КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Отказ двигателей. В Саратовской области исчезает старейшая отрасль промышленности



Два из трех предприятий находятся в процедуре банкротства
На заводе Волжский дизель имени Маминых выпускали дизельные установки для судов

На заводе Волжский дизель имени Маминых выпускали дизельные установки для судов

Дизелестроение как отдельная отрасль в саратовской промышленности, похоже, может в ближайшее время уйти в прошлое. Из тройки крупнейших предприятий в регионе не говорится только о проблемах «Саратовдизельаппарата». «Волгодизельаппарат» в Марксе находится на пороге продажи имущества, другой, старейший производитель «Волжский дизель имени Маминых» в Балакове уже год как закрыт, а шансы его возродить оцениваются как призрачные. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Ушел в историю

«Волжский дизель» был основан в 1899 году. Балаковские инженеры Яков и Иван Мамины, стоявшие у истоков дизелестроения в России, тогда организовали свой «Специальный завод нефтяных двигателей». Предприятие пережило все революции и распад Советского Союза, однако уже в относительно стабильные 2010-е вдруг столкнулось с неразрешимыми проблемами.

Причем еще несколько лет назад закрытие завода ничего не предвещало. У предприятия были крупные контракты, в том числе с судо- и двигателестроительными корпорациями. После аварии на японской АЭС «Фукусима-1» в 2011 году завод получил крупный заказ на строительство резервных дизельных генераторов для российских атомных станций. Однако, стремясь нарастить портфель заказов, руководство завода взяло кредиты в банках и не рассчитало своих финансовых возможностей.

Итогам стало признание «Волжского дизеля», вернее, четырех юридических лиц, с которыми была связана его деятельность, банкротами. С 1 апреля 2017 года все 406 работников оказались на улице. Еще год назад руководство заявляло о том, что для завода нашелся инвестор, который сохранит его производственную деятельность. Однако имя или название этого полумифического лица так и не были названы, а завод пустили с молотка. Первоначально комплекс заводской недвижимости продавали за 143 млн рублей, однако уже в январе этого года имущество трех собственников было куплено всего за 35 млн рублей московской фирмой под названием «Салем».

Эта фирма не имеет никакого отношения к промышленности, основным видом ее деятельности являются юридические услуги. Одним из учредителей покупателя оказался офшор «Залдер Лимитед», зарегистрированный на Британских Виргинских островах. Все это наталкивает на мысль, что имущество завода приобретено за бесценок для дальнейшей, более выгодной продажи. О заинтересованности нового собственника в возрождении старейшего в регионе производства говорить не приходится.

В министерстве промышленности и энергетики региона не оставляют надежд найти для «Волжского дизеля» более подходящего хозяина. Впрочем, наблюдатели сравнивают вероятность прихода спасителя и возобновления производства с чудом.

Министр не помог

В несколько иной ситуации находился марксовский «Волгодизельаппарат». С 1990-х годов предприятие боролось за существование. Когда в 2010-х спрос на основную продукцию совсем иссяк, замаячила перспектива закрытия, генеральный директор Вячеслав Покровский пошел на отчаянный шаг – прорвался на личный прием к министру промышленности и торговли РФ Денису Мантурову. Ситуацию с «ВДА» обсуждали на специальном совещании в ведомстве. Однако, по всей видимости, никакой действенной поддержки заводу предложено не было, потому что вскоре банкротство все-таки было запущено.

Сам г-н Покровский стал фигурантом уголовного дела об уклонении от уплаты налогов, а также был дисквалифицирован за долги по зарплате. Эта история получила скандальное политическое продолжение: провинившегося гендиректора не пустили на съезд «Единой России» в январе 2017 года.

Впоследствии арбитражный управляющий Дмитрий Цыганков, разбираясь с отчуждением непрофильного имущества предприятия, заподозрил его руководство в преднамеренном банкротстве, о чем и сообщил в правоохранительные органы. Земля, здания и транспорт, по его оценке, продавались дешевле реальной стоимости физическим и юридическим лицам, среди которых нашлись и местные чиновники. В то же время управляющий попытался через суд расторгнуть ущербные, по его мнению, договоры продажи имущества. Арбитраж в большей части требований ему отказал, а мировые соглашения, о которых удалось договориться с рядом собственников, не были приняты собранием кредиторов.

Часть имущества завода не была найдена, в связи с чем Цыганков также написал заявление о розыске в местный отдел полиции. На данный момент проведена оценка сохранившегося имущества предприятия: судя по отчету, это около 150 млн рублей.

В ближайшее время второе предприятие может быть выставлено на продажу. Судьба «Волжского дизеля имени Маминых» подсказывает, что покупателей, готовых развивать профильную деятельность предприятия, может и не найтись. А это грозит предприятию закрытием, а более чем 200 человек – потерей работы.

Заглохшее импортозамещение

Региональные власти оказались бессильны перед потерей крупного производства в Балакове и не смогли помочь марксовскому предприятию с лоббированием его интересов в Москве. Хотя губернатор Валерий Радаев заявлял, что нужно принять все меры по сохранению обеих промышленных площадок. Случившееся идет в разрез и с его громкими заявлениями шестилетней давности о том, что правительство области не допустит потери ни одного завода.

С экономической точки зрения для Балакова, где основными предприятиями являются такие гиганты как Балаковская АЭС, Саратовская ГЭС, заводы «ФосАгро» и «Северстали», утрата одного, не самого крупного производства ощутима, но не фатальна. Потерю рабочих мест там могут компенсировать новые производства, которых за последние года там открылось больше, чем в остальных городах региона. Закрытие предприятия несет больше социального и политического негатива.

С «Волгодизельаппаратом» все сложнее, его вполне можно назвать одним из градообразующих предприятий для Маркса, и его возможная потеря будет ударом для экономики небольшого городка. Ярким примером того, как банкротство «ВДА» тянет за собой весь город, стали долги предприятия за отопление перед муниципальным предприятием «Тепло», которые, в свою очередь, увеличили собственную задолженность муниципалитета за газ.

Бывший министр промышленности Саратовской области Сергей Лисовский считает, что производства в Балакове и Марксе все еще можно сохранить и возродить, если предприятия войдут в какое-нибудь крупное машиностроительное объединение. Однако времени для этого становится все меньше. Стоит упустить несколько лет – и база, в первую очередь кадровая, будет бесповоротно утеряна, а вместе с ней и весь опыт, накопленный отраслью.

«К сложившейся ситуации привели, с одной стороны, процессы, происходящие в дизелестроении в целом, с другой – саратовские особенности. Правительство России недостаточно внимания уделяло развитию этой отрасли, наблюдалась ориентация на западные образцы. Работа «Волжского дизеля» была во многом нацелена на судовое дизелестроение, многие предприятия которого расположены на Украине. Когда связи прервались, начали развивать это направление в России. Но до этого момента некоторые предприятия, в том числе и «Волжский дизель», не дожили», – сказал Лисовский.

Источник: http://fedpress.ru/article/2003854