанием для такого мнения служит и заявление непосредственного руководителя следователя Воробьевой – начальника ГСУ ГУ МВД по Саратовской области генерал-майора юстиции Бойко, который ранее уже публично призвал закончить все дискуссии по этому поводу. В ноябре 2017 года на круглом столе в областной Думе, целиком посвященном судьбе «ТОРЭКСа» как крупнейшего в стране производителя стальных дверей, в присутствии чиновников, общественников и представителей профсоюзных организаций, Бойко заявил, что очередное решение (пятое или шестое – все уже, кажется, сбились со счета) об отказе в возбуждении дела в отношении Салавата Мухитдинова является обоснованным, законным и окончательным. «Поэтому сейчас мы готовим обращения с требованием передать расследование этого дела в Следственный комитет, в следственные органы другого региона – куда угодно, но только не в ГСУ ГУ МВД по Саратовской области, должностные лица которого, и это наше общее мнение, абсолютно не заинтересованы в объективном и справедливом расследовании», – говорит Игорь Седов.
Всплывающая подсказка

Генеральная прокуратура отреагировала на обращение учредителей «ТОРЭКС» Генеральная прокуратура отреагировала на обращение учредителей «ТОРЭКС»

Источник: https://om-saratov.ru/social_article/26-january-2018-i57355-generalnaya-prokuratura-otr