КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Стадия зеркала



Две недели главными ньюсмейкерами в регионе остаются Саратовская областная дума и Сергей Филипенко, между которыми наметилась линия конфронтации. Парламент напоминает “пьяный корабль”, лишенный, правда, поэтического обаяния, а прокуратура – личную PR-службу своего руководителя, желающего конвертировать позитивный информационный фон в карьерный рост. Просачивающаяся из Генпрокуратуры информация о том, что областной прокурор ищет там новое место и ради этого своими инициативами пытается набрать положительные премиальные очки, чередуется прохладным отношением парламента к законопроектам Филипенко. Это провоцирует встречные обиды и капризы, когда, например, прокуратура специально не пригласила депутатский корпус на открытый форум о проблемах ЖКХ. 

Циркуляр о депутатских женах

Между тем “преждевременное голосование” за пенсионную реформу, аппаратный скандал вокруг допуска депутатов на заседание и, наконец, создание Николаю Бондаренко имиджа мученика инквизиции – свидетельствуют об утрате заксобранием и идеологическим блоком правительства способности модерировать публичную региональную политику и быть инструментом “мягкой силы” правящей элиты. Последствия таких ошибок, в большинстве своем субъективных – спикера думы, секретаря “Единой России” Ивана Кузьмина и вице-губернатора Игоря Пивоварова, очевидны уже в краткосрочной перспективе: от стратегического союза системной и несистемной оппозиции и уличного популизма до делегитимизации выборов 9 сентября. Общефедеральный тренд социальной повестки – повышение пенсионного возраста – лишь усиливает риски озвученного выше сценария. И как иллюстрация или, если хотите, симптом: практика депутатов-коммунистов прикреплять на рабочие тумбы в облдуме плакаты с протестными лозунгами успела перекочевать в думу Государственную.

Кризис управляемости в облдуме и вызванные им конфликты усугубляются из-за незрелой реакции на инициативы, предлагаемые прокуратурой области. Прогрессивный законопроект Сергея Филипенко о конфликте интересов, который на исторический манер можно назвать “циркуляром о депутатских женах”, был болезненно воспринят парламентом и даже привел к фракционному расколу в “ЕР”. Резко против выступили те из народных избранников, кто получает в думе зарплату и успел нанять в помощники своих супруг и других родственников.

Момент требовал консолидации правящей партии, однако все произошло с точностью наоборот: если Дмитрий Ханенко поддержал “циркуляр” Филипенко и даже предлагал усилить его антикоррупционный эффект, то его коллеги-единороссы, эксцентричный Дмитрий Чернышевский и обычно немногословный Вячеслав Володин, истратили весь пафос на защиту кумовства.

Квартира для прокурора, купленная за 8,3 миллиона рублей на деньги налогоплательщиков, а также приезд группы земляков на службу в Саратов (например, Иосиф Минеев – первый зам и теперь уже генерал, Эльдар Калимулин возглавляет первое уголовно-судебное управление) – согласитесь, признаки, пусть и характеризующие, но простительные.

Страстная борьба думы за незыблемость семейно-домашних привилегий в контексте одобрения повышения пенсионного возраста выглядит не просто этически недопустимой, но и политически губительной.

Тем удивительнее, что руководитель фракции Александр Романов и председатель думы Иван Кузьмин безвольно дистанцировались от дискуссии, хотя логика предполагала ясную фракционную конвенцию. И это тот случай, когда осторожность и стремление остаться политически рафинированным, приводят к диаметрально противоположным результатам. Ведь трудно представить себе худшее решение, чем принять законопроект о конфликте интересов “к рассмотрению”, т.е. фактически его сначала заморозить, а потом надолго заархивировать под видом невостребованного или второстепенного.

Часть единороссов, раскритиковавших инициативу прокурора, открыто солидаризовалась с депутатами-коммунистами, которые, как выяснилось, тоже успели оценить удобство казенной опции “жена-помощник”.

В конце минувшей недели аморфность руководства думы и вовсе привела к победе КПРФ в голосовании сразу по двум популистским инициативам – об оплате эвакуации транспортных средств только по безналичному расчету и создании на площадке заксобрания рабочей группы, которой предстоит “регулировать” цены на бензин. И здесь не обошлось без альянса единороссов-списочников и коммунистов.

Последние, кстати, в отличие от попутчиков из фракции правящей партии, оказались искуснее и последовательнее в критике прокурорской инициативы, не ограничившись восхвалением интеллектуальных и моральных качеств своих родственников и свояков.

Тон задала вице-спикер от КПРФ Ольга Алимова, призвавшая прокуроров заглянуть в зеркало и проверить себя на конфликт интересов: “А когда прокурор – сын, а папа – судья – это не коррупция?” (не исключено, что “красная леди” подразумевала зампрокурора Волжского района Дмитрия Журавлева и его папу и зампреда облсуда Виктора Журавлева - прим. ред.). Помощник Филипенко Иван Гусев неуклюже пытался оправдаться, что, мол, на нас это тоже распространяется. Так ли это на самом деле? Или зеркало, в которое смотрят прокуроры, давно треснуло, отображая только то, что приятно его владельцам?

Прокурорские дети и их родители        

Сам “уральский метеорит” Сергей Филипенко в своем стремлении к стерильности, стилистической и поведенческой, почти не допускает просчетов.

Квартира для прокурора, купленная за 8,3 миллиона рублей на деньги налогоплательщиков, а также приезд группы земляков на службу в Саратов (например, Иосиф Минеев – первый зам и теперь уже генерал, Эльдар Калимулин возглавляет первое уголовно-судебное управление) – согласитесь, признаки, пусть и характеризующие, но простительные.

Страстная борьба думы за незыблемость семейно-домашних привилегий в контексте одобрения повышения пенсионного возраста выглядит не просто этически недопустимой, но и политически губительной.

Живым воплощением семейственности слыл Владимир Степанов, предшественник Филипенко. И он не просто воплощал, а культивировал и собственным примером насаждал ее: дочь и зять трудились в помощниках прокуроров, родной брат зятя – зампрокурора Саратова. Традиция укоренилась настолько, что стала для многих обычных граждан невыносимой: там, где сестра-сват-невестка, нельзя рассчитывать на объективность и беспристрастность. Отчасти по причине семейственности прокуратура области к отставке Степанова практически полностью утратила авторитет и уважение в обществе и элитах.

Вот почему сам факт назначения Филипенко, молодого и трезвого, стал большой социальной надеждой, обладающей длительным сроком хранения.

Минуло полтора года со дня начала службы нового прокурора. Изменилось ли что-либо в “семейной жизни” саратовской прокуратуры? Есть ли здесь конфликт интересов – судите сами. Оговоримся лишь, что сама прокуратура во главе с Сергеем Владимировичем никакого конфликта не нашла. Как там говорится в отписках, “оснований для принятия мер прокурорского реагирования не усматривается”? Династии, ничего предосудительного!

Итак:

Олег Световой, зампрокурора Саратовской области. Жена – старший помощник прокурора Заводского района, дочь – помощник прокурора Фрунзенского района, зять – старший помощник прокурора Саратовского района.

Олег Петров – начальник управления областной прокуратуры по надзору за исполнением федерального законодательства. Жена – старший прокурор учебно-методического отдела прокуратуры области.

Дмитрий Никоноров – прокурор Татищевского района. Жена – прокурор отдела аппарата прокуратуры области.

Вячеслав Дианов, старший помощник прокурора области по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях. Сын – помощник прокурора Энгельса (на территории района расположены две колонии – ИК-2 и ИК-13).

Владимир Климов, прокурор Энгельса. Сын – помощник прокурора Саратовского района.

Андрей Воеводин, заместитель Аткарского межрайонного прокурора. Сын и сноха – помощники прокурора Советского района. Дочь – помощник Вольского межрайонного прокурора.

Супруги Андрей и Светлана Францифоровы – прокуроры отделов в прокуратуре области.

Андрей Корноваров, прокурор Заводского района. Дочь и зять – помощники прокурора Кировского района.

Эдуард Лохов, старший прокурор первого отдела уголовно-судебного управления прокуратуры области. Дочь – помощник прокурора Заводского района.

Зинаида Медведева, старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе прокуратуры области. Сын – помощник прокурора Фрунзенского района.

Наталья Денисова, старший помощник прокурора области по пенсионному обеспечению. Сын – старший помощник прокурора Саратова.

Не стоит забывать и  ответ на вопрос Ольги Алимовой, когда сын  – прокурор, а папа – судья – это, по мнению областной прокуратуры, тоже не конфликт интересов. Соответствующий ответ от ведомства Сергея Филипенко редакция уже получила, спросив относительно параллельной работы в прокуратуре Дмитрия Журавлева и Виктора Журавлева – в Саратовском областном суде.

Безусловно, каждый читатель может составить свое мнение, образуют ли подобные связи конфликт интересов, и насколько компетентна и объективна аттестационная комиссия самой прокуратуры области, рассматривающая такие вопросы? Возможно, она подает дурной пример другим органам государственной власти, превращая столь острую и актуальную тему в очередную кампанейщину, упорно не замечая и не исправляя собственных недостатков?

И как иллюстрация или, если хотите, симптом: практика депутатов-коммунистов прикреплять на рабочие тумбы в облдуме плакаты с протестными лозунгами успела перекочевать в думу Государственную.

В прокуратуре, облдуме, региональном правительстве и других государственных структурах периодически созываются комиссии по пресечению конфликта интересов. Как правило, результат их деятельности, как и в вышеуказанном примере, сводится к легализации семейно-родственных отношений посредством вольной интерпретации антикоррупционных законов. Вот и сейчас в региональном парламенте, как и ранее в ведомстве Сергея Филипенко, соберется комиссия, и, вероятнее всего, жены и их мужья с мандатами (с погонами, мантиями, портфелями – выбор велик) вновь окажутся вне подозрений. Профанация? Возможно. Мы уверены: кадровая политика, основанная на семейственности, кумовстве, землячестве, вредна, ущербна и архаична, а главное – заслуживает тотального общественного неприятия и по-настоящему эффективного законодательного ограничения.

Источник: http://www.vzsar.ru/special/2018/07/23/stadiya-zerkala.html