КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Дело Рената Мухамедьярова. Суд услышал новую версию случившегося



Вчера во Фрунзенском районном суде Саратова продолжилось рассмотрение уголовного дела бывшего директора Саратовского академического театра оперы и балета Рената Мухамедьярова.

Председательствует судья Ольга Боброва. Интересы подсудимого представляют адвокаты Татьяна Шилова и Алексей Бровкин, сторону обвинения – прокурор Дмитрий Сивашов.

Интересы пострадавшей стороны представляет ведущий юрисконсульт Александр Малахов.

Дмитрий Сивашов пригласил в зал судебного заседания свидетеля Игоря Шумилина – гендиректора ООО “Термолэнд”, ранее субподрядчика фирмы “Стройкомплект-М”, которая устанавливала в театре климатическое оборудование.

Шумилин пояснил, что познакомился с господином Мухамедьяровым в августе 2016 года в связи с установкой оборудования. Ранее Шумилин разработал  коммерческое предложение, в котором были перечислены все предстоящие работы и расценки. В обсуждении предложения участвовали, по словам Шумилина, не только Ренат Мухамедьяров, но и главный инженер театра Андрей Ручкин.

“В итоге выяснилось, что у нас нет лицензии на данные работы. Ручкин дал мне список организаций, которые бы могли дать мне эту лицензию. Но сделать это я не успел. Нашлась компания “Стройкомплект-М”, у которой была такая лицензия. Директор этой фирмы Сергей Фролов уверил меня, что мы выиграем контракт и начнем работы. “Стройкомплект-М” занимался бы документацией, а я монтажом оборудования.

Мне должны были платить авансом, но потом не было ни договоров, ни авансов. Были два договора, экземпляров которых я на руки не получил. Там было приложение с общей стоимостью работ – около 2,7 млн рублей. После того, как “Стройкомплект-М” выиграл контракт, Фролов сказал, что оборудование он купит сам, хотя изначально его должны были покупать мы. Стоимость тех работ, которые мы успели выполнить – 350 тысяч рублей. В начале ноября 2016 года мы начали работать”, – ответил Игорь Шумилин на вопросы прокурора.

Свидетель подчеркнул, что компрессорный блок он, тем не менее, покупал самостоятельно, специально выезжал для этого в город Дзержинский Московской области. Сам блок был заказан еще в конце октября, с 30% авансовой оплатой и дальнейшей при получении.

“В театре было нами установлено оборудование. Монтаж медных труб, испарителей, автоматики. И все. Блок не был смонтирован полностью. 23 ноября он стоял на фундаменте. После я связался с Фроловым в связи с оплатой им моей работы. Он мне сказал, что его нет в городе, но он заплатит в течение недели. 350 тысяч он мне не заплатил. Я подготовил акт выполненных работ, однако Фролов его так и не подписал.

Установочные работы блока не производились, так как не были до конца оплачены сопутствующие работы. Блок никогда не подключался. Деньги мне так и не выплачивались. Фролов утверждал, что ему самому не выплатили деньги, поэтому он не мог рассчитаться со мной. В январе я забрал блок и увез. Со мной по этому поводу связывался Мухамедьяров и сказал, что обратится в милицию. Хотя фактически блок был моей собственностью, его стоимость около 1,2 млн рублей”, – продолжил Игорь Шумилин свой рассказ и отметил, что не существует акта по приемке выполненных им работ, все осуществлялось визуально.

Также господин Шумилин отметил, что никогда не видел в театре такой части оборудования, как “электромагнитные клапана” и не знает, планировалась ли их установка вообще. В ответ на вопрос адвоката Шиловой свидетель ответил, что участвовал в разработке техзадания – “глобального проекта монтажа охладительного оборудования”.

“Как вы вообще узнали, что в оперном театре требуется установка климатического оборудования?” – спросила Шилова.

“Я до этого ставил такое же оборудование в другом театре”, – заявил Шумилин, однако так и не ответил на поставленный вопрос.

Начало непосредственно “технической” работы с Фроловым Шумилин описал так: “Фролов меня спросил “Ты знаешь, что делать? Иди и делай”.

Никаких официальных документов и планов работ у Шумилина, по его словам, не было. Разгружаемое оборудование он не проверял, все оно складировалось в подвале театра. Шумилин также сообщил Шиловой, что он демонтировал блок самостоятельно, без согласования с кем бы то ни было. Он подтвердил адвокату, что у него не было договоров ни с театром, ни с Фроловым, а последнего он ни разу не видел в театре, когда шли работы.

Отвечая на вопросы адвоката Бровкина, Шумилин заявил, что общение с Андреем Ручкиным свелось к тому, что тот “в первый день показал ему театр и условно показал, куда можно “подключаться”. Технические же вопросы обсуждались с энергетиком. Он также отметил, что после того, как начались проблемы с оплатой работ, он не общался по этому поводу с Ренатом Мухамедьяровым.

“Электрическая часть была выполнена, монтаж тоже. Все, что от меня требовалось”, – пояснил он итоги своей работы в театре и вновь подчеркнул, что впоследствии ему заплатили только за монтаж оборудования – 350 тысяч рублей.

“Вам было известно, когда вы демонтировали блок, что Фролов уже получил полную оплату работ от театра?” – спросила Шумилина Шилова и услышала утвердительный ответ. При этом он заявил, что Фролов всячески оттягивал срок оплаты работ ему самому.

Игорь Шумилин также заявил, что система, которую он установил, работала бы и без “электромагнитных клапанов”, которые, по его мнению, “вообще были не нужны в данном проекте климатического оборудования”. По его словам, система не заработала только потому, что не был установлен блок.

На этом допрос свидетеля был завершен.

Напомним, Рената Мухамедьярова заподозрили в совершении преступления по части 1 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). По данным следствия, в октябре прошлого года он заключил договор на поставку и монтаж климатического оборудования.

Общая сумма контракта на тот момент составила 4,976 млн рублей. Несмотря на то, что работы в полном объеме выполнены не были, Ренат Мухамедьяров подписал акт о стоимости выполненных работ и затрат, а также акт приемки, после чего контракт был оплачен.

По факту же было установлено оборудование на сумму около 1,8 млн рублей. Соответственно, общая сумма ущерба бюджету составила 3,134 млн рублей. В настоящее время Ренат Мухамедьяров отпущен под залог.

Источник: http://www.vzsar.ru/news/2018/07/19/delo-renata-myhamedyarova-syd-yslyshal-novyu-versiu-slychivshegosya.html