КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Как мы попали в кабалу



Немалая часть жителей Саратовской области убеждены в том, что Всевышний проклял их край. Нет, не превратив его в “край суровый, край печальный”. Напротив, губерния великолепна и своим географическим положением, и своими природными богатствами, и своими разнообразными климатическими зонами. В ней живет активный трудолюбивый народ, который хотя и отличается некоторой склонностью к стяжательству, все равно – добр и отзывчив. Не повезло жителям региона с начальством. Именно в этом смысле их обделил Господь. Все у нас есть, – считают жители Саратовской области, да вот только начальники дурные. Кого не назначишь (а временами даже и выберешь) все какие-то непутевые, вороватые и туповатые. Как же так получается: край – обильный, народ трудолюбивый, а начальники – не те? 

Как же так случилось, ведь мы выбрали "вектор лидерства"?
Как же так случилось, ведь мы выбрали “вектор лидерства”?

Саратовская область – твердый середняк. В рейтинге российских регионов она, как правило, держится в центральной части списка, то немного возвышаясь, то немного понижаясь. Такой она была и в далекие советские времена. Быть может, только во времена царские – губерния входила в десятку регионов лидеров, как по уровню развития, так и по численности населения. Но то были времена еще более давние – былинные. Среднее состояние области – это не показатель какой-то сбалансированности. Дело, вероятно, в том, что Саратовская область  - это слепок с большинства среднестатистических регионов РФ. Поэтому нельзя сказать, что ей не везет с начальниками, а всем другим – везет. Так как в Саратове с начальниками – почти везде по всей России, даже у нас лучше. Ведь за всю новейшую историю в Саратовской области не был посажен ни один губернатор. Близко к уголовному делу приближались, но не попадались. Мэрам, правда, везло меньше. Саратовский мэр – Юрий Аксененко – сидел, энгельсский мэр – Михаил Лысенко – сидит. В новейшее время находятся под следствием главы Энгельса и Маркса.

У каждой области, края, республики РФ имеются свои особенности, но объединяет их нечто общее: кризис политической, а ныне и экономической модели развития. Возникнув в начале 90-х годов прошлого века, эти модели стремительно эволюционировали, пока не исчерпали себя.

Поэтому истоки того глубокого дисбаланса между властью и обществом, властью и бизнесом необходимо искать в начале 90-х годов. Но не потому, что то были “лихие 90-е” с их “свинцовыми дождями”, бандитизмом, шальной приватизацией и т.п. Это было время выбора пути развития. Выбор, который был сделал в то время, отнюдь не был идеальным. Но “времени было мало”, думать над тем, как отыскать безошибочные пути развития, было некогда. Свое будущее граждане “слепили из того, что было”, но, увы, так его и не полюбили.

Почему в Саратовской области самые низкие доходы
Почему в Саратовской области самые низкие доходы

В новейшей истории формирования власти, общества, бизнеса на примере Саратовской области можно было выделить несколько узловых моментов, которые сыграли решающую роль в ее истории, как части истории новой России. Отправной точкой следует признать госпереворот, который произошел в стране в сентябре-октябре 1993 года. Сегодня об этих событиях принято не вспоминать. Однако, будем искренними, то был переворот, который радикально изменил существующий в стране порядок.

После ликвидации советов, которая в Саратовской области проходила довольно бурно, но не преодолела рамки острых дискуссий. Спорили много и активно, но вынуждены были подчиниться курсу верховной власти.

После переворота Саратовская область вступила в период “междуцарствия”. Больше  года в области не было законодательной власти. Что касается Саратова, то в нем, как главном доноре области, представительной власти не было более трех лет. Первая Саратовская областная Дума была избрана в мае 1994 года, а первая Саратовская городская дума была избрана только в декабре 1996 года.

Этот переходный период привел к возникновению дисбаланса в системе разделения властей. С 1993 года и по сию пору в регионе преобладает исполнительная ветвь власти. Тем не менее пресловутая система сдержек и противовесом существовала в регионе достаточно долго. В настоящее время она полностью разрушена. Действующий ныне губернатор Саратовской области – представляет из себя этакого “плюшевого диктатора” , который стремиться посадить в районах губернии таких же “плюшевых диктаторов”, как и он.

Исполнительная власть, как на уровне области, так и на уровне муниципалитетов – глубоко некомпетентна. Поэтому даже в условиях “плюшевой диктатуры”, будучи наделенной ничем не ограниченной (в смысле сдержек и противовесов) властью, она не в состоянии не то, что создать образ мечты или образ победы, но и просто грамотно управлять.

Она не умеет работать с финансовыми, кадровыми, интеллектуальными ресурсами. Не в состоянии определять цели и задачи, мыслить стратегически.

Картинка из прошлого, напомнила о будущем
Картинка из прошлого, напомнила о будущем

При отсутствии системы сдержек и противовесов в регионе возник “феномен Володина”. Его суть состоит в том, что наш великий земляк Вячеслав Викторович Володин является единственным сдерживающим и побуждающим фактором, который только и способен “отрезвить” эту власть, придать ей смысл и назначение, удержать ее от того, что она делает лучше всего – от множества финансовых, кадровых, управленческих ошибок. В известной степени Володин сегодня – это то самое недостающее звено в системе, которое отвечает за сдержки и противовесы. В лице нашего земляка мы можем видеть и оппозицию, и куратора, и вдохновителя, и стратега, и учителя, и строгого судью, и советника, и новатора, наконец, главного мотиватора.

Мы не погрешим против истины, если скажем, что не будь Володина, та система власти, олицетворением которой является печальное лицо губернатора Валерия Радаева, давно бы потеряла управляемость и оказалась парализованной.

Такое положение вещей стало возможным благодаря поэтапному отстранению населения от управления.  В настоящих условиях в Саратовской области убиты МСУ и региональный парламентаризм, а в целом – система представительной власти оказалась в руинах.

Власть избрала модель взаимодействия с населением (гражданами), согласно которой этому населению (гражданам) рекомендовано не вмешиваться в политику. За это власть взяла на себя обязательства обеспечить население социально-экономической пайкой, больше известной, как “стабильность”. Не надо беспокоиться, рассуждала власть, мы все сделаем за вас. Изберем представительные органы, правильно распределим ваши (налогоплательщиков) деньги, обустроим среду обитания и т.д. Все это привело к тотальной инфантилизации масс. Население оказалось уподоблено неразумному дитя, которое настолько не самостоятельно, что все вопросы за него решает власть, лишь иногда спрашивая у этого дитя совета.

Бойся кредитов, кабалу приносящих
Бойся кредитов, кабалу приносящих

Как это не парадоксально, но дитя очень даже понравилась такая модель взаимоотношений, прежде всего потому, что она снимала с него всяческую ответственность.   Такое состояние населения приводит к его отказу от мобилизации. Мобилизации в широком смысле этого слова, когда, например, благоустройство, стихийные бедствия (в виде ли снегопада или гололеда),  транспортный коллапс, разрушение жизненно важной инфраструктуры – являются проблемами власти, но не населения. В условиях, когда население само по себе, а власть сама по себе формируются отношения, когда у власти есть обязанности, а у граждан их – нет. При этом власть, которой очень сложно объяснить (даже самой себе) происхождение своей легитимности, испытывает тревожное чувство вины перед гражданами. Эта вина возникает тогда, когда граждане априори враждебно настроены к власти, считают ее виновницей все своих бед, даже таких, которые никак не связаны с властью и от нее не зависят.

В этой модели не хватает главного для того, чтобы она могла быть эффективной, а именно – население (граждане) бедны и продолжают беднеть.  Это тот самый “золотник”, который подрывает элементы стабильности, а все усилия власти сводит на нет. В этих условиях власть стремится разделить ответственность с гражданами, предлагая им поделиться своими пожеланиями, но поскольку последние от нее отделены, совместной ответственности не получается.

Например, власть советовалась с горожанами об обустройстве сквера на Рахова, или на Привокзальной площади, а  в результате виновной оказалась только власть. Увы, так будет продолжаться до тех пор, пока не изменится существующая модель. Сколько бы наказов при такой системе власть не собирала с граждан, они не только всегда будут недовольны, но и будут относиться к власти с глубоким чувством недоверия. Вероятно, потому, что граждане твердо убеждены в том, что даже на благом деле чиновники будут наживаться, пилить и красть.

А в целом - перспективы светлые
А в целом – перспективы светлые

Для того, чтобы заигрывать с инфантильным населением, власть в Саратовской области постоянно “нагибала” бизнес”. Она постоянно стремилась дотянуться до мягкого подбрюшья этого самого бизнеса, чтобы содрать с него “лишний жирок”. Когда власть “нагибает” бизнес, ему не к кому апеллировать, потому, что население и к бизнесу настроено враждебно. Богатство в нашей стране по-прежнему не является  следствием  труда и не признается заслугой. Оно – априори получено нечестным путем и переубедить в этом большинство так и не удалось. Вступив в альянс с властью, бизнес, конечно, “нагибается”, но при этом требует “компенсации”. Скажем, скинулись бизнесмены (у нас их называют “спонсорами”) на строительство какой-нибудь пешеходной зоны, так они обязательно потребуют дополнительных подрядов, или хотя бы снижения процентов откатов.” Компенсацией” для бизнеса  становится и возможность едва прикрытого воровства и обмана все тех же граждан. При этом власть не защищает их от обворовывания и обмана, поскольку она с бизнесом “в деле”.

На этом фоне складывается убеждение в том, что власть – это безраздельный, никем не контролируемый доступ к ресурсам, которые, Бог весть, откуда берутся, а бюджетное – это фактически ничье, правда, при одном условии: у власти по отношению к бюджету есть “право первой ночи” .

В условиях, когда население (граждане) хочет, чтобы его обслуживали, ничего не отдавая за это взамен, власть – хочет, чтобы никто не лишал ее “права первой ночи” и никто не совал бы свой нос в ее право самой решать, как тратить деньги налогоплательщиков, в условиях, когда бизнес думает о том, как бы компенсировать свои “спонсорские затраты” – никому нет дела до города или области, в которой все мы живем.

Стоит ли удивляться тому, что область оказалась в кабале, что инфраструктура загублена, власть некомпетентна, а сказать ей, об этом открыто, глядя прямо в глаза, может только Вячеслав Володин.

Источник: http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=25&ELEMENT_ID=10655