КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Так много было обещано… Заметки на полях забытой программы



ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 7 (467) от 27.02.2018

Нынешняя избирательная кампания единодушно признана самой, скажем так, бессобытийной. Да, что-то делают «остальные кандидаты», но главный претендент на президентский пост хранит олимпийское молчание. Хотя, понятно, определение «олимпийский» на фоне неудачного выступления наших спортсменов и очередного допингового скандала, возможно, и не к месту. Но факт остается фактом: каких-либо значительных шагов по продвижению своей кандидатуры Владимир Путин и его команда не делают. Искать и находить тому причины можно долго, и мы займемся этим в другой раз. Сейчас же обратим внимание на интересный факт: некоторые сторонники действующего президента пытаются самостоятельно повысить его рейтинг. Так, например, патриотичный до крайности и вполне правоверный сайт «Правда. Ру» решил помочь Владимиру Путину, опубликовав компиляцию его семи предвыборных статей 2012 года. И лучше бы сайт этого не делал.

Чем точнее прогноз – тем меньше шансов

Семь предвыборных статей Владимира Путина были опубликованы с 16 января по 20 февраля в семи крупнейших газетах России. Темы были самыми разными: от развития экономики до развития демократии (?), социальная политика, место России в современном мире. Мы вслед за «Правдой.Ру» не будем касаться всего спектра поднятых задач, а сосредоточимся на экономике. Обязательно надо отметить, что зимой 2012 года никто (или почти никто) и не догадывался, что через два года случатся Крым и Донбасс, международные санкции, обвал цен на нефть и, как следствие, – обесценивание рубля вдвое.

Понятно, что все обстоятельства скорректировали прогнозы тогда премьер-министра Владимира Путина. Однако некоторые пассажи его статей не потеряли своей актуальности и сегодня. Точнее надо сказать так: их с успехом можно поставить в любое выступление 2018 года, например, в Послание президента Федеральному Собранию. Послание намечено на 1 марта, и ожидается, что именно в Послании будет изложена предвыборная программа Путина, но может, и не будет изложена.

Такая универсальность этих пассажей обусловлена не глубиной анализа экономической ситуации, а тем, что при всей своей глубокомысленности они являются набором банальностей, применимых ко всем случаям жизни. Например: «Нам нужна новая экономика, с конкурентоспособной промышленностью и инфраструктурой, с развитой сферой услуг, с эффективным сельским хозяйством. Экономика, работающая на современной технологической базе. Нам необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики, найти и привлечь необходимые для нее огромные материальные и кадровые ресурсы.

Россия обязана занять максимально значительное место в международном разделении труда не только как поставщик сырья и энергоносителей, но и как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах. Иначе будем постоянно терять ресурсы, выплачивая их за новые, всё более сложные и дорогие технологии промышленных товаров, материалов и медицинских препаратов, которые не умеем создавать сами».

Фармакология – наше всё

То, что в предвыборных статьях Владимира Путина превалируют общие суждения, можно объяснить по крайней мере двумя причинами. Во-первых, минимум конкретики, разговоры, что называется, вокруг да около вкупе с традиционным «А посмотрите, что на Украине делается» – есть стиль нынешнего президента. Во-вторых, люди, писавшие эти тексты, прекрасно понимали: чем точнее прогноз, тем больше шансов, что он может не сбыться. В общем, неопределенность – наше оружие. Там же, где дело доходило до конкретики, могло случиться разное. Вот Владимир Путин пишет: «Для возвращения технологического лидерства нам нужно тщательно выбрать приоритеты. Кандидатами являются такие отрасли, как фармацевтика, высокотехнологичная химия, композитные и неметаллические материалы, авиационная промышленность, информационно-коммуникационные технологии, нанотехнологии. Разумеется, традиционными лидерами, где мы не потеряли технологических преимуществ, являются наша атомная промышленность и космос».

Теперь, спустя шесть лет, можно проверить точность прогноза. Возвращения технологического лидерства не случилось – это бесспорный факт. Авиастроительную отрасль России тоже сложно назвать мировым лидером, особенно в области гражданского самолетостроения. Нанотехнологии так и остались в общественном сознании чем-то вроде анекдота. Но вот фармакологию угадали.

Совсем недавно, на сочинском инвестиционном форуме, премьер-министр Дмитрий Медведев (в 2012 году – президент) сказал: «Она [фармацевтическая промышленность] демонстрирует фантастические темпы роста. У нас фармацевтическая отрасль прирастает по 20–30 процентов в год, и это при том, что на нашем рынке присутствует масса других иностранных препаратов». В продолжение этого разговора бизнесмены говорили премьеру и о возможной экспансии наших компаний на зарубежные фармакологические рынки.

С другой стороны, именно сейчас мы вынуждены констатировать, что в космической отрасли пальму первенства мы потеряли. Сенсационные успехи американской частной фирмы SpaceX: резкий рост количества запусков, технологии возвращения на землю разгонных блоков происходили на фоне регулярных наших неудач. Куратор области вице-премьер Дмитрий Рогозин оказался лишь мастером надувать щеки и писать в сети язвительные комментарии – более ничем его руководство не запомнилось. К тому же российскую космическую корпорацию сотрясают постоянные коррупционные скандалы.

Письма президенту – новая отрасль (?) академической науки

Но пойдем дальше по предвыборному тексту шестилетней давности. Вот автор пишет: «…приоритетами промышленной политики были продиктованы наши действия по созданию крупных госкорпораций и вертикально-интегрированных холдингов – от «Ростехнологий» и «Росатома» до Объединенной авиастроительной корпорации и Объединенной судостроительной корпорации. Цель была – остановить развал интеллектуальных отраслей нашей промышленности, сохранить научный и производственный потенциал за счет консолидации ресурсов и централизации управления. Эта цель может считаться достигнутой». И тут же предупреждает, что по развитию госкорпораций не следует делать выводы о разрастании госкапитализма. «По каждой компании у нас сегодня есть план по их реорганизации, выводу на рынок. Часть их будет превращена в публичные компании с последующей продажей пакетов акций. Это затронет «Ростехнологии», «Росавтодор», «Росатом» в его гражданской части и ряд других госкорпораций. Это работа не одного дня, но и тянуть её до бесконечности мы не можем».

Предположения Владимира Путина, что власть будут обвинять в развитии именно государственного капитализма, полностью сбылись. Они и не могли не сбыться, потому что именно госкапитализм и строится в нашей стране. Никаких шагов по приватизации указанных корпораций сделано не было. Хотя была приватизирована часть «Роснефти». Только сделка по продаже 19,5 процента больше напоминала чекистскую операцию, она проходила в обстановке полной секретности. И до сих пор нет ясного понимания, кто же купил часть «Роснефти» – нефтетрейдер Glencore и суверенный катарский фонд или у сделки были другие бенефициары.

Но тогдашний премьер-министр и кандидат в президенты уверен в том, что именно отраслевые государственные корпорации – наш путь к успеху. «Итогом реализации стратегий отраслевых холдингов должно стать создание глобально конкурентоспособных корпораций, высококапитализированных, нашедших и расширяющих свое место на мировом рынке».

А вот иллюстрация. В 2008 году капитализация «Газпрома» составляла 341 миллиард долларов. Руководитель газового монополиста Алексей Миллер уверенно предрекал, что стоимость компании дойдет до триллиона долларов. Реальность такова: по итогам 2017 года «Газпром» стоит около 59 миллиардов долларов. И уступает многим зарубежным компаниям, занимающимся высокотехнологичными, наукоемкими разработками, IT-технологиями.

И здесь самое время перейти к науке. В предвыборной программе 2012 года Владимир Путин уделил ей несколько строк: «Высокий уровень образования населения, огромное наследие фундаментальной науки, наличие инженерных школ, сохранившаяся во многих отраслях база опытного производства – мы обязаны задействовать все эти факторы». А вот слова представителей фундаментальной науки – российских академиков из письма президенту страны, написанного в феврале этого года. Перед этим – летом 2016 года – было еще письмо двухсот академиков, на которое власть никак не отреагировала. «…за прошедшее время ситуация лишь ухудшилась: финансирование институтов РАН сокращалось; продолжается бессмысленная реструктуризация многих институтов, усиливается абсурдная бюрократизация управления наукой со стороны Федерального агентства научных организаций (ФАНО); наблюдается рост научной эмиграции из России молодого поколения ученых. Если срочные меры по исправлению описанной трагической ситуации не будут приняты, то в марте 2018 года избранный Президент России примет в управление страну с обезглавленной, умирающей фундаментальной наукой, не способной встретить вызовы современного мира».

Немного сравнений

Понятно, можно долго изучать речи шестилетней давности и искать, что сбылось, а что не сбылось. Но мы ограничены рамками газетной страницы, потому пройдемся конспективно по некоторым тезисам.

2012 год: «Мы проигрываем странам-конкурентам по инвестиционной привлекательности. Мы имеем значительный отток капитала из России».

2018 год. Чистый отток капитала из России в январе-ноябре 2017 года вырос в 3,4 раза по сравнению с аналогичным периодом годом ранее, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на материалы ЦБ. За 11 месяцев 2017 года из России, по подсчетам регулятора, было вывезено 28 миллиардов долларов. 4,2 миллиарда долларов из этой суммы было вывезено из России в ноябре.

2012 год:«Главная проблема {делового климата} – недостаток прозрачности и подконтрольности обществу в работе представителей государства, от таможенных и налоговых служб до судебной и правоохранительной системы. Если называть вещи своими именами, речь идет о системной коррупции».

2018 год. Ничего не изменилось.

2012 год: «Всё сказанное не означает, что мы отступим от системы бесплатного образования и здравоохранения, перестанем повышать традиционные пенсии».

2018 год. Накопительная часть пенсий заморожена в 2015 году. Заморозка продлена до 2020 года. С 2016 года отменена индексация пенсий работающим пенсионерам.

2012 год:«Средняя заработная плата по экономике вырастет в реальном выражении в 1,6–1,7 раза, почти до 40000 рублей в ценах 2011 года. Номинально она, конечно, будет выше».

2018 год. Средняя зарплата по итогам 2017 года равна 35369 рублям. Обещанные в 2012 году 40000 рублей тогда равнялись 1300 долларам. Нынешняя средняя зарплата – приблизительно 700 долларов.

Вывод можно сделать только один: если вы хотите сохранить уважение к политику, не читайте к концу его срока обещаний, данных перед избранием.

Источник: https://fn-volga.ru/newspaperArticle/view/id/7548