КомпроматСаратов.Ru » Кому война?

КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Кому война?



Материал подготовила Елена БАЛАЯН.Фото Юрия НАБАТОВА

Тиражирование победной символики на салфетках, пошлые наклейки “Можем повторить” на фоне смутного представления о цене этого “повторения”, управляемый патриотический ажиотаж и эксплуатация единственной пока еще работающей скрепы. Девальвация Победы и постепенное забвение – неизбежность, наступающая со временем, или ошибка воспитания? Как говорить с новыми поколениями о войне так, чтобы разговоры эти находили в их душах живой отклик вместо желания “соскочить”? А может, и не нужно ни о чем говорить? Может, ничего, если Великая Отечественная со временем станет восприниматься примерно так же, как воспринимается сегодня война 1812 года, отдаленно и обезличенно? Своими мыслями накануне великого праздника с читателями поделился известный саратовский учитель истории, легендарный университетский и школьный педагог Жан Жанович Страдзе.

Не рокот космодрома

В Жане Жановиче Страдзе с первых минут знакомства обращают на себя внимание интеллигентность и острый ум вкупе со строгой непокорностью офицера – ветерана космодрома Байконур. В социальной сети “ВКонтакте” есть целая группа, созданная поклонниками его таланта – бывшими учениками. Правда, в ней о Жане Жановиче пишут не только приятности – своим ярким, но, судя по всему, далеко не “пушистым” характером он словно делит людей на две группы – на тех, кто его не понимает, и тех, кто им искренне восхищается. Последних среди учеников, нынешних и бывших, явно больше.

В четвертом лицее на Московской Жан Жанович преподает уже 31 год. С 1987 года через его уроки истории прошло не одно поколение “племени младого, незнакомого”. Родители, которые когда-то учились у Жан Жаныча, или, как его еще коротко называют, ЖЖ (привет одноименной социальной сети!), теперь приводят к нему учить своих детей и даже советуются по вопросам воспитания. И в 70 лет Жан Жанович остается для них личностью с большой буквы, человеком, который учит людей главному – мыслить самостоятельно.

Если в эти “предпобедные” дни вы придете к нему в лицей, который сам по себе ценность, поскольку построен по проекту знаменитого архитектора Салько – с резными чугунными лестницами и высоченными потолками, – Страдзе вас в первую очередь поведет в Октябрьский зал, на выставку, которую подготовил для своих учеников к 9 мая. Жан Жанович, помимо прочих своих достоинств, уникален тем, что это не просто ходячая энциклопедия, но и обладатель редкого богатства. В его школьном кабинете собрано такое количество поистине уникальных книгопечатных изданий – от малоформатных брошюр до объемных фолиантов, целый архив военных фотографий, писем и картин, многочисленные старинные экспонаты, – сколько трудно сегодня увидеть в самой богатой библиотеке. Когда попадаешь в его кабинет, в голове происходит мини-взрыв – как такое количество артефактов может поместиться в обычном школьном кабинете, и откуда он все это взял?!

“Я начал читать раньше пяти лет. Вырос в атмосфере огромного интереса к книге – и со стороны матери, и со стороны отца. И не только интереса, но и уважения. И где бы я ни был, в вооруженных силах или командировках, книга меня всегда сопровождала. Учебники меня далеко не все устраивали. Хотелось иметь под руками ту силу, опираясь на которую я могу заинтересовать слушателей – своих учеников”, – объясняет истоки своей коллекции историк.

Ребята подключились, приносили интересные материалы. Мы безумно богаты, поэтому выбрасываем все, что можно выбросить, говорит Жан Жанович. Среди выброшенного порой находились уникальные материалы, некоторые архивные документы Страдзе выкупал у их обладателей. Собирали с миру по нитке на протяжении многих лет. Начиная с 93-го года на основе своей коллекции историк устраивал в школе вернисажи – тематические картины, персональные выставки. 8-9 выставок в течение года. Без своей коллекции Жан Жанович себя не мыслит.

Часть собранных материалов он представил на нынешней выставке. Здесь и уникальные военные фотографии советских фотокоров, и фотографии воевавших на фронте друзей самого Жана Жановича, и знаменитые генералы, о которых он может рассказывать бесконечно. Здесь и фотографии наших британских союзников, в которых саратовского учителя поразила какая-то удивительная близость и похожесть на наших советских людей в годы войны, и простреленная навылет снайпером немецкая каска, и осколки снарядов, которые учитель бережно хранит в бархатных коробочках, как заядлая модница – любимые драгоценности.

“Мне всегда было важно не просто получить факт, а препарировать его и осмыслить вместе с учениками. Война – это экстремальная ситуация, в которой проверяются как лучшие, так и худшие качества человека. Мы с вами столкнулись с формальным подходом, он все больше доминирует. Мои учителя истории сами прошли войну, рассказывая нам о ней, они не занимались смакованием событий, но их высказывания всегда были аргументированы. Люди в государстве разные, с какой целью они на свои должности пришли, мы не знаем. Если исходить из благородных побуждений, то принести пользу. Но может быть и другой вариант. Поэтому не нужно ждать от государства насаждения “правильного” патриотизма, нужно думать своей головой”, – говорит учитель истории.

“Врагу не сдается наш гордый Жан Жан…”

В советские годы Жан Жанович был секретарем местной парторганизации. Один из коллег позволил себе из нее что-то уворовать, Жан Жанович узнал и заставил вернуть, за что потом сильно поплатился – используя связи, человек сделал все, чтобы блестяще образованного Страдзе (окончил истфак СГУ) не брали на работу в школу. Но вмешалась представительница министерства образования РСФСР и предложила Страдзе руководящий пост. Тот отказался, заверив, что, работая с ребятами, принесет гораздо больше пользы. До 2008 года Жан Жанович трудился и в школе, и в университете, преподавал историю, а после оставил за собой только школу, которой не изменяет по сей день.

До этого служил офицером на Байконуре, работал на промышленном предприятии 5696 в Энгельсе, занимавшемся системами управления ракетами, самолетами и подводными лодками. Редкое сочетание интеллигентности, академичности и мужественности – в одном человеке.

“Когда я смотрю на человека, я исхожу в первую очередь из его приоритетов, уровня его культуры, нравственен он или безнравственен и готов ли он манипулировать другими людьми. Я не хочу манипулировать сознанием своих воспитанников. Мне интереснее попытаться ребят заинтересовать. Нужно пытаться приобщить их к своим приоритетам. Начиная работать с ребятами, я всегда знакомил их с основными разделами – педагогика, психология, философия. У меня получается – мне и самому предлагали защищаться по психологии”, – рассказывает Страдзе.

В оценке происходящего в стране и на международной арене Жан Жанович находится где-то посредине между двумя полюсами – консервативным и либеральным. Уроки истории от Жана Страдзе в кратком изложении таковы: не надо обольщаться. Система выборочного подхода работает не только в межличностных, но и международных отношениях. То, что позволено Юпитеру, не позволено быку. Россия в силу ее геополитического расположения всегда будет представлять интерес. Но защита национальных интересов – это не только гонка вооружений, это когда ты приходишь в аптеку и можешь спокойно купить себе на учительскую зарплату лекарства для сердца, которое с годами стало барахлить. А сегодня эти лекарства каждый месяц растут в цене, говорит учитель.

Не военные успехи должны быть единственным и ключевым источником гордости, но и высокие зарплаты. Надо повышать эффективность труда, стараться развивать международные отношения на экономической и культурной основе. Социальная политика государства должна быть в приоритете.

“Меня не устраивает положение с учебниками. Цены. Если мы хотели бы видеть молодежь получающей образование, то и учебник как элемент образования не должен стоить настолько дорого, как он стоит сегодня. Учебник, как и лекарства, не должен быть элементом обогащения определенного круга знающих, что без учебников и без лекарств люди не обойдутся”, – говорит педагог.

Хорошо, что школа сегодня обладает возможностью выбора учебной программы. Среди современных учебников истории есть и достойные. Но не в учебниках дело. Дело в учителе. Учебник – подспорье в руках искусного педагога.

Леша, Сережа и черный квадрат

О том, что такое война и какую цену приходится платить за нее, в четвертом лицее наглядно объясняют две черные доски. Сережа Еремкин и Леша Багаев. Два ученика, которых уже нет в живых. Погибли при исполнении воинского долга в локальных войнах.

“Сережа Еремкин приводил на урок своего младшего братика, он сидел вот здесь, за третьим столом. Когда в садике был карантин и Сашу не с кем было оставить, Сережа спрашивал: можно я приведу с собой Сашу? Я говорил – конечно. Саша года три ко мне ходил на уроки, и мы рассуждали – о Родине, о смысле. А недавно моя ученица Ира Липатова представила свою работу о Сереже – “Черный квадрат в жизни Сергея Еремкина”", – рассказывает Жан Жанович Страдзе.

Черный квадрат – это не Малевич. Сейчас Сереже был бы 41 год. Младший сержант, командир отделения, погиб в Чечне, посмертно награжден орденом Мужества. Каждый день, приходя в лицей, ребята смотрят на его лицо в том самом черном квадрате и на лицо Леши Багаева – в таком же отчаянно черном. Он еще моложе, восьмидесятого года рождения, рядовой, похоронен на Елшанском кладбище. Вот такие получаются у лицея уроки истории…

На здании есть еще одна доска – когда-то здесь было знаменитое суворовское училище. Бывшие суворовцы и сейчас общаются друг с другом – во многом через Жана Жановича Страдзе. Еще Жан Жанович заведует школьным музеем боевой славы, систематизирует материалы, устраивает экспозиции.

Сфера услуг и деньги Наполеона

Не могу не спросить Жана Жановича о самой пока еще не “законсервированной” народной акции памяти.

К “Бессмертному полку” я отношусь хорошо. Если, конечно, его не будут навязывать в качестве обязательного элемента проявления патриотизма и лояльности.

С детьми нужно работать и создавать обстановку, в которой они могли бы реализовывать самостоятельность своего мышления. Я всегда говорил: ребята, между критикой и критиканством существует огромная разница. Ты можешь быть со мной не согласен, но ты приведи аргументы!

Сам по себе ребенок, подросток – это протестное состояние. И чтобы его социализировать, нужны огромные усилия. Мы оказались под прессингом понижающейся культуры и растущей агрессивности, включая и родителей. И когда учитель оказался буфером между государственной структурой, которая говорит: а я тебе плачу – и будь любезен, выполняй мой наказ! И родителями, которым объяснили, что учитель и школа – это сфера услуг, и они выстраивают соответствующую линию. А директору дали высокую заработную плату, чтобы он мог, опираясь на учеников, воздействовать на родителей. Какая-то часть родителей поддается. Мы оказываемся в прокрустовом ложе, где трудно быть разумным человеком, человеком порядочным…” – делится мыслями Жан Жанович.

Я думаю, что акцент на войну как на центральное состояние нашего исторического процесса не будет актуален всегда. Я все же очень надеюсь, что мы в своем развитии будем стремиться решать вопросы текущие – международных отношений и международного права на основе поиска совместных решений. Я не думаю, что это просто, но мне кажется, что если в руководстве страны и в обществе от радикализма мы придем к поиску приемлемых форм развития и общения, от этого выиграют абсолютно все…” – уверен он.

***

Сегодня в любимом кабинете Жана Жановича рушится от старости потолок. Занятия здесь продолжатся только после ремонта, на который еще нужно найти деньги. Интересная задача для семидесятилетнего историка. Может, пригласить в качестве спонсора Наполеона Бонапарта?..

Источник: http://www.vzsar.ru/special/2018/05/07/komy-voyna.html