КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ничто не забито



Ничто не забито
Автор: Ольга Трушкина

фото автора

МК в Саратове №19 (1080) 02.05.2018

 

Узнице фашистских концлагерей помогли с ремонтом только на бумаге

Накануне 9 Мая где только не увидишь георгиевские ленточки! В День Победы на тысячах площадок страны звучат песни военных лет и щемящие душу стихи о войне. С каждым годом праздник приобретает новый размах. Всё это делается для самих участников Великой Отечественной войны, которых остаётся всё меньше. Считается, что мы о них невероятно хорошо заботимся. Так ли это?.. Оказывается ли им помощь в ремонте жилья? Балашовские ветераны могут рассказать много интересного не только о войне.

Без воды и газа

Нина Яковлевна ДУБОВА рассудила: раз она является бывшей несовершеннолетней узницей фашистских концлагерей, то есть по федеральному закону «О ветеранах» имеет те же льготы, что установлены для инвалидов Великой Отечественной войны, то вполне может просить помощи в ремонте жилья. К тому же по телевизору пенсионерка неоднократно слышала от президента, что участники Великой Отечественной должны быть обеспечены всем необходимым. А помощь в ремонте жилья ей необходима. Да ещё как! Вот и получилось, что в 2018-м Нина Дубова всё «воюет».

История этой интеллигентной пожилой женщины — что роман. Она родилась в Ленинградской области, Тосненском районе, на станции Ушаки 20 января 1935 г. В августе 1941-го немцы, окружая Ленинград, заняли Тосненский район. Маленькой Нине с четырьмя братьями, сёстрами и беременной мамой пришлось ютиться в сараях, хлевах без еды, воды, света, постоянно опасаясь за свою жизнь: отец и старший брат с первых дней ушли на фронт. Одних за другими, партиями, немцы угоняли жителей Тосненского района в концлагеря Прибалтики. В октябре 1943 г. в последнем эшелоне Нина с семьёй была отправлена в Латвию.

В Ленинград семья вернулась 25 июля 1945 г. А в 1957-м, после окончания техникума пищевой промышленности, Нина Яковлевна переехала в Балашов. Здесь вышла замуж за Владимира Митрофановича, уроженца Воронежской области, который и сам не понаслышке знает, что значит провести детство в оккупации.

В 1990-х гг. на протяжении семи лет пожилые супруги Дубовы мучились из-за протекающей крыши: их квартира в микрорайоне комбината плащевых тканей находится на пятом, последнем этаже. В 2010 г. случилась ещё большая беда: коммунальщики меняли старую изношенную батарею на новую, установив вместо крана Маевского для спуска воздуха обычный водяной краник. Через несколько месяцев в квартиру под давлением хлынул кипяток, испортив стены, потолки, полы, мебель. Многие годы супруги бились, чтобы им помогли с ремонтом квартиры. Но так и не преуспели.

Несколько лет назад Нина Яковлевна была вынуждена переселиться в ветхий домишко 1960 г. постройки без воды и газа, в р. п. Пинеровка Балашовского района, который находится в её собственности. Пенсионерке со второй группой инвалидности хоть иногда необходимо бывать на свежем воздухе, а с протезированной левой ногой подниматься и спускаться с пятого этажа ей не под силу. Забрать с собой в Пинеровку супруга Нина Яковлевна тоже не может: печка полуразрушена, зимой в доме 7 градусов тепла. В морозы ей самой приходится кочевать от сына Дмитрия к дочери в Саратов. Несколько лет она просит помочь с ремонтом домика. Из Москвы её обращения президенту отписывают в Саратов, из Саратова — в Балашов.

Сразу после новогодних праздников в Пинеровку пожаловала комиссия в составе главного специалиста по строительству МКУ «Управление по СЖКХ, архитектуре и градостроительству БМР» Максима РЫБАЛКИНА, заведующей отделением срочного социального обслуживания Комплексного центра социального обслуживания населения Балашовского района Натальи МИХЕЕВОЙ и специалиста по социальной работе из той же организации Светланы ЧАЛОВОЙ, чтобы  оценить состояние дома Нины Яковлевны. Акт материально-бытового обследования составляли около двух часов. Битва разворачивалась за каждую строчку. Члены комиссии видели одно, а мы с Дубовыми, Ниной Яковлевной и её сыном Дмитрием — другое.

Дискуссия шла по поводу состояния крыши, трещин в отошедшем от дома фундаменте, состояния оконных рам и дальше по списку. Большой интерес членов комиссии вызвал пункт, касающийся наличия продуктов питания, одежды, предметов быта. «Пишем, что она здесь не проживает», — резюмировала Светлана Чалова. «Как не проживает? — возмутился Дмитрий. — Весь погреб забит продуктами». «Мы напишем по факту, — согласилась Чалова. — Покажите холодильник и то, что есть». «Хотите, я вас чаем напою? — предложила Нина Яковлевна. — Дим, открой погреб и все кастрюли покажи». Как это ни удивительно, но члены комиссии действительно пошли смотреть холодильник… «Зачем вот это всё? Это кощунство какое-то», — едва не плакала пенсионерка.

— Мы вам верим, — миролюбиво ответила Наталья Михеева. — У нас так принято.

На замечания комиссии, что собственник должен следить за своим имуществом, Нина Яковлевна призналась: «Если бы у меня были деньги, то купила бы трёхэтажный коттедж в Долине нищих. А я ничего не заработала за 40 лет». Да и следить за состоянием дома нет ни сил, ни здоровья.

В заключении от 12 января 2018 г. члены комиссии наотрез отказались от слова «капитальный». В конце акта Нина Яковлевна написала: «С актом не согласна, дом требует капитального ремонта». Несколькими днями позже Дмитрий Дубов приехал в КЦСОН Балашовского района. В служебной записке от 16 января 2018 г. признаётся, что дом находится в ветхом состоянии и требует ремонта.

С тех пор ничего не изменилось.

20 тысяч испарились

30 августа 2017 г. Нина Дубова получила любопытный ответ от заместителя председателя правительства Саратовской области Александра БУРЕНИНА. После подробного перечисления, какие меры социальной поддержки могут быть предоставлены инвалидам войны, указано, что ремонт индивидуального жилого помещения в этот перечень не входит. Дубовы заинтересовались другой информацией: «В 2013 году за счёт внебюджетных источников средств вам была оказана материальная помощь в размере 20000 рублей, которые по договору перечислились ООО «Каир» для выполнения ремонтных работ в вашей квартире. Работы были проведены». Стоп! Какие 20 тыс. руб.? Что на них отремонтировали в квартире? Эта же информация приведена ещё в одном ответе Буренина от 7 марта 2018 г.

Из ответа заместителя прокурора г. Балашова Антона РОГОЖИНА следует, что Буренин дал ответ на основании документов, представленных в министерство социального развития Саратовской области, которые получены от Балашовской городской организации ветеранов. В акте, правда, не указано, что именно отремонтировано, но подписи членов комиссии с печатью ветеранской организации удостоверяют, что 5 мая 2015 г. Н. Я. Дубовой было выделено 20 тыс. руб., «работы выполнены согласно просьбе хозяйки квартиры».

6 апреля этого года Нина Яковлевна написала в прокуратуру г. Балашова: «Официально заявляю, что деньги не были выделены для ремонта моей квартиры, ремонт не был произведён, ЦЫПЛАКОВА и КОВАЛЕНКО никогда в моей квартире не были и осмотр не производили… Считаю вышеуказанные действия мошенническими с использованием служебного положения в корыстных целях и подделкой служебного документа — акта. На основании вышеизложенного прошу возбудить уголовное дело по факту хищения денежных средств, выделенных для ремонта моей квартиры, как инвалиду Великой Отечественной».

Подумать только! А начиналось-то всё с просьбы: помогите с ремонтом жилья…

В городской организации ветеранов и КЦСОН Балашовского района подсказали, что заключением договоров с подрядными организациями, проводившими ремонт жилья ветеранов, занимался глава администрации МО г. Балашов Сергей АЛЕКСАНДРОВ.

Попробовала выяснить у Сергея Юрьевича, как же так вышло, что ремонт не сделан, деньги освоены, к тому же появился акт, подписанный членами комиссии, которые и на место не выходили. Несмотря на многократные звонки в городскую администрацию в течение нескольких дней, мне это так и не удалось. Отвечали, что занят. По оставленному мною номеру мобильного тоже не пожелал связаться.

Как бы там ни было, ответа на главный вопрос: семья Дубовых — единичный случай или нет? — мы бы вряд ли услышали. Внести ясность могут правоохранительные органы. Но, судя по неоднократным обращениям Дубовых в прокуратуру, не похоже, что они заинтересованы в поиске истины.

 

Майское поручение: шли годы

На сайте Правительства России от 8 мая 2015 г. есть информация о том, как было исполнено поручение Президента России № Пр-1831 от 31 июля 2013 г. (пп. «б» п. 2) о проведении капитального ремонта жилых помещений, в которых проживают инвалиды и ветераны Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., не имеющие оснований для обеспечения жильём в соответствии с Указом Президента России от 7 мая 2008 г. № 714. (Срок исполнения — 30 марта 2014 г.). О Саратовской области не сказано ни слова. Мы попробовали выяснить, как это поручение исполнено у нас.

На редакционный запрос первый заместитель министра социального развития области Нина РЯБИНА ответила, что вопросы капитального и текущего ремонтов жилых помещений, в которых проживают ветераны Великой Отечественной войны, не входят в компетенцию её ведомства. А что касается обозначенного выше поручения президента, то министерством социального развития организована акция «Память жива» по обследованию условий жизни ветеранов. Денежные средства на проведение этой акции в бюджете области не предусмотрены.

С 2013 г. по настоящее время жилищные условия (повезло (?) 747 пенсионерам области) улучшают школьники, волонтёры, сотрудники социозащитных учреждений, администраций районов, привлекая

спонсорские средства. Получается, с миру по нитке — фронтовику веранда или крылечко.

В региональном министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства области, несмотря на неоднократные напоминания, вообще не смогли дать ответ на редакционный запрос относительно оказания помощи ветеранам Великой Отечественной войны в ремонте жилья.

Помощь в проведении капитального ремонта этой категории граждан оказывалась согласно закону Саратовской области от 19 февраля 2010 г. № 15-ЗСО. Это было так давно, что многие чиновники успели позабыть. А люди, как выяснилось, помнят до сих пор.

 

Лучший подарок — это туалет?

91-летний Евграф СЕРГЕЕВ из Балашова прошёл советско-японскую войну. Весной вокруг его частного дома — вода, рядом овраг, но ветеран ничего не просит. Его сын Сергей рассказал, что в своё время нужны были кровля и канализационный колодец. Выбрали колодец. В 2011 г. ветеран вошёл в список на оказание социальной поддержки. 36800 руб. перевели подрядчику.

Супруги РЫЖОВЫ тоже решили воспользоваться случаем: крыша дома 1947 г. постройки окончательно пришла в негодность. Однако члены комиссии посчитали, что крыша продержится ещё долго. Рыжовы получили отказ в оказании материальной помощи «в связи с отсутствием необходимости». Тогда их дочь Светлана написала два письма: губернатору и главе администрации района. В Саратове отреагировали. Снова пришла комиссия. Состояние крыши не изменилось, но в 2010-м Рыжовы наконец были включены в список на предоставление меры социальной поддержки в соответствии со ст. 14 ФЗ «О ветеранах». 36800 руб. перевели строительной фирме за материалы на кровлю. Самих денег Рыжовы не видели. В следующем, 2011 г., супруги наняли рабочих, крышу поменяли.

На этом подарки Рыжовым не закончились. Светлана вспоминает, что накануне 70-летия Победы к ним неожиданно пришли сотрудницы социозащитной организации узнать, что требуется для счастья. Им объяснили, что хорошо было бы сделать канализацию, а то туалет на улице, и тот разваливается. После 9 мая к дому подъехала машина. «Привезли деревянное, неструганное… сооружение, — смеётся Светлана. — Мы его установили, крышу сделали, утеплили. А когда увидела в первый раз — это просто жуть. Никаких бумаг, ничего нет». «Я расписывался за туалет», — отозвался Николай Фёдорович.

«С 90-летием папу даже открыткой не поздравили», — посетовала дочь фронтовика.

Николай Фёдорович говорит, что ни за чем не обращался и не обращается, не просит.

Но это не значит, что ветеранам ничего не нужно.

Источник: https://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2018/05/02/nichto-ne-zabito/